Сергей Некрасов: «Лицейский сад с детства был для меня как дом родной»

Директор музея Пушкина рассказал нам, как стал историком, несмотря на актерское образование, дружбу с потомками поэта и увлечение документальным кино.

Дарья Александрова: «Среди множества призывов о помощи всегда найдется дело конкретно для тебя»

Телеведущая обосновалась на Пятом канале: ведет передачу «День ангела», помогая детям из детских домов найти семью, а в составе команды «Утро на 5» получила статуэтку «ТЭФИ».

Полина Осетинская: «Мне стыдно быть плохой матерью или плохо играть»

Пианистка, сыгравшая первый сольный концерт в шесть лет, рассказала нам, как воспитывает троих детей и почему занимается благотворительностью.

Ася Казанцева: «Моя задача – строить мостики между настоящей наукой и обществом»

Автор двух научпоп-бестселлеров рассказала нам, почему не стала ученым, пользе ГМО и необходимости развенчания мифов.

Наталья Бантеева: «На кастинге «Битвы экстрасенсов» увидела ряженых, будто сбежавших из психушек»

Победитель «Битвы экстрасенсов» на ТНТ, колдунья и медиум нового поколения об азартных играх, магии и кастинге проекта.

Зоя Чалова о будущем библиотек и проекте «Диалоги»

Директор Библиотеки имени Маяковского о том, как превратить книгохранилище в мультимедийный центр и ситуации с закрытием проекта Николая Солодникова.

Николай Аничков: «Может быть, к пенсии буду соответствовать своей фамилии»

Дирижер хора и барабанщик — потомок древней дворянской фамилии, которая известна всем благодаря мосту, построенному одним из Аничковых. Выпускник Консерватории стал первым музыкантом в своем 700-летнем роду.

Петр Шолохов: «Не радует клеймо «наследника» — ты не воспринимаешься как человек самостоятельный»

Правнук нобелевского лауреата, автора «Тихого Дона» Михаила Шолохова, работает в музее «Исаакиевский собор», но собирается вернуться на родину предков, в станицу Вёшенскую.

Михаил Толстой: «Семья Толстых за одним столом — совсем не романтичная история»

Праправнук писателя Алексея Толстого рассказал нам о нравах огромной семьи, в которой физики уживаются с лириками, но каждый стремится заявить о себе.

Григорий Свердлин: «В Петербурге сейчас около 60 тысяч бездомных»

Директор благотворительной организации «Ночлежка» бросил работу бренд-менеджера ради помощи бездомным.

Валя Крутиков: «Хочу быть причастен к созданию аутентичной инди-сцены в Петербурге»

Музыкант создает в Петербурге свою реальность Saint-Brooklynsburg: выпускает кассеты, рисует граффити и снимает мультфильм.

Мария Захарова: «Ушло то время, когда наш МИД мог бесконечно "выражать озабоченность"»

Директор Департамента информации и печати МИДа изменила представление о том, каким может и должен быть рупор российской внешней политики.

Сергей Рукшин: «За 15 лет мы развалили отлаженную систему подготовки специалистов»

Профессор, член Общественного совета Минобрнауки по реформе РАН, наставник двух филдсовских лауреатов — Григория Перельмана и Станислава Смирнова — возглавляет Матцентр при президентском лицее №239.

Ася Петрова: «Книга скоро станет дорогим арт-объектом».

Переводчик Гийома Аполлинера и Марселя Эме пишет недетские книги о главном для детей и подростков: новый сборник рассказов «Взрослые молчат» отвечает на вопрос, что такое «корова в моей голове».

Михаил Сасонко: «На Западе люди ориентированы на искусство, а не на тяжелый кусок золота с камнем».

Под началом президента компании «Галерея Михайлов» два ювелирных дела: бренд православных украшений «Владимир Михайлов» и светская линия Sasonko.

Максим Диденко: «Днем мы учились по программе, а ночью тайно проводили эксперименты»

Режиссер поставил спектакль «Земля» по одноименному фильму 1930 года Александра Довженко на Новой сцене Александринки, а в марте на Эрарта-сцене покажет моноспектакль с Диной Корзун по мотивам сказок Оскара Уайльда.

Настасья Самбурская: «Сама в шоке, что меня знает вся страна»

Актриса Театра на Малой Бронной и звезда «Универ» на ТНТ стала эталоном инстаграм-звезды: 4 млн подписчиков штампуют лайки под ее ироничными роликами.

Олег Нестеров: «Когда наступили 1990-е, я ощутил, что парень с гитарой больше не герой»

Лидер «Мегаполиса», писатель, глава рекорд-лейбла «Снегири» с большим успехом играет музыкальный спектакль «Из жизни планет», посвященный неснятым фильмам 1960-х.

Нина Рязанова: «Из 15 жильцов коммуналки в блокаду выжили лишь мы с мамой»

Экскурсовод Исаакиевского собора и Музея истории религии в блокаду работала на молокозаводе, чистила ж/д мосты, о чем рассказала своему внуку, идеологу фестивалей Geek Picnic Николаю Горелому.

Людмила Грибовская: «Я написала сотни писем — и спасла наш район от сноса»

Инженер-конструктор, поэт и гражданский активист считает, что в блокаду ей помогли выжить славянские корни — о чем и рассказала своей родственнице, главному редактору журнала «Собака.ru» Яне Милорадовской.

Зинаида Алуф: «Голод, холод, страх и ужас не ранили меня так, как потеря отца»

Преподаватель эстетического воспитания еще со времен эвакуации выступает на сцене, любовь к которой передалась ее внуку Марату Шемиунову. Премьер Михайловского театра взял интервью у бабушки в канун ее 80-летия.

Борис Окороков: «Когда в блокаду решили съесть нашего кота, нас опередили — его украли»

Редактор газеты «Надежда» брал интервью у Бориса Пиотровского и Дмитрия Лихачева, а во время войны объехал с семьей полстраны, о чем рассказал своей внучатой племяннице, актрисе Полине Сидихиной.

Татьяна Иванова: «Мы берегли тома Толстого и Некрасова, а в печь бросали сочинения Сталина»

Кандидат медицинских наук и преподаватель оставалась в Ленинграде все 872 блокадных дня, о которых рассказала своему внуку Кириллу Иванову, музыканту «СБПЧ».

Лилия Резникова: «От обстрела отца спас портсигар в кармане на груди»

Психиатр с полувековым стажем в одиночку поставила на ноги сына — певца и композитора Виктора Резникова, а внуку Андрею Резникову, генпродюсеру радио «Рекорд», рассказала истории военного времени.

Николай Цискаридзе: «В Академии поначалу ко мне относились с недоверием»

Два года назад премьер Большого театра пришел в качестве ректора в Академию русского балета имени А. Я. Вагановой.