• Развлечения
  • Музыка
Музыка

Сергей Шнуров – Татьяне Толстой: «Русскую культуру нужно запрещать!»

Поделиться:

Вслед за Алисой Фрейндлих, гостем YouTube-шоу писательницы Татьяны Толстой стал музыкант, лидер группировки «Ленинград» Сергей Шнуров. Он рассказал о своем отношении к отмене русской культуры и эмиграции, а также объяснил, почему в последнее время увлекся охотой. «Собака.ru» записала самые интересные цитаты.

Скрин кадра YouTube-шоу "Белый шум"

О цензуре

Шнуров: Запрещать слова — это самое глупое, что может быть. Если у тебя нет слов для объяснения реальности, ты становишься просто немым. И вот сейчас мы все начинаем мычать. Зачем запрещать?

Толстая: Потому, что у ведущих на данный момент кругов … плохие политтехнологи. Они используют не те знаки, символы, слова, желая как-то провести свою точку зрения.

Шнуров: Смотрите, запрет в любом случае — это знак бессилия. Политтехнология должна обладать мягкой силой: ты должен выигрывать в риторике, ты должен выигрывать в споре. Вот мы, допустим, запретим брюнеток, и что? Все блондинками станут? Нет!


Сергей Шнуров 

О запрете мата и штрафах за его использование:

[Запрещая мат], они выбивают табуретку из-под себя, потому что без мата здесь ни один автомобиль «Жигули» не заведется. Это же понятно! И потом, мат настолько интересный язык, часть языка! Настолько там отражена структура нашего семантического мышления, настолько там красиво все, [что] ради этой эстетской красоты я готов заплатить 2500 [штрафа за употребление мата в публичном пространстве]. Да даже 25 000 готов заплатить за хороший разговор.

О перспективах импортозамещения

Шнуров: У нас очень хорошо получаются такие вещи, индивидуальные. Поточное производство у нас не получается.

Толстая: И в Советском Союзе было точно так же.

Шнуров: Да, мы можем, знаете как, напильником чуть-чуть подточить.

Толстая: Как Левша.

Шнуров: Именно! Причем «Левша» — довольно тонкая и интересная книжка. Там же, если помните, блоха после того, как ее подковал Левша, перестала танцевать. То бишь функция ее перестала выполняться. Мы можем что-то «улучшить», но при этом, это перестает работать. Вот какое удивительное умение наше.

О возможности запрета соцсетей и VPN

Шнуров: Закрыть не могут, поэтому и не запрещают. [Это], понимаете, как запрещать плохую погоду. Ну запретят они ее — все равно она будет идти. То же самое с VPN. Они будут за ним гоняться, но VPN — довольно хитрая штука, ее так не поймаешь, не отключишь. Поэтому они и запретить ее не могут.


Сергей Шнуров 

Об отключении монетизации на YouTube:

[Это], на мой взгляд, будет очистительным огнем. Те люди, которые поймут, что они без этого жить не могут, для которых это является призванием, останутся просто потому, что по-другому существовать не могут. А те, которые зарабатывали легкие деньги на этом, насрав в панамку, и показав это… тут извините.

Об охоте

Шнуров: [Я сейчас] прилетел из Алтайского края. Странным делом, я очень полюбил охоту, и все свое время, накопившееся и освободившееся от того, что я не пользуюсь теперь всеми этими социальными сетями, я провожу на охоте. И всем, кстати, рекомендую. Это замечательно!

Толстая: Но в социальных сетях делают то же самое. *Пах* и нет человека.

Шнуров: Нет, это виртуальщина. Ты не прикладываешь никаких физических усилий, чтобы существовать в виртуальной среде. Ты должен только обладать какими-то риторическими приемами, но эти все навыки довольно простые. Не нужно быть большим интеллектуалом, чтобы навести кипиш в интернете. А охота все же требует интеллектуальных усилий. Зверь, блин, умнее людей.

Толстая: А кого вы в этот раз постреляли?

Шнуров: Кабана, тетерева, бобра, а медведь ушел. Медведь был очень большой, но он меня перехитрил, был умнее в тот момент меня. Но я нисколько не жалею, что он ушел, я его два дня потом выслеживал.

Толстая: Вы его ранили?

Шнуров: Видимо, да. Но он, по крайней мере, встал на дыбы, зарычал, все было по-настоящему. Это не троллинг в интернете, поверьте. Совершенно другие ощущения.

Об эмиграции и эмигрантах

Толстая: Люди, которых я знаю либо лично, либо через одного, либо просто они составляют некоторый круг по интересам и образованию, побежали в разные стороны. И что с ними дальше будет, неизвестно. Это люди очень разные. Часть [из них] убежала в Ереван, часть — в Тбилиси, часть — в Дубай, часть — в Израиль, часть — в Латвию. Они разбежались, сделали некий поступок, и чего дальше? Как дальше жить?

Шнуров: Я думаю, что они себя представляют некоей новой волной русской эмиграции. Может быть, [они] себе в голове рисуют философский пароход 21-го [века], [считают] что они были вынуждены бежать от этого террористического и кровавого режима, где невозможно сказать ни слова, и только там [за границей] они могут реализовать себя как личности.

Может быть, так, ну это их право, в общем-то. Я здесь не могу сказать, что они абсолютно поступают как-то неправильно. Только я так поступать не собираюсь. Мне эта позиция кажется несколько ущербной.

О призывах к отмене русской культуры

Шнуров: Выглядит отвратительно, но есть один большой, огромный, плюс. Если что-то начинают запрещать, к этому проявляется очень мощный интерес. Поэтому я считаю, что русскую культуру нужно запрещать. [Нечего] нас смотреть, идите в жопу. Мы здесь сами!

Толстая: Закрываться надо…

Шнуров: Закрываться! Говорить: «Ребята, это не для вас! Вот эти фильмы, которые мы снимаем, вот то, что мы пишем! Нет-нет-нет, ни в коем случае! Перевести хотите [что-то из русского искусства]? Нет! Нельзя, это вредная [вещь]».

Толстая: Боже упаси, мы вам переводчиков не дадим! (Смеется.)

Шнуров: Это буквально, как героин. Героин кто-нибудь рекламирует? Нет, но сколько людей торчит! Так и русская культура должна быть. … Стравинского запретить, Чехова [запретить], [запрет] Достоевского будет хорошим ударом [по западным странам] тоже. Да и Толстой, собственно. Бродский будет неплохой удар. И сразу невероятный интерес к русской культуре будет.


Сергей Шнуров 

Об отмене русской культуры:

Отменить русскую культуру, я думаю, в принципе невозможно. Примерно как пытались отменить немецкую культуру, помните? И куда ж они без Гете? Куда они? Ну никуда! Это технически никак не сделать.

О России и Европе

Шнуров: Я думаю, кто бы что ни говорил, Россия является частью (пускай периферийной) европейской цивилизации. Мы без них никуда, и они без нас никуда. Мы здесь навсегда, надолго, впрочем, как и они. Поэтому нам придется каким-то образом уживаться.

Ваш город
Уфа?
Выберите проект: