• Здоровье
  • Здоровье
Здоровье

Евангелист грибного биохакинга Михаил Вишневский — о мухоморном микродозинге, пользе чаги и грибкойнах

Поделиться:

Грибы могут примерно все! В этом уверен миколог, шаман и бизнесмен (зарабатывающий исключительно на грибах) Михаил Вишневский. В интервью «Собака.ru» он рассказал, почему мухомор — это растение-учитель, чага должна стать основой питания всей нации, а экстракт ежовика гребенчатого превратит ваш мозг в суперкомпьютер. 

Михаил Вишневский — евангелист грибного биохакинга в России. Он сделал препараты мухоморного микродозинга собственной «Грибной аптеки» суперпопулярными лекарствами для тонуса и улучшения когнитивных функций мозга, а сейчас занят превращением грибов в функциональное питание и выведением чаги в основу национального рациона.

С грибами он давно на короткой ноге — сначала устроил грибам триумфальное возвращение в русскую гастрономию, затем написал бестселлеры «Грибы и секс», «Галлюциногенные грибы России» и универсальный атласопределитель грибов, прошел мухоморные ритуалы и открыл их мощнейший психотерапевтический потенциал. Кстати, грибной лагерь компании FuncFungi, которую он основал со своим партнером, стал хитом фестиваля музыки и архитектуры Signal, нашего аналога Burning Man в Никола-Ленивце.

Как Михаил Вишневский собирается улучшить здоровье нации с помощью чаги и почему нам всем нужно инвестировать в грибкойны.

Грибы вдруг завоевали все наше инфопространство. Мы узнали про мухоморный микродозинг, про то, что из грибов можно делать одежду, мебель и стройматериалы. У нас же грибная страна — где же русские наногрибозаводы?

Страна у нас не столько грибная, сколько грибоедная. В России сложно зарабатывать на грибах, если вы не шампиньоноводы. Все, что связано с инновациями, приходит к нам с большим опозданием. Но все же появляются инвесторы, которые готовы вкладывать в грибоводство, хотя оно считается бизнесом с высокой долей риска. Во всем мире специально подготовленный мицелий уже лет десять суперуспешно используется как фильтр в очистных сооружениях, а живые грибницы — при детоксикации почв вокруг «грязных» предприятий. Даже этого в России нет, что уж говорить о нанотехнологиях. Справедливости ради, пока многие значимые проекты по использованию грибов остаются стартапами. И мне, как стартаперу по складу характера, эти темы очень интересны. Как миколог и этномиколог я признан во всем мире, в своих лекциях я сказал все, что хотел, книги написал, проводником был, ввел новые интересные грибы и отчасти ферментацию в русскую гастрономию, создал грибную аптеку — все это успешно развивается. Сейчас я хочу нового.

И ваша самая смелая грибная мечта — это?

Глобально, я мечтаю о грибной бирже, ведь грибы — это колоссальные ресурсы. Поэтому, глядишь, дорастем до грибных фьючерсов и грибкойнов. А пока я занимаюсь грибами как функциональным питанием. Другой мой фокус — экология. Я думаю о возобновлении грибных ресурсов и грибах как материалах — из них можно делать биоразлагаемую одноразовую посуду, мебель, предметы быта, которые, как только отслужат свой срок, просто растворяются под дождем, будучи выброшенными на улицу. И так как весь мир понемногу отказывается от пластика, это может стать важнейшим направлением.

Но сейчас вы заняты тем, чтобы превратить грибы в суперфуды?

Да. Важная велнес-тенденция, которая набирает обороты — не лечиться, а не болеть. Это и дешевле, и проще. Функциональное питание — такой тип питания, который поддерживает организм, причем должно быть и вкусно, и снижать вероятность заболеваний, поддерживая гомеостаз — равновесие всех внутренних систем. Чтобы ты просыпался бодрым, весь день нормально работал, вечером не мучился бессонницей, а ночью восстанавливался. Мы с партнером зарегистрировали бренд FuncFungi, под которым будем выпускать напитки и продукты на основе грибов, в первую очередь, чаги: напитки, смеси для заваривания, снеки, йогурты появятся уже в 2022 году. Чагу надо внедрять в основу питания на федеральном уровне, этот реально классный продукт может улучшить здоровье целой нации.

Но хватит ли на это гриба?

Я задумал культивацию чаги. Так как этот дикий гриб растет только в природных условиях, то надо заложить многолетний эксперимент по заражению им березовых рощ, построить матрицу и понять, как размножать искусственно, потому что довольно скоро всю чагу выберут.

В России примерно 95 процентов мировых запасов этого гриба — ведь где береза, там и чага. А поскольку Россия работает практически исключительно как поставщик сырья, то чага отправляется в основном в Китай, где ее перерабатывают, делают высокотехнологичные продукты, лекарства, БАДы, спортивное питание, и отправляют по всему миру, а также и к нам обратно, но с тысячекратной наценкой. Запасов чаги осталось максимум лет на двадцать — и надо с этим что-то делать. Мне кажется, это благое начинание.

Понятно, вы любите амбициозные задачи.

Конечно, именно поэтому меня еще интересует такое важное направление, как грибы в качестве заменителя мяса. Причем не лицемерный вегетарианский вариант, когда нечто зеленое зовется бургером, а полноценный: грибы от мяса отличаются только отсутствием витамина В12, все остальное — гликогены, белки, аминокислоты — там есть. И за этим большое будущее, потому что первый, кто придет к невысокой себестоимости такого продукта, получит рынок.

Почему тема грибов обрушилась так мощно именно сейчас? Грибы нас все-таки заметили?

Нет, это мы к ним приглядываемся, а они о нас еще не знают. И когда они нас обнаружат, то с большой долей вероятности нас не ждет ничего хорошего. Мы, человечество, чрезвычайно молоды. Наши жалкие два-три миллиона лет эволюции — просто ничто перед полутора миллиардами лет существования грибов. И эти организмы не прощают ошибок и не склонны к шуткам. Нас запросто могут освоить, как паразиты хозяев. В плане недавних отношений людей и грибов сейчас идет третья грибная волна.

Подождите, а были еще две?

Первая волна поднялась в первой половине прошлого века, когда люди научились массово культивировать грибы как пищу. Вторая волна возникла во второй половине прошлого века на основе открытых лекарственных свойств грибов, начиная с пенициллина. Мода на грибы связана с третьей грибной волной, которая пошла разворачиваться в начале нашего века благодаря развитию науки и возможности манипулировать с организмами на микроуровне, на уровне ДНК и других отдельных молекул. Грибы в этом плане, пожалуй, самые благодатные и пластичные организмы на планете. Спектр возможных приспособлений грибов настолько велик, что по идее они могут вообще все что угодно. Объясняется это тем, что у грибов мощнейший ферментативный аппарат. Ферменты — это белки, которые осуществляют химические преобразования. И таких возможностей трансформации, как у ферментов грибов, больше нет ни у каких организмов в природе. Например, только грибы умеют переваривать лигнин, твердую часть древесины. Именно поэтому все обратили внимание на могучий грибной потенциал и его перспективы.

Все, что вы хотели знать о фунготерапии и микродозинге, но боялись спросить. Нет, речь пойдет не про трипы. А про иммунитет, профилактику рака и усиление либидо.

Похоже, вы единственный миколог в России, который умеет зарабатывать на грибах. Как вам пришло в голову основать грибные аптеки имени себя? Фунготерапия — это как?

Долгое время в России к фунготерапиии относились как к шарлатанству или гомеопатии: бабка-травница что-то там принесла в лукошке. И это объяснимо, потому что фунготерапия всегда была инициативой отдельных врачей: кто-то лечил рак мухоморами и чагой, кто-то туберкулез — рыжиками, и все это было успешно. Но в официальную медицинскую практику грибы не ввели, за исключением чаги, и то как желудочного, а не противоракового средства. Ее отвары, чаи, водные, спиртовые экстракты используются для нормализации работы ЖКТ и как поддерживающее и обезболивающее средство на поздних стадиях рака. Чага реально офигенное обезболивающее! Более того, в северных регионах, где принято пить чай из чаги, заболеваемость раком в десять раз ниже, чем в среднем по стране.

Какое можно дать этому научное объяснение?

Чага — самый мощный антиоксидант в мире и потрясающий имуномодулятор. Своими свойствами она обязана березам, на которых растет. В березе мощнейшее действующее вещество — устойчивый к вредителям, повреждениям, вирусам, бактериям и грибам бетулин, ничего его не берет. Вот береза упала, гниет уже десять лет, а береста на ней белая-белая, как новая. Вот это белое вещество и есть бетулин. Из ствола березы он мигрирует в чагу, накапливается, перерабатывается — и чага выдает свой суперарсенал.

Ситуация потихоньку меняется, потому что западная бигфарма стала вкладывать миллионы долларов в чагу, а мировые производители голосуют деньгами за финансирование лабораторных исследований. Это очень долго и очень дорого. И без уверенности, что это пойдет, никто с этим возиться бы не стал. Потихонечку и у нас начинают понимать: все это неспроста, как говорил Винни Пух. Я постоянно работаю с научными статьями, а их уже несколько десятков тысяч, которые посвящены лекарственным свойствам грибов. И вышел на две задачи: объяснить, что фунготерапия — это круто, и делать собственную продукцию.

Микродозинг?! Сейчас будет про микродозинг?!

Гораздо интереснее! Любые препараты, суточная доля которых меньше грамма — это микродозинг. Просто за этим термином закрепилась некая сомнительная коннотация из-за модных исследований пограничных состояний в Кремниевой долине. Но да, первый продукт, который стал бестселлером моей «Грибной аптеки» — это микродозинг красного мухомора.

Вы удивитесь, но мухомор не запрещен. Ни сам гриб, ни его действующие вещества.

Более того, мухомор обладает мощными лекарственными свойствами. И мы долго думали, как их извлечь максимально безопасно. Если мухомор недостаточно обработать, недосушить или недовыдержать, то в нем останется иботеновая кислота, приличный токсин.

В итоге мы придумали, как подготовить грибы, чтобы иботеновая кислота декарбоксилировалась в мусцимол, а мухомор при этом раскрыл свой физиологический, лекарственный и поддерживающий потенциал. Разработали технологическую цепочку, которая включает дробное высушивание, промораживание и прочие ноу-хау. Еще мы сделали тестовую капсулу с пониженной концентрацией действующих веществ, чтобы исключить сверхчувствительность и индивидуальные реакции на компоненты гриба. Самое важное, мы стандартизировали микродозинг — все капсулы одинаковые.

Почему это так важно?

Для мухомора характерно наличие географических и сезонных различий: в европейской части страны самые активные грибы на севере Тверской области и в Рязанской. «В Рязани грибы с глазами», — видимо, поговорка эта появилась неспроста. А в Японии растет красный мухомор, который можно сразу жарить — нормальный съедобный гриб без психоактивных веществ. Мы разработали три препарата. Микродозинг красного мухомора Red Micro тонизирует, снимает усталость, повышает иммунитет, выводит токсины, помогает избавиться от алкогольной и табачной зависимости, работает как антидепрессант. Микродозинг пантерного мухомора Dark Micro — посильнее. Мы делали его как психотерапевтический препарат и препарат, помогающий при сложных заболеваниях ЖКТ: синдроме раздраженного кишечника, болезни Крона и Лайма. Самый удивительный и неожиданный эффект, который мы обнаружили — повышение либидо и физической активности и выносливости, правда, только у мужчин. И третий микродозинг ADHD Micro помогает при синдроме дефицита внимания и гиперактивности.

Все о «Грибной аптеке» Вишневского: про мухоморный крем, а также способы добавить мозгу дополнительный винчестер. Пароль: «ежовик гребенчатый».

Ваша «Грибная аптека» практически единственная в России, но ведь можно пойти в лес, насушить грибов, перемолоть — и вот оно, лекарство. Где конкуренция?

Подражателей полно. Но мы единственные, у кого есть все необходимые документы и даже сертификаты «эко» и «био». У нас все дикорастущее, правильно собранное и обработанное. Такого нет ни у кого. И это важный момент. В период погружения в тему грибов как лекарственных продуктов, я понял, что практически нет правильных грибных аптек. 99 процентов мировых производителей работают на культивированном мицелии. То есть берут какой-то субстрат и выращивают на нем грибницу. Но грибница неотделима от субстрата — это невозможно физически. И их перемалывают вместе, не дожидаясь, пока грибница начнет производить плодовые тела. И это чрезвычайно обедненные лекарственными веществами препараты.

Почти единственное исключение — лекарства от американского миколога Пола Стемеца, который ждет появления зачатков плодовых тел, что на месяц или два увеличивает время начала переработки. Никакой большой производитель не может себе такого позволить — сделать за год 4–5 циклов вместо 10–20.

И вы решили: буду, как Пол Стемец?

Да. Когда я все это осознал, то решил работать не с мицелием, а с плодовыми телами. Но и здесь есть тонкости. Дикорастущие плодовые тела обычно гораздо более активные, чем выращенные. И знаете почему? Из-за стресса. Те плодовые тела, которые культивируются в агрокомплексах, растут в идеальных условиях. И когда надо, чтобы грибница начала плодоносить, то температуру понижают на 2–3 градуса — и вот такой микростресс уже стимулирует плодоношение. В природе перепады температур за год могут быть на 50 и больше градусов, есть ветра, дожди, вредители, ультрафиолет. В ответ на эти стрессы грибы вырабатывают полисахариды, антиоксиданты и другие биоактивные вещества.

Когда все эти данные были проанализированы, мы отправили запросы к грибникам России, объехали массу мест, чтобы выбрать экологически благоприятные регионы, которых не так много. У нас обученные сборщики: важно не
просто собрать грибы, надо их правильно подготовить — у каждого гриба своя технология.

Так и началась аптека. Но я, как уже говорил, стартапер. Теперь, когда все работает, мне стало неинтересно. Аптекой теперь занимается моя жена Елена, тоже миколог.

В аптеке все время появляется что-то новое?

Мухомор мы используем не только для микродозинга, но и как компонент антиаллергенных, адаптогенных, антивирусных препаратов, в составе противораковой терапии. Сейчас начинаем осваивать новую косметологическую линейку: уже зимой запустим новую крутейшую вип-продукцию. Идею подал наш флагман — мухоморный крем. Он дает просто вау-эффект! Работает с куперозом, морщинами и общим состоянием кожи. Временами у нас очередь за ним чуть не на полгода вперед. На его основе мы придумали линию полностью натуральной косметики. Она поможет при пигментных пятнах, будет выравнивать цвета лица, сработает против перхоти и себореи, грибковых поражений, папиллом. Будет и линейка против морщин и для дневные и ночные кремы общего ухода для разных типов кожи. Дорого и дико эффективно!

Ваше любимое средство?

Экстракт ежовика гребенчатого. Это гриб, который повышает когнитивные функции. Мозг получает дополнительный жесткий диск и расширенную оперативку. Помогает не только при мозговых штурмах, в командной работе и при работе с большими массивами данных, но и для восстановление нейронных связей, решения возрастных проблем, связанных с деменцией, альцгеймером и паркинсоном.

Как Михаил повлиял на новую русскую гастрономию, сделал бестселлерами книги о грибах и сексе, а еще обнаружил в мухоморном путешествии пустоту.

Каким был ваш путь в грибах? Вас называют микологом, бизнесменом, шаманом — что из этого самое точное?

Пожалуй, все три определения. Мой путь в грибах начался с кафедры микологии и альгологии в МГУ, которую я благополучно закончил и защитил кандидатскую. Но я быстро понял, что для меня в этой области нет перспектив и представил себя стареющим, лысеющим, заполняющим бумажки заведующим кафедры. Я — полевой биолог! Это мне так не понравилось, что я ушел в свободные исследователи. Сперва отдал долг стране. Увидев, что практическая литература для грибников чрезвычайно устарела — поменялось все названия грибов, систематика и отношение съедобности и ядовитости — я лет пять писал практические грибные вещи (ножки, шляпки, где собирать, что опасно, а что нет). С тех пор примерно каждые пять лет я меняю направление деятельности, осваиваю то, что мне в грибах действительно интересно.

И что вы уже исследовали?

Например, процессы ферментации и вкусов грибов — мы работали вместе с Борисом Зарьковым из White Rabbit Family, я делал туры — от обычных грибов до охоты за трюфелем, можно сказать, ввел грибы на современную русскую гастрономическую сцену. Потом увлекся медициной и основал «Грибную аптеку». Потом занялся энтомологией. Мы с женой открыли издательство «Био-Пресс», где выходят не только мои книги (например, бестселлеры Михаила Вишневского «Грибы и секс» и «Галлюциногенные грибы России». — Прим. ред.), но и переводы авторов со всего мира, в первую очередь, на грибную тему.

Погружаясь в этномикологию, я стал читать отчеты наших путешественников и исследователей Сибири и Камчатки — Беринга, Крашенинникова — и офигел, насколько интересными оказались все эти мухоморные дела. Начав копать глубже, понял, что как обычно, ничего не систематизировано. Есть разные описания, даже общая канва вырисовывается, но все непонятно. Тогда я начал ставить эксперименты на себе. Прочитал все доступные описания как действовали шаманы, какие проводили обряды, составил примерный план мухоморного ритуала. И несколько лет этим занимался. Сначала было странно, временами страшно, иногда чрезвычайно страшно, особенно когда я попробовал пантерный мухомор. Но мне повезло: по сути своей я спокоен, как дохлый лев, поэтому прошел процесс реального погружения в мухомор с достижением цели, которой он на самом деле служит.

И вы обнаружили?

Пустоту.

Виктор Пелевин какой-то. И все-таки, чему же служит мухомор?

Есть растения-лекари, есть растения-энергетики, а есть растения-учителя. С моей точки зрения единственный чистый, то есть безпримесный пример растения-учителя — это мухомор. Этот гриб позволяет залезть в себя настолько глубоко, как не позволяет какой бы то ни было другой энтеоген. Когда ты правильно подходишь к употреблению мухомора в боевых дозировках, то формулируешь вопросы к своему подсознанию. И «мухомор» тебе на них отвечает.

На самом деле, естественно, ты общаешься сам с собой, но ты в состоянии добраться до таких глубин, до которых не докопается никакой психотерапевт. Проще тому, кто владеет какими-то духовными практиками, хотя бы йогой, где нужны концентрация и самоконтроль. Чем дольше ты в состоянии удерживать вопрос по мере овладения тобой мусцимолом и погружения в мухоморный трип, тем быстрее наступит состояние, когда мухомор станет либо твоим учителем, если твое подсознание «умнее» тебя, либо собеседником на равных, если ты подкованный чувак и, в принципе, понимаешь как устроен мир.

Как это происходит?

Такой пример: когда телевизор был еще ламповым, то изображение на экране складывалось из полосочек. Человек, который никогда до этого не видел телевизора, не воспринимал изображение целиком, только эти полосочки одна над другой. А ты подходишь, даешь по башке и говоришь: «Смотри, это же Микки-Маус!» И вдруг у него в голове что-то перещелкивает и он видит МиккиМауса: не полосочки, а нормальную движущуюся картинку. Ровно так происходит с мухоморными неофитами. Когда ты в состоянии удержать себя в режиме вопроса, то всегда получишь классный ответ. Так работали все шаманы. Вот он закинул 15 мухоморов и обратился к богине дождя: куда на следующей неделе гнать стадо. И она ему вся в каплях является и говорит, на северо-запад через четыре сопки.

Получается, ты общаешься со своим подсознанием?

Да, мухомор нужен для того, чтобы получать от самого себя осмысленные рекомендации, основанные на твоем жизненном опыте. Но достичь этого удается далеко не каждому и никогда с первого раза. Боевые дозировки — ни в коем случае не just for fun, когда посмотрел на игру поверхностей, свечения краев, увидел звук, услышал свет, да и прочие интересные штуки — не для этого вообще ни разу. Это мощное обнуление на первых этапах, очень серьезная работа с собой и помощь в жизненных ситуациях, которую в нормальном состоянии ты от себя не в состоянии получить.

Как Михаил стал шаманом, чуть не основал церковь мухомора, но перестал проводить ритуалы.

Зачем в мухоморном трипе проводник? Можно же прочитать, сколько шляпок  съесть и как — и вперед за ответами.

Знаете, как действуют мухоморы на новичков? Всегда, без исключения: прикольно и страшно. Есть несколько этапов воздействия гриба. Первый — существенное повышение физической силы. Под мухомором 90-летний дед может взять топор и пойти срубить здоровенное дерево.

Второй этап заключается в некоторых искажениях пространства, когда возникает мозаичное зрение, картинка перед глазами начинает перемещаться как пятнашки, возникает эффект туннельного зрения, когда ты видишь только то, что перед собой — макропсия и микропсия, точно так, как Алиса с грибом и гусеницей у Льюиса Кэрролла. Маленькое — увеличивается, далекое – приближается. Проявляется эффект раздевания, особенно у женщин: не меньше половины раздеваются и танцуют, часто чувствуют себя грибами. И в этом нет никакой эротики. Возникает эффект «расширения головы». Появляется мозаичное дробление пространства.

А вот дальше наступает третий этап — воцарение мухоморной реальности. Мусцимол — действующее вещество — работает таким интересным образом, что ты полностью и окончательно погружаешься в мухоморный трип и абсолютно не в состоянии отличить нереальный мир от реального. То есть то, что показывает тебе мусцимол, ты воспринимаешь как тотальную реальность. Иногда это прикольно, но обычно очень страшно, потому что тебя может погрузить в циклы, где ты проживаешь жизнь за жизнью, и каждый цикл часто заканчивается смертью. И ты умираешь по-настоящему, потому что опять же, не в состоянии отличить реальность от вымысла.

А в чем смысл мухоморного ритуала?

Когда люди из него выныривают, то более испуганные лица сложно себе представить. А с другой стороны, трудно себе представить более счастливые лица. После мухомора происходит обнуление. Ты понимаешь, что что если у тебя были детские травмы, то это счастье — значит у тебя было детство. Тебе просто вкусно дышать, ты счастлив, что жив. Эффект настолько мощный, что первые недели две буквально проясняется зрение, походка меняется — ходишь легко, почти подпрыгивая. Тебе все в кайф. У меня было приличное количество случаев на ритуалах, когда приезжают возрастные пары, у которых угасли отношения и они не понимают, что друг с другом делать: дети выросли, куда дальше двигаться, непонятно. И они просыпаются оба в слезах в обнимку друг с другом, рыдают — и все, отношения восстановлены. Счастье! У меня масса благодарностей на эту тему. Вот такой спецэффект. Интересно, что после мухоморного трипа обычно ты в мельчайших деталях помнишь все, что с тобой происходило.

Почему вы перестали проводить ритуалы? Что-то поняли про людей?

Что из себя представляют люди, я понял задолго до ритуалов, поэтому стал мизантропом. Все устроены предельно просто. Ритуалы мне были нужны сначала для исследования себя, потом для методологии. Когда я собрал достаточное количество материала, набралась статистика, и мне стало неинтересно двигаться в эту сторону. Я видел все: попытки самоубийства, изобретение собственного языка, голые танцы и попадания в удивительные миры. Когда я понял, что все это повторяется — закончил эксперименты. А позиционировать себя шаманом — смешно.

Правильно ли я поняла, что проживание страха смерти — один из главных психотерапевтических эффектов, которые дает мухомор.

Да, потому что в итоге человек понимает, что смерть — это не так страшно, и что что жизнь на самом деле хороша. Но ритуал — не прогулка. Меня часто до погружения спрашивали, ну вот сейчас мы съедим, а когда можно будет в следующий раз? Через неделю можно? Или через две? Я не знаю практически ни одного человека, который решился бы на подобный опыт раньше, чем через полгода-год. При этом интересно, как психика переваривает и адаптирует полученный опыт. Обычно утром сразу после ритуала я записываю аудиоотчеты, а потом через месяц-два снова прошу рассказать, что же человек видел во время трипа. Почти всегда новая история прилично отличается от исходной. Спустя год рассказывают практически о райских кущах и о том, что на самом деле мухомор дал им ответ на вопрос, просто они не сразу поняли. Так мягко адаптируется травмирующий опыт.

Вопросы к мухомору в первых попытках общения с ним должны быть очень простыми.

Существуют ли альтернативные пути достижения такого же эффекта без каких-либо спецсредств?

Подобные практики без использования энтеогенов, то есть без грибов, растений или животных — исторически достаточно молодое явление. Когда люди попадали в места, где не было энтеогенов, то были вынуждены начинать работать с самими собой. Холотропное дыхание, длительное голодание, сексуальное воздержание, бессонница — вводили себя в трансовое состояние через разные способы самоограничения и самоистязания. В христианстве было принято отшельничество, на Тибете высоко в горах часто ничего нет, и бедные монахи достигали состояния измененного сознания многолетней практикой голодания и контроля мышления. В норме оно достигается несравнимо быстрее и гораздо эффективнее и безопаснее с помощью энтеогенов.

Что самого мощного мухомор показал вам?

Когда я осваивал еще теорию, а не практику, то прочел в книге Оларда Диксона «Мистерии мухоморов», что вопросы к мухомору в первых попытках общения с ним должны быть очень, очень простыми. Ни в коем случае нельзя спрашивать «Кто я?», «Зачем я нужен?» «В чем мое предназначение?», «Откуда пошла русская земля?». Спрашивать стоит следующее: «Какой цвет носить в этом сезоне?», «В какой вуз поступить сыну?», «Что мне полезнее есть: свинину или говядину?». Реально, самые базовые вещи. Исполнившись гордыни, я, новый исследователь неизведанных берегов, решил, что эти рекомендации для лохов. Эти ограниченные создания только такое и могут удержать в голове. Я-то в состоянии сконцентрироваться на сложном вопросе! И дописывая книгу на даче во Владимирской области, решил провести мухоморный эксперимент. Я сформулировал максимально сложный и длинный вопрос, который звучал примерно так: «Как возникла эта Вселенная? Что привело к появлению человечества? Зачем это человечество нужно? Что среди него делаю я? И как мое пребывание среди человечества сделать максимально эффективным?»

Страшно представить, что было дальше.

Дальше было примерно все. Создав у себя в голове эту конструкцию, я закинулся заранее правильно приготовленными шляпками и улегся на кровать. Вспоминая результат, могу сказать, что у меня даже сейчас мурашки бегут по всему телу. Можно выразиться только непечатно. Больше никак. По субъективным ощущениям я получил фильм примерно дня на три. Сначала дико красочно увидел поэтапное возникновение Вселенной как результата битвы трех богов, потом полотно, зачем нужны люди. Когда дело дошло до меня, мне объяснили, в чем моя миссия. Заключается она в следующем: основать на земле церковь Мухомора. И я, естественно, должен стать верховным иерархом. В мою голову до сих пор вложено евангелие от Мухомора. Когда-нибудь я его изложу. Я — биолог, эволюционист, атеист, когда все это закончилось, проснулся с острым желанием создать собственную религию. И меня не отпускало недели две, настолько сильными были впечатления. И я точно знал — как это сделать и то, что за мной пойдут люди. И потом, когда уже окончательно прошло, я подумал: «Охренеть!» Я понял, как рождались религии и ереси, откуда взялся Моисей. Людям с лабильной психикой или религиозно настроенным лучше энтеогенами не пользоваться, потому что можно такие откровения получить, что мало не покажется, в том числе и окружающим.

Мама-экстрасенс, папа — учитель химии и японского, жена — суперигрок «Что? Где? Когда?» и девять детей — простая московская семья Михаила Вишневского.

Члены вашей семьи как-то связаны с грибами? Кем были ваши родители?

Я из совершенно обычной московской семьи: мать — учитель истории, отец — химик, потом стал преподавателем японского языка. У мамы польские корни, у папы — прибалтийские. Кстати, в последние десять лет своей жизни мама вообразила себя экстрасенсом — у нее был большой успех и широкая практика, ей, исцеляясь, дарили квартиры, машины, гаражи. Но я не могу это серьезно воспринимать. Если я рассказываю о чем-то мистическом, то за этим лежит обширная научная практика. Поэтому как биолог и атеист я не изучал этот вопрос и старался избегать матери, в шестнадцать лет стал жить самостоятельно. С грибами связана моя жена — мы закончили одну кафедру, говорим на одном языке и нам интересны одни и те же вещи. Жена-соратник — это очень круто.

И экологично.

Мне кажется, успех отношений заключается в одинаковых интересах в плане отдыха и хобби и одинаковом отношении к воспитанию детей. У нас взрослые на первом месте, дети на втором. Детоцентризм в семье отсутствует по определению.

Сколько у вас детей?

Девять на двоих! У Лены двое от первого брака, у меня пятеро, и еще двое общих. Не так просто сосчитать. Кстати, у нас задумана книга под названием «КПСР» — «Как Победить Своего Ребенка». Наши дети на самом деле классные, они не понимают, что дрессируемые и живут под неким направляющим давлением. Они ведут нормальный образ жизни и счастливы. Но тут, на первом этаже, они не появятся, потому что они знают, что это взрослый этаж и взрослый разговор. У детей, как и у грибов, трудности на первых порах — залог счастливой жизни. Елена играет колоссальная роль в нашем профессиональном успехе. Помимо того, что она миколог, она еще и обладатель четырех хрустальных сов как лучший игрок «Что? Где? Когда?». Каждый выложенный в сеть ролик с моей лекцией — исключительно ее заслуга, она меня заставляет, потому что сам я это все ужасно не люблю. А видео на ютьюбе увеличивают продажи. До этого момента мы в рекламу нашей деятельности вложили ноль рублей, при этом полностью независимы и занимаемся тем, что нам нравится.

Вы подтверждаете, что за любым успешным мужчиной стоит женщина.

Абсолютно. Лена меня поддерживает во всем, а если и спорит, то делает это так, что я понимаю, где не прав и корректирую это. И она сознательно берет на себя всю рутину, оставляя мне преимущественно творческую часть, хотя она сама — обалденный специалист. Благодаря этому я могу заниматься исследованиями, творчеством и поиском нового. У нас долгая и сложная история, и распутать все наши личные истории было не просто: путь занял двадцать лет. Но мы, наконец, вместе и счастливы. Недавно вот вписались в новый опыт — наш партнер организовал фантастически красивый грибной лагерь FuncFungi на модном фестивале электронной музыки Signal. Было немного странно — я вообще никогда нигде не тусил, в юности даже не ходил на дискотеки — но очень круто! И за нашим напитком из чаги стояла очередь.

Кстати, есть ли шанс, что именно в грибах произойдет открытие, которое полностью изменит привычный нам мир, как это когда-то произошло с изобретением, например, двигателя?

Конечно. Более того, оно уже произошло. Например, на основе грибных веществ изобретены молекулярные машины — за это присуждена Нобелевская премия. Или умный бетон — он перевернет индустрию строительства. Это будет материал, в котором грибница сможет затягивать трещины и повреждения.

Аминь.

Фото: Яна Давыдова. 

Текст: Ксения Гощицкая.

Следите за нашими новостями в Telegram
Материал из номера:
Октябрь
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: