• Город
  • Урбанистика
Урбанистика

Стрит-арт с Хармсом на Маяковского заменили световой проекцией. О судьбе работы рассуждают Мария Элькина и Лев Лурье

Поделиться:

Стрит-арт с изображением Даниила Хармса на Маяковского, 11 закрасили. Вместо него будет световая проекция портрета писателя. «Собака.ru» пересказала историю мурала на фасаде дома и поговорила архитектурным критиком Марией Элькиной, историком Львом Лурье и соосновательницей Института исследования стрит-арта Альбиной Мотор о том, что это решение значит для города. 

С чего все началось?

В феврале 2016 года на стене здания на улице Маяковского, 11, где жил в свое время писатель Даниил Хармс, уличные художники Паша Кас и Павел Мокич с разрешения собственников нарисовали граффити с изображением портрета литератора. Куратором выступил Rash X. Работа была приурочена к 74-летию со дня смерти Хармса — 2 февраля 1942 года.

Уже в конце месяца администрация Центрального района Петербурга потребовала от ТСЖ «Маяковского 11» уничтожить портрет Хармса. На граффити пожаловался один из жителей города. Тогда чиновники заинтересовались, была ли согласована работа с главным архитектором города, а если нет — изображение должно быть закрашено за счет жильцов. Но в ТСЖ «Маяковского 11» заявили, что у них нет на это средств и полномочий. 

В середине апреля Георгий Полтавченко во время выступления перед Законодательным собранием заступился за граффити с Хармсом. «Соглашусь с фракцией "Яблоко", что портрет надо узаконить. Для этого инициативная группа должна обратиться в градостроительный совет Санкт-Петербурга», — заявил Полтавченко.

В апреле прошлого года Администрация Центрального района подала иск к ТСЖ «Маяковского 11» и попросила закрасить портрет Хармса. Его принял к производству Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга и назначил предварительную дату слушания на 28 апреля. Тогда же к громкому делу о стрит-арте подключился житель дома Даниил Петров и начал поиск компромиссного решения. «Встретившись в прямом эфире с заместителем главы Администрации Центрального района Михаилом Долгополым, мы договорились, что будем совместно искать пути решения для сохранения изображения. Администрация сдержала свое слово: по обоюдному согласию мы смогли отложить заседание на значительный срок, чтобы была возможность подготовиться», — отметил Даниил в разговоре с «Собака.ru». 

По данным сайта Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга следующие предварительные судебные заседания, назначенные на 9 и 29 июня, по «иным причинам» были отложены

В середине мая власти были готовы заключить мировое соглашение, но только после того, как собственники согласуют работу уличных художников. Администрация Центрального района готова была дать отсрочку для согласования граффити Хармса на фасаде дома. По данным сайта Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга следующие предварительные судебные заседания, назначенные на 9 и 29 июня, по «иным причинам» были отложены.

Дзержинский районный суд рассмотрел дело по портрету Хармса 26 октября. Итогом судебного заседания стало удовлетворение иска — граффити необходимо закрасить в течение месяца. Жители подали апелляцию.

Как возникла идея световой проекции?

В феврале этого года стало известно о возможном компромиссе между жителями дома и Администрацией Центрального района. Стрит-арт решили закрасить, заменив его световой проекцией (так называемым «световым стрит-артом»). При этом среди изображений, которые будут выводить на брандмауэр будет точная копия работы уличных художников.

Компромисс обрадовал далеко не всех. Горожане даже запустили петицию с требованием «заменить губернатора Петербурга световой проекцией». Против выступил и один из авторов знаменитого стрит-арта Паша Кас, назвав этот шаг «тихим убийством память о Хармсе» и «насмешкой над здравым смыслом». «Разрешения [на использование изображения в проекции] у меня не спрашивали. Вчера, когда я сказал о том, что нельзя использовать мой проект, Даниил [Петров] сообщил, о том, что если я не разрешаю использовать изображение, они найдут других художников, чтобы они нарисовали новую проекцию», — написал Паша Кас в соцсетях.

Как закрасили стрит-арт?

В феврале этого года световую проекцию запустили в тестовом формате. На брандмауэре отображалась фотография писателя вместо обещанной копии стрит-арта. 

В июне на улице Маяковского, 11 петербургская журналистка Галина Артеменко обратила внимание, как рабочие закрашивают работу Паши Кас и Павла Мокича. «Прямо сейчас смывают Хармса», — написала она. В разговоре с «Собака.ru» житель дома на Маяковского, 11 отметил, что на брандмауэр проецируют пока тестовый вариант «светового стрит-арта». 

«Уничтожение граффити с Хармсом, конечно, потеря. Это одно из эталонных произведений уличного искусства на всей территории России, — прокомментировала случившееся редакции «Собака.ru» соосновательница Института исследования стрит-арта Альбина Мотор. — Можно было найти вариант сохранения этого произведения. Есть вариант [легализовать граффити] в качестве исключения — рекламные вывески же согласуют. Можно было сделать какой-то общегородской опрос и принять решение на основе общественного и экспертного мнения. Я уверена, что если была воля на это правительства и чиновников, то варианты бы нашлись».

«То что теперь появилось на этом месте не является заменой ни насколько, — добавляет Альбина Мотор — Сама по себе световая проекция как способ работы с городским пространством это не плохо. Но то конкретное изображение, [которое появилось на улице Маяковского], сделано настолько топорно. Это фальшивка. Это абсолютно неадекватная замена хорошей во всех смыслах работы».

Даниил Петров

Житель дома на Маяковского, 11:

«На прошлых выходных ТСЖ Маяковского, 11 по решению суда закрасили стрит-арт. Пока на брандмауэр проецируют тестовый вариант. Комитет по градостроительству и архитектуре продолжает конкурс на изображение. Надеемся, к середине июня выберут победителя».

Что это решение значит для Петербурга?

Лев Лурье

Историк, краевед:

«Граффити прижилось, к нему водили туристов, оно было гордостью квартала. То, что мы видим сейчас — не произведение искусства, а знак того, что начальство боится скандала. Уничтожение граффити — варварство, бессмысленный жест. Начальство традиционно побаивается любой самодеятельность: уличных музыкантов, спонтанные чтения, граффити не согласованные с партией "Единая Россия". Если нам разрешить, то мы будем вести себя слишком свободно, а должны ходить как полагается — строем, а это — не порядок.

Между тем любой город состоит из локальных микродостопримечательностей. Мы знаем, что в таком-то баре лучше всего наливают шот "Черный Боярский", а в таком-то дворике есть удобная скамейка для пенсионеров, и необычайно изогнутая липа. И это не потому, что так решила районная администрация, а так сложилось. Это и есть специфика города. Она вырастает из самодеятельности. Граффити — знак человеческого творчества. [Если самодеятельность вычистить], получается казарма или ленинский уголок».

Мария Элькина

Архитектурный критик:

«Это странное компромиссное решение, принятое городом. Мне непонятно, почему этот стрит-арт нужно было обязательно закрасить. Портрет Хармса не нарушал ни облик конкретного здания, ни облик города в целом. У чиновников включилась абсолютно бюрократическая логика: «Если мы сейчас разрешим этот стрит-арт, город закрасят фресками, которые будут гораздо хуже — и это невозможно будет остановить». Во-первых, город итак разрисован. Во-вторых, невозможно настолько стандартизировать законодательство, чтобы мы не нуждались в индивидуальных решениях. Довольно сложно придумать единые бюрократические нормы, которые бы позволили городу гармонично жить и развиваться и при этом подходили бы для всего. Потом есть еще вот какой момент: когда в градостроительстве ищут компромисс, как правило, находят решение, которое не нравится никому. Кажется, именно это и произошло с проекцией.

Мне кажется, это симптом — что управление городом недостаточно гибкое. Мы думаем, это относится только к мелким решениям вроде стрит-арта и сквера возле клуба «Космонавт», который недавно снесли. На самом деле система упрощения проецируется на более крупные решения, которые мы просто не так ярко замечаем в моменте. Чиновники должны стать более человечными и научиться вмещать сложности в свою сферу контроля.

Что касается петербуржцев, важно доброжелательно донести оппонентам, почему важно то или иное решение. К замечаниям и пожеланиям прислушиваются лучше, чем к агрессивным высказываниям. Мы переживаем сложный период во взаимоотношениях с властью, но возмущения не кажутся плодотворной реакцией, оно будет приводить только к большему упрощению. Необходимо представлять себе город, в котором мы бы хотели жить, и как бы мы хотели в нем жить. Я думаю, почти каждый день можно что-то для этого сделать. Бесконечно ругаться на чиновников, которые закрасили портерт Хармса, — это, конечно, эмоционально понятная позиция, но она совершенно бесплодная. Усложнять и не упрощать, учиться видеть больше нюансов — вот девиз, под которым мы построим прекрасный Петербург будущего».

Текст: Константин Крылов, Мария Агафонова

Следите за нашими новостями в Telegram
Люди:
Лев Лурье, Мария Элькина
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: