• Развлечения
  • Искусство
Искусство

Что такое керосиновые грибы и при чем тут арт? Отвечают кураторы и художники выставки Hydra

Эко-тревожность, Art&Science и, конечно, грибы! Редакция «Собака.ru» продолжает свою осеннюю грибную эпопею. На этот раз речь пойдет об искусстве: создатели робототехнической инсталляции «Керосиновые хроники. Гриб», участники арт-группировки «Куда Бегут Собаки» Алексей Корзухин, Наталия Грехова и Ольга Иноземцева поговорили с кураторами выставки Hydra в «Севкабель Порту» — Лидией Гуменюк и Ольгой Вад.

Rimini Protokoll «Win >< Win»

Выставка «Hydra. Эко-тревожность и Art&Science». Вообще про что это?

Кураторы: Эко-тревожность констатирует твое психическое состояние. Ты чувствуешь надвигающуюся угрозу, но у тебя не хватает информации для здравой оценки. Когда мы только на­чинали разрабатывать идею выставки Hydra, то точно знали, что не хотим выступить с алармистской позицией. Нам было важно нестандартное видение проблемы. Антропоцен — ужасно эгоцен­тричная концепция: представление о человеке, который может по своему желанию разрушать планету и «чинить» ее. На самом деле планета глобально сильнее, и главный вопрос экологии не про спасение планеты, а про спасение экосистемы, в которой обитает человек.

Сегодня в Art&Science многое связано с экологической темати­кой, поскольку художники работают с реалиями повседневности. Тут, с одной стороны, есть глобальная информационная повест­ка, от которой не уйти. А с другой — новые средства и инстру­менты, позволяющие увидеть масштабы влияния человека на экологию: карты пожаров, затоплений и так далее. Раньше не было возможности собрать всё это воедино в реальном времени и представить наглядно. К тому же развивается гражданская на­ука — с помощью большого числа участников мы получаем раз­носторонние сведения и big data, и картинка выглядит полнее.

«Куда Бегут Собаки»: Вообще сейчас интерес к экологии — наша неизбежность. В социуме возникают волны мыслей о какой-нибудь проблеме, и ты не можешь абстрагироваться, работает информационная чувствительность. Сейчас экология — новая политика или даже новая религия. В отношении к природе человек может совершить выбор в пользу варианта «не сделать чего-то, чтобы не сделать хуже», и здесь появляется парадокс свободы и несвободы: все, кто понимают свою свободу головой, принимают на себя ответственность. И здесь же понимают, что от природы им не освободиться в принципе: человечество — это ее часть.

Кураторы: Экологию даже можно назвать новой философией, ведь она про место человека в мире и его взаимодействия с ним, со всем другим живым и неживым. В проекте HYDRA нам удалось избежать традиционного упаднического нарратива.

«Куда Бегут Собаки» Проект «Керосиновые хроники. Гриб»

«Куда Бегут Собаки». Проект «Керосиновые хроники. Гриб»

Как найти и где искать керосиновый гриб?

Кураторы: Когда «Куда Бегут Собаки» предложили историю про керосиновый гриб, мы ужасно вдохновились! Это очень круто: ваш проект про организм, который только выигрывает на трэшовой и антиэкологичной деятельности человека. Почему вас заинтересовал керосиновый гриб?

«Куда Бегут Собаки»: Когда мы впервые о нем услышали, то первая реакция была: «Да ладно! Такого не может быть!» Мы много времени потратили просто на проверку того, что это не фейк, потому что все звучало совершенно безумно. А когда по­няли, что гриб реально есть, мы всерьез занялись этим явлением. С керосиновым грибом и вы­ставкой про экологию у нас все круто срослось – это же идеаль­ное несовпадение! Мы отнеслись к этому как к точке конфликта, который помогает проекту раз­виваться.

Кураторы: А у нас даже не было такого чувства несовпадения. Казалось подходящим, что выбран именно гриб — есть, конечно, разные другие суще­ства, бактерии, которые также питаются созданными человеком субстанциями. Но гриб живет на керосине, а керосин — это такой символ развития технологиче­ской цивилизации. Керосиновый гриб растет благодаря искус­ственной человеческой среде, но при этом и без людей он может адаптироваться к жизни. Есть масса организмов, которым наши экологические катастрофы не очень-то страшны: они жили до нас и будут жить после. И ваш проект как раз об этом.

«Куда Бегут Собаки»: Благодаря выставке Hydra мы вообще смогли наконец-то вырастить этот гриб! До этого мы читали о нем, долго воображали не весть что, но идея завести его была просто мыслимым где-то там событием.

Кураторы: Поиск гриба — это был целый квест! Отдельно ис­кали гриб, отдельно — керосин. Мы вышли для консультации на Анастасию Кривушину — кажет­ся, единственного специалиста по керосиновому грибу в России. Нашли учебные образцы культу­ры гриба. А старый керосин, ко­торый мог бы быть заражен этим грибом, мы искали у авиацион­ных реставраторов. Нам очень помог Илья Аксарин. В общем, способ через знакомых знакомых оказался гораздо эффективнее официальных запросов. Собрав образцы старого керосина, со­единили их с образцом культуры гриба. Эксперимент удался — гриб начал разрастаться не только мицелием, но и давать плодовые тела: скорее всего так вышло, потому что в керосине была и дргая культура гриба.

«Куда Бегут Собаки»: У нас была параллельная ситуация. Миколо­ги сказали, что мы можем брать банки с керосином, пропускать через него кислород — пробульки­вать его, и гулять с ним где-нибудь в лесу. Так гриб может зародиться внутри сам. Но всегда есть риск, что в керосине найдутся при­садки, а они гриб убивают, так что он нужен чистым. Мы живем в лесной местности, так что просто поставили банки у окна в тепле и включили компрессоры, кото­рые прогоняют кислород — всё по рецепту. А потом ждали! Мы даже толком не знали, как он выглядит, фотографии не передавали фак­тических масштабов. В итоге он разросся довольно сильно. У нас почти грибная ферма получилась. (Смеются.) Плодовые тела гриба мы потом рассадили. Кстати, у нас получился еще и керосиновый супермаркет — со всеми образцами старого и чистого керосина.

Tundra. Проект The Day We Left Field

Грибы и роботы

«Куда Бегут Собаки»: Мы чаще всего работаем с цифровыми и техноло­гическими проектами, и некото­рым кажется, что эти проекты идут наперекор природе. Но у нас дру­гая позиция: мы думаем, что при­рода — это не только «зеленые» и живые вещи, но и неживое, циф­ровое, числовое. Есть много слоев, и однобокие заявления о «защите экологии» порой кажутся каким-то человеческим снобизмом — мы будто в такие моменты исключаем себя из природы. На самом деле мы, люди, полезны как часть единой цепочки.

Кураторы: Расскажите об альтерна­тивных способах коммуникации — это у вас одна из ведущих тем. И как вам удалось такую узкую тему про керосиновый гриб адаптировать для робототехнической инсталляции?

«Куда Бегут Собаки»: Удивительно, но первой мы смогли реализовать химическую коммуникацию, хотя это один из наших самых сложных проектов. Нам понравилось, что в вашей выставке про экологию можно сместить оптику на взгляд из­нутри того, кто должен реагировать на окружающий мир. Сигнальная система, как часть нейрофизиоло­гии, привела к сюжету про комму­никацию. А конкретно химическая коммуникация между живыми существами и машинами — наша давняя тема.

Кураторы: В вашей инсталля­ции есть роботы, и в устройстве каждого — резервуар с керосином и датчики, анализирующие данные о керосине. Когда гриб заражает керосин, тот меняет запах. Как происходит взаимодействие между роботами?

«Куда Бегут Собаки»: Да, у нас 4 робо­та. Стартовая ситуация одинакова для всех: мы распределили между ними плодовые тела и керосин в одинаковом объеме. Между робо­тами происходит внешний газоана­лиз — они ищут друг друга по запаху. Все данные робот получает от гриба внутри, что позволяет выбирать одну из нескольких стратегий пове­дения: охоту — активный поиск ис­точника керосина, или альтруизм — когда при избытке керосина робот готов поделиться с другим. Еще есть пассивное ожидание изменений — это когда роботы просто тупят.Под влиянием гриба робот стремит­ся выполнить задачу через комму­никацию. Тут возникает ситуация, когда роботы могут совпадать или не совпадать в сложении своих режимов. Иногда грибомашина го­това откликнуться на предложение откачать у нее керосин, а запроса со стороны другого нет. Или робот отправляет запрос откачать керосин у другого, но другие тоже находятся в режиме охоты. Может случиться и так, что они совпадают в стратеги­ях откачки и отдачи, но есть опре­деленный тайминг, и если откачи­вающий охотник не успеет вовремя забрать керосин, отдающий может просто уехать. Поэтому стыковки происходят тяжело и редко.

Кураторы: Запах оказывается ключевой точкой в коммуникации роботов?

«Куда Бегут Собаки»: Он очень важен. Чем чаще у робота откачивают керосин, тем проще найти его для откачки — пары керосина у него вытащены «наверх». К тому же запах — меняющаяся категория: он плавает, меняется концентрация. Так что система динамична: роботы все время перестраивают планы.

Виктор Поляков. Проект «Интерференция»

Сознание гриба. Прогнозы

Кураторы: У робота есть некий алгоритм, а у биологического компонента — нет, он непред­сказуем. Можно сказать, что из-за гриба есть иллюзия присутствую­щего сознания?

«Куда Бегут Собаки»: Ну, всякая иллюзия на стороне того, у кого эта иллюзия есть. (Смеются.) Нас завораживают сложные механиз­мы: делаешь всех одинаковыми и следишь, как их индивидуаль­ность проявится сама. Наши ро­боты были созданы путем грубой конвейерной сборки. А в итоге стали разными!

Кураторы: На выставке про живое самое сложное — это интеграция живых систем в экс­позиционное пространство. В них можно опереться на данные в самом начале, но потом оста­ется наблюдать за тем, что будет происходить.

«Куда Бегут Собаки»: Да, у нас, например, выделились очевид­ные лидеры и неудачники среди роботов. Заранее мы этого не предполагали, но в работе со сложными механизмами без единого центра управления так происходит всегда. Система замы­кается и начинает самостоятель­ное существование — понять, что в ней происходит, удается только после длительного наблюдения. Мы как раз сейчас этим занимаемся.

Кураторы: Интересно, что человек описывает поведение робота с моз­гом-грибом через призму собствен­ного поведения. Можно смотреть на роботов как на лидеров и неудач­ников, а можно иначе: возможно, гриб хочет расти, и когда появляется шанс передать ему нужный керосин, другие грибы устремляют своих роботов к нему.

«Куда Бегут Собаки»: Да, думать, что мы, люди, додумались, что там нужно этому грибу, — ущербная стратегия. Мы можем считать, что он хочет больше керосина для роста. Но что на самом деле думает гриб, никому неизвестно. Мы ведь и сами говорим: «Гриб хочет». Керосино­вый гриб может переключиться на то, что едят другие грибы, если закончатся люди и с ними произ­водство керосина. При любом рас­кладе он сильнее и к эволюционной борьбе готов лучше, чем мы. Гриб очень силен, это даже пугает. Но еще наш гриб очень поднимает настро­ение! Он спасает от «эко-паники»: благодаря ему люди понимают, что они несут не только смерть — куча страшных монстров и прекрасных чудовищных ребят расцветает бла­годаря человеческому существу. Так что мы тоже нужны вселенной.

Выставка «Hydra. Искусство новых медиа в контексте эко-тревожности» до 31 января 2022-го в «Севкабель Порту»

Текст: Анастасия Шевченко

Фото: Савелий Харламов

Следите за нашими новостями в Telegram
Материал из номера:
Октябрь

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: