• Город
  • Урбанистика
  • Петербург будущего 2021

Чем петербургское благоустройство лучше московского? Объясняет архитектурный критик Мария Элькина

Пока вся страна спорит о московском благоустройстве, архитектурный критик Мария Элькина уверена: именно петербургскую модель городских преобразований стоит взять с собой в 2020-е годы. Петербургский урбанизм — это не какая-то там вертикаль, а горизонтальная организация! Об этом — в колонке для проекта «Собака.ru» «Петербург будущего».

Принято считать, что урбанистическая революция за последние десять лет произошла в Москве. Парки, пешеходные набережные, качели для взрослых в центре города, деревья вдоль дорог, упорядоченные платные парковки, удобный общественный транспорт. На этом фоне Петербург записывают в аутсайдеры, пеняя на бездействие руководства. Действительно, правительство Cеверной cтолицы почти не проявило благоустроительного рвения. Тем не менее, перемены в ощущении от города на берегах Невы случились не менее разительные, чем в Москве. Прогулка по Петербургу — не просто приятное занятие, но еще и непременно интрига: даже те, кто живут здесь давно, всегда имеют шанс обнаружить что-то неожиданное и необычное.

В Петербурге нет Парка Горького и Зарядья, нет Тверской и Садового кольца с широкими гранитными тротуарами с рядами лип. Зато в Петербурге есть Новая Голландия и Севкабель Порт; Бизнес-парк «Полюстрово»; музеи и планетарии в промзонах; десятки дворов, превратившихся в барные, креативные или офисные кластеры; сотни баров и кафе на любой интеллект и кошелек; благотворительные магазины и кафе; китайские чуфальни и узбекские забегаловки. Всё вместе — тысячи городских пространств.


50 (!) общественных пространств Петербурга: самый подробный путеводитель от центра до спальных районов

Нельзя не признавать, что Петербург не просто многого достиг в отношении гуманистического урбанизма, но и представляет собой образец городских трансформаций, который стоило бы взять с собой в будущее и самому Петербургу, и другим городам. Есть одна сложность. Если в Москве была реализована систематическая программа по улучшению качества городской среды, то Петербург изменился спонтанно и неожиданно, как будто бы сам собой. Невозможно составить программу или пошаговую инструкцию внедрения петербургского урбанизма. Однако можно назвать принципы, на которых он держится, и, соблюдая которые, можно, во-первых, делать Петербург в еще большей степени Петербургом, а во-вторых, попробовать повторить этот опыт где-то еще.

Равенство

Если Москву благоустраивают систематически и централизованно, то в Петербурге каждый сам создает пространство своей мечты. Неважно, кто вы — известный всему миру олигарх, умеренно бедный любитель морских видов, чиновник средней руки, знаток кофейных напитков или крупный застройщик. Вы можете, в зависимости от возможностей и ресурсов, сделать парк с офисами или кафе на два с половиной столика и таким образом внести свой вклад в городское разнообразие и обаяние.

В этом заключается главный плюс петербургской модели. Не нужно ждать бюджетных субсидий и губернаторской воли, каждый может начать сам с того, что

по силам. Кстати, неверно думать, что городскими преобразованиями в Петербурге занимаются только утонченные представители интеллектуального меньшинства. Среди петербургских урбанистов есть и главы районных администраций, и директора библиотек, и владельцы корпораций. Равенство есть равенство.

Субъективность и разнообразие

Национальные программы городского благоустройства предлагают универсальные рецепты среды, которая теоретически всем должна нравиться. На практике такой подход порождает поляризацию общества: оно примерно пополам делится на поклонников нововведений и тех, у кого они вызывают аллергическое отторжение. В Петербурге каждый создает пространство, которое соответствует его убеждениям, интересам и вкусам. Здесь нет плохих и хороших городских пространств. Есть те, которые подходят вам, и те, которые подходят кому-то другому. Важно, что среди бесконечного множества хоть что-то симпатичное найдется для каждого. Если кто-то вдруг почувствовал себя чужим вообще везде, это означает только то, что он нащупал свободную нишу.

Толерантность

Сотни видений города в Петербурге не стремятся слиться в гомогенную среду. Строго говоря, они конкурируют между собой, и не только в коммерческом, но и в политическом смысле. Каждое пространство стремится убедить посетителя в том, что именно здесь, на занятой им ограниченной площади, мир устроен идеально.

Такая агрессивная на первый взгляд модель сосуществования предполагает высокую степень терпимости к непохожему. Она просто необходима для выживания экосистемы. Границы влияния строго очерчены. Если вам не симпатично одно место, вы отправляетесь в другое. Не найдется разве что тех, кому не симпатичен сам принцип бесконечности выбора.

Ненасильственность

Насаждение петербургского урбанизма силой немедленно превращает его в московский. Горизонтальные городские трансформации нельзя форсировать и нельзя организовать, в этом отношении у них есть что-то общее с сексуальным влечением, которое легко и почти наверняка возникает само собой и никогда — под нажимом. Рецепт петербургского процветания элементарен на словах и сложен в исполнении: нужно меньше запрещать и не ждать ничего определенного. И тогда все, в чем только есть жизнь, непременно прорастет и станет модной библиотекой, патриотическим сквером или променадом вдоль воды — не все ли равно!


Как профессиональные петербуржцы делают город лучше? 23 примера маленьких и больших дел активных горожан

«Собака.ru» благодарит за поддержку премии «Петербург будущего 2021»

Идеологического лидера российского рынка жилой недвижимости компанию

LEGENDA INTELLIGENT DEVELOPMENT

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты