Персональная доставка журнала

АРТ

 
Мой близкий приятель, будучи нетрезв, имел с одним еще более нетрезвым господином, известным в Москве как продавец всяческих художественных артефактов, невероятно симпатичный спор, чуть не кончившийся дракой. Обсуждалось искусство, в том числе и современное (которое тот, кстати, периодически и много покупает). Приятель абсолютно серьезно заявил, что его уже тошнит, что его подозрение, будто это какая-то «глобальная тотальная нае…ка», крепчает. И что ОН ПОНЯЛ, что НУ НЕ МОЖЕТ нормальный человек это любить. И вообще, единственный художник, которого он бы с удовольствием купил, – это Веласкес, которого он так любил в детстве. Продавец побагровел и произнес пламенно-сакраментальное: «Что же вы, гады, со своей жизнью делаете? Ты хоть знаешь, кто такой был Веласкес? Он был ХУДОЖНИК! Он, скотина, кисть брал, к холсту подходил. А ты его КУПИТЬ хочешь!!! Дубосарского покупай!!!» Правда, после искреннего возмущения, придя в себя, добавил: «Веласкеса нет, но есть Рубенс. Надо?» Москва все-таки…
Я уже как-то писала о своем отношении к современному искусству, я его – как бы это мягко сказать? – не очень люблю. А если честно, я его НЕНАВИЖУ! А оно меня. У нас абсолютная гармония в отношениях. Оговорюсь: я имею в виду концептуальное искусство. Рисуют или (см. выше) кисть берут – в академическом, прости, Господи, смысле – уже только идиоты! Главное же – идеи!!! Диалога у меня с этими идеями абсолютно не получается. Я пытаюсь шутить с галеристами, а они начинают злиться и раздражаться. Я им со своими комментариями откровенно не нравлюсь.
Меня всегда настораживало отсутствие самоиронии, в том числе и профессиональной. Ничего не могу с собой поделать, но мне ИСКРЕННЕ отвратительны скульптуры из экскрементов. Эксплуатация того, что, по мнению кураторов, должно заставить меня действительно задуматься, глубоко прочувствовать. «Ага-а-а!!! Зацепило – значит, работает!» Да ни фига не работает! Просто мерзкий, гнусный, гадкий осадок. Ходишь потом с устойчивым ощущением, что тебя как-то извращенно поимели, и с вопросом: «За что вы меня так ненавидите?» И вообще, о чем задуматься? О том, что этот мир состоит из дерьма, жестокости и несправедливости? Для этого достаточно нажать любую кнопку на пульте телевизора. Я и так об этом думаю.
 
 
 
Стиль

Строгий юноша

Культ тела, воспетый в лентах Лени Рифеншталь и картинах Георгия Гурьянова, – новый тренд, а спортсмены – ролевые модели лета.

Главное

БЮРО

Основатели четырех главных архитектурных бюро Петербурга – о принципах, которыми они руководствуются в работе

Главное

Гений места

Строительный бум продолжается. К привычным городским силуэтам в центральных районах, на Крестовском и Васильевском островах, на Петроградской стороне добавляются новые вертикали, диагонали и интригующие объемы.

Главное

Илья Андреев

Коммерческий директор ОАО «Строительная корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга» отлично знает, что такое элитная недвижимость.

Аперитив

Artemide. Капля за каплей

Подвесной светильник Mercury для итальянской фирмы Artemide разработал валлиец Росс Лавгроув, на счету которого дизайн первого в истории кассетного плеера Sony Walkman.

Аперитив

Gwinner. Вперед по прямой

Немецкая фабрика Gwinner производит корпусную мебель с 1930-х годов, когда в моде были округлые формы и асимметрия.

Аперитив

Haute Design. Фокус-покус

В своих работах венгерский художник Виктор Вазарели наглядно демонстрировал, что невозможное возможно: вместе с коллегой Морисом Эшером он создал оп-арт – искусство оптической иллюзии.

Главное

Живые картины

Фотограф Сэм Тейлор-Вуд снимает плачущих дэниела Крейга и Уиллема Дефо. Художник Роберт Уилсон помещает Брэда Питта в видеоинсталляцию.

Аперитив

Samsung. На связи!

С моделью S5620 Monte компания Samsung Electronics способна занять позиции главного производителя мобильных телефонов для продвинутой молодежи.

Главное

Чорный Гельман

Галерист Марат Гельман впервые рассказал о своем альтер-эго – персонаже с магическими способностями, который наводит ужас на впечатлительную публику.

Аперитив

Faienceries d’Art de Malicorne. По ягоды

Мастера французской фабрики Faienceries d’Art de Malicorne бережно хранят на протяжении двухсот пятидесяти лет секрет изготовления особого фаянса.

Аперитив

5 фактов о дизайн-студии Cotton Group

Студия художника-иллюстратора Варвары Аляй расписала серию керамики «Я всегда хотела быть кем-то другим» в духе наивного сюрреализма.