• Город
  • Общество
  • Бизнес
Общество

Как бойкот QR-кодов стал главным событием зимы в Петербурге, а его лидер Александр Коновалов попал под арест

Поделиться:

В Петербурге разгромлено движение владельцев заведений, отказывающихся проверять у посетителей QR-коды. Еще пару недель назад идеолог этого протеста Александр Коновалов участвовал в круглых столах с представителями Смольного, давал интервью федеральными СМИ, а сегодня стал фигурантом уголовного дела и находится в СИЗО. Как и почему это произошло, и закончится ли на этом противостояние рестораторов и властей города? Разбираемся с политологом Александром Конфисахором, журналистом Евгением Вышенковым, редактором рубрики «Еда» «Собака.ru» Дарьей Павлюкевич и совладельцем нескольких петербургских баров Владимиром Николаевым.

Предыстория

Создание Карты сопротивления стало одним из самых громких протестов против коронавирусных ограничений в России. Благодаря этому движению его идеолог и вдохновитель Александр Коновалов приобрел всероссийскую известность и симпатии противников локдауна и QR-кодов.

Впрочем, в Петербурге Коновалова знали и до этого. В 2002 году он окончил Университет МВД и стал оперативником одного из отделений милиции, в котором, впрочем, проработал недолго. Позднее он занялся бизнесом. Говорить о нем начали во второй половине 2010-х годов. Тогда СМИ стали публиковать статьи, в которых Коновалова называли «ключевым игроком» рынка нелегальной торговли в центре Петербурга, помогающим «решать вопросы» с законом.

«Александр Коновалов в фуд-сообществе известен почти каждому и довольно давно: даже факт его покровительства недобросовестных арендаторов почившего "Голицын Лофта", как и нарушающих закон (даже не один) баров улицы Рубинштейна, был общедоступным. Кстати, когда-то в его инстаграм-профиле даже значилось: "Помогаю ‘оптимизировать’ налоги"», — вспоминает редактор рубрики «Еда» «Собака.ru» Дарья Павлюкевич.

«Чтобы просто открыть какое-то маленькое заведение [в Петербурге] нужно 200 тысяч рублей. Для того, чтобы исполнить все предписания [закона и контролирующих органов] нужен, допустим, миллион, — объясняет журналист, заместитель главного редактора «Фонтанки.ру» Евгений Вышенков, — если государство создает такую гирлянду ограничений, любой нормальный человек будет думать, как эти ограничения обойти … Идет фронда, которую можно сравнить условным образом с бутлегерством. Если государство что-то запрещает, то [люди думают, мол], хорошо, мы пойдем другим путем. Разумеется, в этом есть чаяния мелкого предпринимателя, в этом есть какие-то средства, которые нужно тратить, в том числе на подкуп, в том числе на юристов, адвокатов. Если Коновалов берет на себя такую ответственность и кучу забот, то и он должен что-то зарабатывать, иначе в чем прикол?».

Две карты сопротивления

До пандемии Коновалов считался человеком, лояльным власти. После введения коронавирусных ограничений его позиция изменилась. В декабре 2020 года он организовал Карту сопротивления, на которой были указаны рестораны, бары и кальянные, продолжавшие работать для гостей в штатном режиме. Инициатива нашла поддержку у примерно сотни городских заведений и вызвала резкую реакцию в Кремле. 9 декабря пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал ее появление в условиях тяжелой эпидобстановки «неуважением к людям». Однако он добавил, что властям города и бизнесу нужно искать компромисс.

Найден консенсус был быстро: на следующий день на сайте сторонников Коновалова появилось объявление о том, что рестораторам удалось «достучаться» до властей и они закрывают доступ к карте.

Спустя год, в январе 2022 года, аналог Карты сопротивления вновь заработал в Петербурге. На этот раз его участники выступали против обязательной проверки QR-кодов (которые Коновалов не раз называл «сегрегацией») в ресторанах, кафе и других заведениях. В первый день после новогодних каникул в списке было 69 адресов, через две недели — уже 176. Многие владельцы вносить свой адрес в список не спешили, но сочувствовали инициативе Коновалова. «Введение QR-кодов в кафе и ресторанах — это серьезное ограничение, прямо влияющее на гостевой поток и, соответственно, прибыль. У многих остаются вопросы к администрации города на тему не только кодов, но и работы до 23 часов», — объясняет Дарья Павлюкевич.

Впрочем, другие рестораторы, напротив, отнеслись к инициативе крайне негативно. «Не могу говорить за всех, — говорит Владимир Николаев, совладелец баров «Полторы комнаты», «Цветочки», Ultramen, Oy! Bar, — у меня отношение негативное. Каждый раз после очередной "карты сопротивления" происходило ожесточение между властями и бизнесом. И это ударяло нам по карману и нервам каждый раз. Никого из истинных баровладельцев в этой карте я не увидел. На мой взгляд, это все существовало для хайпа и оттяжки гостевого потока из мест, которые соблюдают ограничения».

Битва за Рубинштейна

Поначалу реакция властей на появление нового списка сопротивления была неоднозначной. С одной стороны, участникам протеста пригрозили проверками, с другой — Коновалова пригласили в Смольный для обсуждения работы общепита в условиях ограничений.

Однако напряжение между сторонами конфликта постепенно нарастало. Так, в ночь на субботу, 22 января правоохранители провели ночные рейды и проверки в местах, обозначенных в списке. В результате было опечатано порядка двух десятков заведений, а более чем на 100 человек были составлены протоколы об административных правонарушениях.

Тогда Александр Коновалов и его сторонники анонсировали «освободительный поход» к закрытым ресторанам. Акция прошла 25 января на улице Рубинштейна и завершилась без эксцессов и задержаний, однако владельцев и сотрудников в заведения так и не пустили.

Как полагают эксперты, опрошенные редакцией, такое явное проявление несогласия с решениями Смольного и переход протеста от интернет-активности к уличным акциям привел к тому, что движение против QR-кодов власти стали воспринимать как политическое и действовать более жестко. «Сначала на Коновалова посмотрели как на очередного сумасшедшего: мол, пошумит и успокоится, — делится своим мнением политолог Александр Конфисахор, — потом стали прижимать, закрывать его заведения, а он продолжал публично высказывать свою точку зрения. Таким образом он оказался в сфере политического, прямо противостоя решениям властей».

Власти наносят ответный удар

Спустя всего три дня после акции на Рубинштейна стало известно, что у Коновалова проходит обыск, а сам идеолог борьбы с QR-кодами задержан. Его обвинили в пособничестве во взятке. По версии следователей, он пообещал помочь заведению «Пакман» вернуть изъятые в ходе рейда кальяны. За свои услуги он получил 50 тысяч рублей. Вечером в пятницу суд отправил бывшего полицейского в СИЗО на два месяца.

«Власть не может проиграть, поэтому перед оперативниками ставится боевая задача: вот лидер Коновалов, [нужно сделать так], чтобы он сидел в четырех стенах и оттуда не выходил, но при этом нужно формально найти основания. … Дальше очень просто. Все прекрасно понимают, что так или иначе [в этом бизнесе] кто-то кому-то какие-то деньги передает», — объясняет Евгений Вышенков.

Следующим этапом противостояния стала ликвидация самого сайта нового списка сопротивления. Если в воскресенье, 30 января, сайт противников QR-кодов работал (хотя на фоне противостояния с властями количество заведений на, обозначенных на нем, уменьшилось до 164), то в понедельник уже перестал. Впрочем, сторонники Коновалова заявили о себе, создав петицию в его защиту (которую к вечеру понедельника подписали уже более 8,5 тысяч человек). Также в последний день января у памятника музыканту Виктору Цою собралась уличная акция в поддержку арестованного. Ее участники потребовали освобождения Коновалова и назвали его преследование политическим. А уже 1 февраля стало известно, что губернатор Петербурга Александр Беглов пригрозил закрытием бизнесу, который не соблюдает коронавирусные ограничения. 

Как полагает политолог Александр Конфисахор, будущее Коновалова теперь зависит от реакции на его преследование. «[Власти] пытаются просчитать, сколько у [Коновалова] сторонников, насколько они активны и, главное, насколько они будут публично делать заявления, писать петиции. Если все это сойдет на нет, если без лидера это движение успокоится, то Коновалов посидит пару месяцев. В его действиях, вероятно, не найдут состава преступления (а может и искать не будут) и отпустят его как пример для всех остальных. Если все это будет нарастать, то к нему отнесутся совсем по-другому. Ему придется "ответить" очень за многие вещи».

Следите за нашими новостями в Telegram
Теги:
Бизнес
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: