• Город
  • Общество
Общество

Россия налаживает параллельный импорт. Что это? Новые iPhone и Nike снова можно будет купить? Что будет с ценами? А с гарантией?

Поделиться:

Российские ритейлеры осваивают параллельный импорт, то есть ввоз в страну оригинальных товаров без согласия владельцев брендов. Так, в России стартовала торговля фирменными автозапчастями, поставленными в РФ по подобной схеме. Что еще может вернуться в российские магазины благодаря «серому» импорту? Сколько будут стоить такие товары? Чем рискуют покупатели?

Victor Runov / Shutterstock

Как работает параллельный импорт?

Параллельным или «серым» импортом называют схему, когда партия оригинального товара, к примеру, джинсов Levi’s или фотоаппаратов Canon, ввозится в страну без официального разрешения правообладателя. Такая схема активно использовалась в России в 90-е, однако в 2002 году она была запрещена. В конце марта 2022 года на фоне санкций и ухода мировых брендов из России правительство вновь разрешило «серый» импорт и утвердило список товаров, которые можно поставлять в страну в обход позиции производителя. А к середине мая крупнейшие маркетплейсы открыли на своих площадках возможность торговать ввезенными таким образом вещами. При этом продавцы должны предоставить документы, показывающие происхождение товара.

«Раньше, чтобы ввезти товар в Россию, нужно было представить доказательства того, что правообладатель разрешил это сделать. Даже если каким-то образом удавалось ввезти товар, правообладатели могли требовать изъятия такого «серого» товара и выплаты компенсации. Теперь, по всей видимости, в отношении товаров из списка Правительства РФ, будет проверяться только то, что товар изготовлен правообладателем или с его разрешения», — поясняет Андрей Алексейчук, старший юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям адвокатского бюро «Качкин и Партнеры».

То есть Nike и iPhone можно будет купить без проблем?

Перечень товаров, которые можно ввозить в страну в рамках «серого» импорта, занимает более 20 страниц. В него попала продукция таких известных производителей электроники, как Apple, Xbox, Nokia, Lenovo и Huawei. Также теперь «параллельно» можно ввозить, автомобили или запчасти Bentley, Mercedes-Benz, Volvo и Nissan и некоторых других марок. Разрешение также коснулось ряда брендов косметики (в частности Chanel, Shiseido, Hugo Boss), бытовой техники (к примеру, Electrolux, Miele, Samsung, Bosch, Dyson). Одежду, обувь и аксессуары можно ввозить без согласия правообладателя вне зависимости от марки.

«Правда ли в России можно будет купить iPhone и Levi's? Без сомнения», — полагает главред портала MarketMedia Дмитрий Грозный, добавляя, что «серый» импорт вовсе не был побежден после 2002 года и в стране всегда продавались товары, которые так или иначе ввозились по параллельным схемам. Теперь же, считает эксперт, доля таких вещей на рынке просто возрастет. 

Сходных позиций придерживается и глава агентства TelecomDaily Денис Кусков. «В принципе проблем с организацией параллельного импорта, во всяком случае, если речь идет об электронике, я не вижу, — делится он своим мнением , — возможность из других стран ввозить товары есть, вопрос только в цене и в организации поставок. В целом у нас нет выбора, ведь своих ноутбуков, смартфонов в стране нет и в ближайшее время не появится. Вопрос в том, как это организуют ритейлеры. Возможно, они организуют новые юридические лица, которые будут закупать вещи за рубежом, а уже материнские компании будут продавать эти товары в России».

При этом Кусков оговаривается, что наладить «серый» импорт продукции некоторых брендов будет сложнее. «Если говорить об электронике, самое трудное будет с Apple, у них немного иначе построена дистрибуция, нежели у других компаний, они предпочитают напрямую продавать своим авторизированным ретейлерам», — добавляет он. 

YuliiaOsadcha / Shutterstock

Что будет с ценами?

Предсказать, сколько будет стоить параллельный импорт, пока сложно, полагает Андрей Алексейчук из «Качкин и Партнеры». Теоретически товары, ввезенные в страну без разрешения правообладателя, могут быть как дешевле, так и дороже. «С одной стороны, механизм параллельного импорта может привести к снижению стоимости товаров за счет конкуренции поставщиков и отказа от ценовой политики правообладателя, дифференцированной в зависимости от страны. С другой стороны, могут возрасти издержки на закупку и доставку больших партий товара в обход правообладателя», — объясняет он.

Впрочем, другие эксперты склоняются скорее к тому, что цены возрастут. «Параллельный импорт повлечет возникновение логистических издержек и, как следствие, — повышение стоимости товаров», — уверен Сергей Учитель, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper.

«Дешевле товары точно не станут, дороже — наверное, — полагает Денис Кусков, — чем больше цепочка поставок, тем конечная цена выше. Насколько? Пока невозможно сказать, все будет зависеть от выбранных цепочек, но, допускаю, что можно будет говорить о росте цен на 10—20%».

SPF / Shutterstock

А с гарантией?

Параллельный импорт, скорее всего, позволит покупать в России продукцию большинства привычных брендов. Однако для многих товаров, прежде всего техники, встает еще и вопрос гарантии, ремонта и обслуживания. Можно ли будет починить сломавшийся iPhone или Dyson?

Как считает Сергей Учитель из Pen & Paper, высока вероятность того, что гарантийные обязательства соблюдаться брендами в России не будут. «Если их исполнение требует наличия официальных сервисных центров, а также оригинальных запчастей — при отсутствии таковых ремонт и техническая поддержка на территории России в принципе перестанут быть возможными. При этом вполне допустимо сохранение возможности получения технической поддержки в тех зарубежных странах, где правообладателем обеспечено присутствие официальных сервисных центров и оригинальных комплектующих частей», — поясняет он.

«Скорее всего, повторится ситуация из 1990-х годов, — полагает Дмитрий Грозный из MarketMedia. — Тогда сервисное обслуживание и гарантии зачастую предоставляли не бренды, а сами продавцы. "Cерые" мобильные телефоны в России не переставали продавать, по сути, никогда. Некоторые ретейлеры сразу честно делали пометки: здесь гарантия продавца, а здесь — производителя. Такая система существовала годами, а значит, все эти «небелые» смартфоны работали, не принося больших неприятностей владельцам».

Какие есть риски?

Помимо неопределенности с гарантией и ремонтом, параллельный импорт таит в себе и еще ряд рисков. Так, бренды больше не контролируют цепочки поставок от завода до прилавка фирменного магазина, поэтому риск купить поддельные Adidas или Zara становится выше.

Кроме того, у высокотехнологичных брендов остается возможность отследить и заблокировать устройства, ввезенные в Россию в обход их решений. «По российскому законодательству такие действия будут незаконны, но иностранный правообладатель бренда вряд ли будет заинтересован в соблюдении российского законодательства, — отмечает Андрей Алексейчук из бюро «Качкин и Партнеры». — Зато он будет заинтересован контролировать оборот своего товара, поэтому такие действия можно ожидать».

Такая возможность действительно есть, добавляет Денис Кусков из TelecomDaily, однако шанс, что бренды ею воспользуются не так велик. «Надеюсь, такого все же не произойдет. Я бы дал 80% вероятности, что этого не случится», — пояснил он.

Tiviland / Shutterstock

Вернутся ли бренды в Россию?

В начале 2000-х годов параллельный импорт был запрещен, чтобы привлечь в Россию компании международные, мотивируя их открывать в стране сети официальных магазинов и производств. Захотят ли Reebok или Nokia вернуться в страну после того, как он вновь стал законным? Здесь мнения экспертов, опрошенных редакцией, разошлись.

«Вполне вероятно, что легализация параллельного импорта в действительности повлечет утрату или как минимум существенное снижение привлекательности России как одной из возможных торговых площадок для зарубежных правообладателей», — считает Сергей Учитель, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper.

«Я не думаю, что параллельный импорт как-то ограничит возможности для возвращения иностранных правообладателей, — думает Андрей Алексейчук, юрист адвокатского бюро «Качкин и Партнеры». — Но он повлияет на их желание возвращаться в принципе или работать с конкретными дистрибьютерами, которые участвовали в обороте «серого» товара».


Дмитрий Грозный 

главный редактор MarketMedia:

Параллельный импорт легко ругать, и все мы знаем эти эпитеты. Поэтому постараюсь заняться неблагодарным делом и найти плюсы для владельцев брендов, которые сейчас начинают «параллелить». Как ни странно, они есть.

Информации в современном мире слишком много, поэтому потребитель никак не может помнить все. И если какая-то продукция перестанет вдруг мелькать перед глазами человека, он рано или поздно (в зависимости от степени известности бренда) о ней забудет. Произойдет вынужденное брендозамещение или скорее брендоамнезия. А дальше…

Я верю в светлое будущее, когда все эти компании захотят вернуться в Россию. Тем, кого все это время продавали в России, будет в чем-то легче – им не придется начинать все с ноля. И тратить время. Которое, как известно, самый ценный ресурс.

Следите за нашими новостями в Telegram
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: