Колонка Мэган Виртанен

Ликбез историка моды на темы новых тенденций, стандартов красоты, бодипозитива и гендерных стереотипов.

Мэган Виртанен о том, почему покупать все самое новое — больше не модно

Историк моды рассказывает, почему увлечение винтажом — бегство в идиллию и показатель уровня жизни населения.

Мэган Виртанен о том, почему конкурсы красоты отказываются от стандартов и раздеваний

«Мисс Америка» отменили дефиле в купальниках – историк моды рассказывает, что на самом деле за этим стоит.

Мэган Виртанен о том, как порно совершило революцию в моде

Историк моды рассказывает, как секс стал частью популярной культуры и запустил нашу эстетическую переоценку мира.

«Сельская сходка у колодца»: почему одержимость свадьбой принца Гарри и Меган Маркл — ненормально?

Историк моды Мэган Виртанен объясняет, как британская королевская семья спровоцировала массовое помешательство.

«Не спешите выбрасывать»: Мэган Виртанен о силе перешивания вещей

«Мир товарного изобилия избавил нас от травм дефицита, но все же есть навыки, которые стоит если и не применять, то хотя бы уважать».

Мэган Виртанен о том, почему красота стала религией

Историк моды рассказывает, как красота стала социальной обязанностью, на которую в мире тратят денег больше, чем на образование

Как Екатерина II, Ида Рубинштейн и героини Рубенса боролись за бодипозитив?

Историк моды Мэган Виртанен — о том, как менялись стандарты красоты во времена барокко, ампира, модерна и культа андрогинности.

«Соболиные» или «ниточкой» — Мэган Виртанен о том, что не так с нашей одержимостью бровями

Историк моды рассказывает, как почему форма бровей напрямую связана с реакцией на мировые события.

«Принцессы в метро не ездят»: как тиара (даже стразовая) делит людей на избранных и подчиненных

Историк моды Мэган Виртанен объясняет, почему тиару нельзя носить простым смертным, даже если вы — Пэрис Хилтон, Рианна или Кортни Лав.

Мэган Виртанен о том, почему нам не нужно бороться с целлюлитом?

Историк моды объясняет, как слово «целлюлит» стало обидным, и почему при его отсутствии нужно срочно бежать к врачу.

Мэган Виртанен о том, как искусственный интеллект уничтожает рабочие места в сфере моды

Виртуальные девушки на показе Prada, сумки на дронах в шоу Dolce & Gabbana и одежда от роботов для Tommy Hilfiger — кажется, дизайнерам и моделям придется посторониться.

Мэган Виртанен о том, почему русские боятся секонд-хендов и китайских рынков (зря!)

Историк моды объясняет, как антресоли, дача и барахолка стали новым вдохновением дизайнеров, и почему для нас это — психологическая травма.

«Слушайте свои "Валенки" и не выделывайтесь»: Мэган Виртанен о национализме в моде

После скандала с Ульяной Сергеенко историк объяснила, как слова и костюмы превратились из культурного обмена в табу.

«Все зло от баб»: Мэган Виртанен о том, как одежда провоцирует сексуальные домогательства

Историк моды рассказала, когда глубокое декольте стало не прихотью, а требованием дресс-кода.

Мэган Виртанен о том, как революция, советские запреты, религия и эзотерика меняли новогоднюю моду

Историк моды рассказала, почему советские рабочие отказывались от празднования Нового года,и как пресса бичевала «отсталые» и «буржуазные» традиции.

Мэган Виртанен о том, как банный халат попал на подиум (да, сейчас так модно!)

Историк моды рассказала, почему подиум стал эксплуатировать образ ленивой домохозяйки.

Мэган Виртанен о том, как форма стюардесс стала самой сексуальной одеждой современности

Историк моды рассказала, когда строгая экипировка бортпроводниц превратилась в соблазнительные наряды.

«Мир желает строгой дисциплины»: Мэган Виртанен о том, как балет изменил мировую моду

Историк моды рассказывает, кого из танцовщиц называли первой супермоделью 20 века, и как Майя Плисецкая научила советских женщин носить одежду от Пьера Кардена.

«Роскошные наряды больше не в чести»: Мэган Виртанен о трендсеттерах 1917 года

Историк моды рассказывает, как военный дефицит, гонения на церковь и вооруженные конфликты повлияли на одежду женщин и мужчин.

«Через мой труп»: Мэган Виртанен о похоронном дресс-коде (да-да!)

Историк моды рассказывает, зачем крупные бренды выпускают одежду для усопших и кому нужен гроб Louis Vuitton x Supreme.