• Город
  • Наука и образование
Наука и образование

Кто и за что получил Нобелевскую премию в этом году? Объясняют (максимально просто!) ученые и журналисты

Поделиться:

Завершилась Нобелевская неделя — стали известны имена 13 обладателей премий. Среди них есть и главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, первый россиянин, получивший «Нобелевку», со времен физика Константин Новоселова, давно живущего за пределами РФ. Работы лауреатов этого года позволили лучше понять процесс изменения климата, дали возможность создавать новые лекарства, подняли вопросы положения беженцев в обществе. Редакция «Собака.ru» попросила российских ученых и журналистов максимально просто объяснить суть достижений обладателей премии 2021 года.

Борис Крылов

Завлабораторией Института физиологии РАН, руководитель группы Национального центра мирового уровня «Интегративная физиология-медицине»

О лауреатах Нобелевской премии по медицине или физиологии:

Американские ученые Дэвид Джулиус и Ардем Патапутян стали обладателями Нобелевской премии в области физиологии или медицины за 2021 год. Награды они удостоились за открытия, сделанные при изучении болевых, механо- и терморецепторов.

Дэвид Джулиус, физиолог, лауреат многих престижных премий, автор выдающихся результатов, которые он получил в первую очередь в области ноцицепции (науки о боли). Им была обнаружена новая молекулярная структура, белок TRPV1, который вовлечен в первичные процессы преобразования температурных, механических и болевых сигналов в наши ощущения. Другой американский ученый, Ардем Патапутян, также обнаружил принципиально новые белки, Piezo1 и Piezo2, которые в ответ на механическое раздражение информируют нас об этих стимулах.

Говоря упрощенно, любой физиологический рецептор должен выполнять функцию преобразования сигнала, падающего на живой организм, в код очень коротких электрических импульсов, несущих информацию в мозг. Это самый главный процесс при формировании наших ощущений. Открытые Нобелевскими лауреатами белки как раз участвуют в нем. Если нагрузка на рецепторы растет, свидетельствуя об опасности для организма, мы чувствуем боль. Но иногда в их работе происходит сбой, приводящий к тому, что мы чувствуем хроническую боль. Благодаря открытию Нобелевских лауреатов мы можем попытаться точечно бороться с этим, регулируя так работу белков, чтобы они продолжали сообщать о механических воздействиях на организм, но не передавали болевой сигнал.

Именно поэтому изучение структуры обнаруженных белков чрезвычайно важно и для физиологии, и для практической медицины. Применив самый современный метод криогенной микроскопии и дополнительные методы клонирования и идентификации этих белков, авторы позволили совершенно по-новому подойти к поиску веществ, которые могли бы бороться с болью на молекулярном уровне.

Николай Гаврилов

Профессор кафедры физики атмосферы СПбГУ

О лауреатах Нобелевской премии по физике:

 

 

Нобелевская премия по физике присуждена в этом году за исследования сложных статистических систем, в том числе земного климата. Это очень нетривиальная задача, ведь модель изменения климата должна учитывать не только движения огромного числа элементарных объемов воздуха (размером менее 1 миллиметра), их состав и температуру, но также и взаимодействие атмосферы с мировым океаном, с земной поверхностью. Без этого мы просто не можем строить прогнозы глобальных изменений, которые могут произойти с планетой в будущем.

Сюкуро Манабе, первый нобелевский лауреат этого года, стал пионером в создании такого рода сложных комплексных климатических моделей. Его коллега, немецкий ученый Клаус Хассельманн, еще один свежеиспеченный обладатель «Нобелевки», на посту основателя и директора Института метеорологии в Гамбурге смог усовершенствовать эти модели и довести их до современного состояния. Он, в частности, нашел способы определения устойчивых климатических характеристик на фоне хаотичной переменчивой погоды.

Благодаря наработкам этих ученых, а также их коллег (в том числе и наших соотечественников!), мы можем прогнозировать, как изменится климат на планете через десятки, сотни и тысячи лет. А также определять, от чего будут зависеть эти изменения.

Однако Нобелевская премия в этом году касается не только климата. Третий лауреат этого года итальянец Джорджо Паризи удостоился награды за изучение сложных случайных физических систем. В своих работах он показал, что разнообразные, на первый взгляд, факторы, влияющие на состояние различных объектов системы могут иметь определенную закономерность. Понимание этих общих закономерностей позволило существенно продвинуться в изучении самых разных систем: от атомарных до галактических.

Екатерина Скорб

Директор Научно-образовательного центра инфохимии Университета ИТМО

О лауреатах Нобелевской премии по химии:

В этом году Нобелевская премия по химии присуждена немцу Беньямину Листу и американцу Дэвиду Макмиллану. Это первый раз за долгое время, когда Нобелевский комитет отмечает работы ученых по «классической» органической химии, напрямую связанные с разработкой «зеленых» фармацевтических препаратов и новыми природоподобными материалами.

В чем заключалось открытие лауреатов этого года? Чтобы получить какой-то новый материал или лекарство ученым обычно нужен катализатор: вещество, провоцирующее химическую реакцию. Долгое время использовалось два вида катализаторов: ферменты и металлы. Лист и Макмиллан, работая независимо друг от друга предложили использовать для этой цели маленькие органические молекулы, например, аминокислоты, а дальше синтетические малые молекулы.

Этот метод имеет сразу несколько преимуществ. Во-первых, он позволяет получать нужное вещество, которое почти не надо очищать от остатков металла и учитывать изменение активности фермента. Это делает химические реакции с их применением намного более простыми и экологичными. Во-вторых, этот метод позволяет вести ассиметричный катализ. Так во время реакции могут образовываться зеркальные молекулы с разными свойствами. При этом ученым нужна только одна из них, для этого катализатор должен идеально подходить, как ключ к замку. Использование органических малых молекул дает именно такую возможность.

Наконец, этот метод элементарно дешевле. Так, например, ферменты зачастую требуют сложных условий хранения, они деградируют в ходе реакций нередко дороги в получении. Малые органические молекулы легко получать и хранить, что делает синтез более экономически эффективным. Не удивительно поэтому, что сейчас это открытие используется для создания огромного количества веществ: от новых высокотехнологичных лекарств до элементов солнечных батарей.

Александр Ливергант

Переводчик, литературовед, профессор РГГУ, главный редактор журнала «Иностранная литература»

О лауреате Нобелевской премии по литературе:

В этом году Нобелевской премией по литературе награжден Абдулразак Гурна. Это уже пожилой человек, родившийся в 1948 году, какое-то время работавший в Кентском университете. Писатель это на Западе довольно известный, автор целого ряда романов. Крупнейшим его произведением стала книга «Дезертирство» 2005 года. Последний на сегодня его большой текст — «Жизнь после смерти» увидел свет в 2020 году.

Более или менее постоянными сюжетами творчества Гурна являются судьба беженцев, постколониализм. В своих работах он делится своими размышлениями и рассуждениями, естественно невеселыми, касающимися этих тем.

Почему премию решили дать ему именно сейчас — сказать сложно. Конечно, тема беженцев очень актуальна, все мы помним, миграционный кризис, когда миллионы людей бежали из Сирии в Европу. В целом, именно к сходным темам и обращается Гурна в своей прозе, хотя его собственная судьба сложилась куда благополучнее.

Вообще, насколько я могу судить, у Нобелевского комитета есть некий пул претендентов, из которого они выбирают, руководствуясь не только художественными достоинствами автора, но и его качествами как политического, общественного деятеля, инакомыслящего. Кроме того, есть еще и детективное соображение: Комитет старается дать человеку неожиданному, не тому, кто постоянно на слуху, чтобы вызвать еще большую реакцию. Приведет ли вручение Нобелевской премии к тому что о Гурна узнают в России? Возможно. Мы очень ориентируемся на то, чтобы познакомиться с этим писателем и может быть в ближайшее время переведем что-то им написанное.

Юлия Вымятнина

Декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

О лауреатах Нобелевской премии по экономике:

Нобелевская премия по экономике 2021 года присуждена Дэвиду Карду, Джошуа Ангристу и Гвидо Имбенсу. Можно сказать, что премия 2021 года вручена за использование естественных экспериментов в экономике труда и экономике образования. Работы лауреатов этого года показывают, как можно устанавливать причинно-следственные связи в отсутствии возможности проведения настоящих экспериментов (ситуация вполне типична для экономики). В ряде случаев можно использовать возможности «естественного эксперимента» — ситуации, когда люди или фирмы (в идеале — случайным образом) разделяются на группы тех, кто подвергся воздействию какого-то фактора, и тех, кто такого воздействия избежал. Например, дата рождения случайным образом приводит к тому, что люди проводят лишний год в школе в обязательном порядке (в США).

Самое сложное во всей этой истории — найти подходящий инструмент, позволяющий разделить выборку на две группы. В случае с мерами экономической политики чаще бывает так, что какие-то регионы страны оказываются пилотными для новых мер политики (введения ЕГЭ или ограничения часов продажи алкоголя), и не всегда в пилотную группу регионы попадают случайным образом. Тем не менее, даже такое приближение к ситуации естественного эксперимента позволяет делать (пусть и с оговорками) выводы о результативности новых мер политики.

Именно в таком ключе работали Кард и его соавтор Алан Крюгер (премия могла была бы быть вручена и ему, но он скончался в 2019 году), анализируя данные по рынку труда. В частности, они сравнили занятость в ресторанах быстрого питания в штатах Нью-Джерси и Пенсильвания, до и после того, как в Нью-Джерси увеличили минимальную заработную плату. Их результаты свидетельствовали о том, что увеличение минимальной заработной платы привело к росту зарплат низкооплачиваемых работников, но не привело к сокращению занятости, вопреки предыдущим данным. Это опровергло распространенное мнение о том, что установление (и увеличение) минимальной заработной платы делает низкоквалифицированных работников менее востребованными.


Михаил Пахнин

Доцент факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге:

В поздних своих работах, Кард исследовал влияние иммиграции на рынок труда. Опять же, вопреки широко распространённому мнению о том, что иммиграция отбивает рабочие места и снижает зарплаты у местных жителей, Кард смог показать, что «новая» иммиграция может быть выгодна для коренного населения, потому что она негативно сказывается на «старых» мигрантах. Кроме того, Кард исследовал причинно-следственную связь между образованием и доходами, и показал, что в реальности дополнительный год образования увеличивает заработную плату сильнее, чем это показывали стандартные оценки.

Вклад Ангриста и Имбенса, отмеченный Нобелевским комитетом, скорее, методологический. Разумеется, данные естественных экспериментов все равно довольно трудно интерпретировать напрямую, и возникает важный вопрос о том, как технически проверить, что различие между двумя группами является прямым следствием рассматриваемого воздействия. В серии своих работ середины 1990-х годов Ангрист и Имбенс эту решили задачу, предложив способ выявления такого эффекта. Тем самым, они смогли показать, что из естественных экспериментов можно делать математически корректные выводы..

 

Екатерина Алябьева

Директор Школы современной журналистики Европейского университета

О лауреатах Нобелевской премии мира:

Нобелевскую премию мира редко присуждают журналистам — и, мне кажется, сейчас важен не столько политический подтекст этого выбора, сколько моральная поддержка, которую это событие дает всем журналистам в сложное время. Сложностей хватает и в развитых странах: кризис традиционной модели СМИ как источника новостей и бум других платформ, фейкньюс, из-за которых подрывается репутация даже самых известных изданий, проблемы с освещением международных конфликтов. А в России против независимых СМИ просто идут репрессии.

На этом фоне истории Дмитрия Муратова и Марии Ресса — это истории успеха и победы: их издания смогли выстоять, выжить, публиковать общественно важную информацию, которая не выгодна власти. Цена этого высока: убитые журналисты, травля, угрозы, возможно, какие-то трудные компромиссы, но все-таки — это пример успешной работы в таких вот условиях. Я думаю, эта небезнадежность правда важна для нашего времени и подрастающего поколения.

У меня вчера студентка спросила: 15 лет с убийства Анны Политковской — а что мы поняли за эти годы про журналистов и безопасность, их роль в обществе? Нас, 30-, 40-летних, уже разочарованных людей удивляет, зачем вообще люди в современной России идут в журналистику: ни влияния, ни денег, только стресс. А для 20-летних наоборот: они думают о «пользе для общества», о поднятии тем, которые всем неудобны, — они не хотят воспринимать социальное «зло», с которым старшие уже смирились, как нормальное. Они хотят рефлексировать об этике и последствиях своих действий, своей работы. Думаю, наша роль как старших им в этом помогать.


Дмитрий Муратов

О присужденной ему Нобелевской премии в интервью изданию «Подъем»:

Я смеюсь. Вообще не ожидал. У меня тут безумие. Я видел звонок из Норвегии, но я посчитал это нежелательным звонком. Я вот, что могу сказать: мы будем отдуваться этой премией за российскую журналистику, которую сейчас стараются репрессировать. Вот и все.

Ваш город
Уфа?
Выберите проект: