• Город
  • Город

Профессор Университета ИТМО Вячеслав Кулагин: «До сих пор удивлен, что мы пережили блокаду»

В преддверии дня снятия Блокады Ленинграда «Собака.ru» снова записывает монологи тех, кто прошел через это испытание. Первый тьютор в истории Университета ИТМО, изобретатель и блокадник Вячеслав Кулагин шефствует над молодыми айтишниками на факультете безопасности информационных технологий и возглавляет организацию помощи детям войны.

Университет ИТМО сейчас едва ли не самый передовой вуз Петербурга. Вы работаете в нем всю сознательную жизнь. Как так получилось?

Я окончил школу № 211 на Гороховой, в которой еще учились актер Владислав Стржельчик и экс-губернатор Петербурга Григорий Полтавченко. Честно, совершенно не представлял, куда мне податься после школы. А ЛИТМО, это старое название Университета ИТМО, был недалеко от моего дома. Я подал документы на факультет оптики, но не прошел по баллам, получилось поступить только на вечернее отделение. Но благо учился хорошо, перевелся на дневное отделение факультета радиотехники.

На последнем курсе я ухаживал за девушкой с параллельного потока, как раз с оптики, на которой начинал. Все шло к тому, что ее распределят на предприятие в Ленинграде, а меня отправят куда-нибудь в Казань. Но внезапно меня вызвали в деканат и предложили остаться в ЛИТМО и заниматься наукой. А мне не то чтобы сильно хотелось: я был спортсменом, занимался футболом и хоккеем и о диссертациях, кафедрах и прочей ученой жизни совершенно не думал. Но я согласился. Так до сих пор с 1960 года и работаю: стал кандидатом технических наук, выпустил более 2500 готовых инженеров‑радиотехников, написал 8 учебников.

Вернемся в ваше детство — все 900 дней блокады вы провели в Ленинграде?

Да, до самого последнего дня. В 1941 году мне было пять лет. Когда началась Великая Отечественная война, мой отец, офицер ВМФ, занимался ремонтом кораблей в Лиепае (Латвия). Мы были там вместе с ним, быстро собрались и выдвинулись в Ленинград. Уже из Ленинграда предложили эвакуацию, но мама настояла на том, чтобы остаться.
У меня до сих пор кривые пальцы, я отморозил их зимой 1942 года. Мы жили в коммунальной квартире, делили ее еще с пятью семьями. Бабушка по линии отца довольно быстро умерла, стала сдавать и мама. Она слегла, и в общем-то все шло к смерти от дистрофии. Но отец моего соседа, такого же маленького мальчика, служил на Ленинградском фронте, получил ранение, и его отправили в родной город. С собой он привез несколько армейских пайков. В одном из них оказался рис, из него сделали отвар, и мама быстро встала на ноги.

Как вы выжили в страшные сорокаградусные морозы?

До сих пор удивлен, что мы пережили блокаду. Как-то пошли к Спасу на Крови с мамой — с его деревянных свай все собирали щепки, чтобы протопить квартиры. Я замерз, и мама отправила меня домой. И вдруг вижу — около Банковского моста стоит офицер. Спрашивает, куда, мол, иду. Отвечаю — домой. Он завел меня во двор и дал два кусочка хлеба. Разделили их на всех соседей и съели.


99-летняя теннисистка Наталья Ветошникова: «Во время Блокады я участвовала в женском первенстве Ленинграда — мы, голодные, еле двигались по корту»

Как развивалась ваша карьера после окончания ЛИТМО?

Сначала я был инженером, вырос до старшего инженера, потом до старшего научного сотрудника, стал преподавать основы радиоэлектроники. Создал первый в городе факультет ускоренного обучения: такое MBA, только не для бизнесменов, а для «технарей»: ускоренные курсы всего чего угодно, от оптики до программирования.

Это административная работа, но ведь вы еще и изобретатель!

Ну изобретатель это Кулибин! Хотя я тоже могу себя так назвать. Вместе с командой я запатентовал пять изобретений. Моя специальность — антенно-фидерные устройства. Если по-простому, то все, что связано с антеннами и передачей волн. Приборы, которые мы запатентовали, довольно узкоспециальные, но, поверьте, именно благодаря им сейчас работают тарелки для спутникового телевидения.

Радиоэлектроника — это такая классическая советская специальность, но ведь вам пришлось погрузиться в IT: вы тьютор, то есть преподаватель-воспитатель факультета информатики. Что это за работа?

Больше вам скажу, я первый тьютор в истории Университета ИТМО.  Практика таких преподавателей-воспитателей сильно распространена в американской Лиге плюща (содружество самых престижных университетов США. — Прим.ред.), а в России ИТМО стал первым. По сути, слежу за посещением и прилежанием.

Чистая преподавательская деятельность мне интереснее. У меня четыре часа занятий радио­электроникой в неделю, с теми же будущими программистами. Я очень строгий и требовательный; да, для будущего Марка Цукерберга мой предмет не основной, но я требую полного погружения. Хотя толк есть не всегда, да и лекции в Zoom быстрому пониманию не способствуют: сейчас всех снова перевели на онлайн-обучение. Вот на дворе декабрь, у них было полгода, чтобы прислать мне письменные работы, но получаю их пачками только сейчас. Сижу, проверяю до трех ночи. Студенты!

Расскажите про вашу благотворительную деятельность.

В России есть общество «Дети войны», которое объединяет всех, кто родился до 2 сентября 1945 года. Я же открыл филиал «Детей войны» в Петербурге: мы помогаем пожилым людям материально, ищем им помощников в быту. Это люди с тяжелыми судьбами и, к сожалению, не с самым богатырским здоровьем. Сейчас у нас на попечении 40 тысяч человек по всему городу. Я руковожу обществом и слежу за тем, чтобы подопечным вовремя доставляли продукты и подарки.


Актер Борис Улитин: «Бабушка и дедушка умерли в блокаду, а мама смогла вывезти меня только в 1943-м»


Вячеслав Кулагин — автор более 60 научных работ по радиоэлектронике. Вячеслав Сергеевич руководит Советом ветеранов ИТМО. Кулагин — лейтенант запаса военно-морского флота.

Текст: Игорь Топорков
Фото: Алексей Костромин
Свет: Skypoint

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты