Персональная доставка журнала

ГУДБАЙ, ПОНТЫ!

Вероника Белоцерковская

Про понты… Вот удивительная история, но я мгновенно выкупаю понтярщиков. Они для меня делятся на две категории, на милых и отвратительных. Милые – это понтярщики творческие. Противные – это уже про деньги. Очень странно наблюдать адекватные компании,  обсуждающие каждый год после Куршевеля примерно следующее: «Вот мы сняли за двести, а нас еще на соточку пристроили. А были в ресторане – ну вот это уже за гранью: обсчитали на десятку за ланч на шестерых, дети почти не ели! Совсем сдурели – инструкторы по трешке…»

Проходит год. И ровно те же люди, в том же составе, как будто никогда ничего подобного не было, повторяют то же самое… Такое неизбежное дежавю. И это длится годами. Одни и те же, с поправкой на чудесное омоложение спутниц.

Вот это я не перевариваю, вот это из серии «а кого больше отымели» для меня является такой отвратительной формой выпендрежа с легкой примесью психического мазохистского нездоровья: мы имеем целый год, а теперь пусть нас имеют. И кого круче, тот круче… Это странно.

Не люблю все эти «…а у меня строится сто пятьдесят метров, а у меня Глобал, а у меня атолл…» Членомерянье. Не люблю про «сто розовых карат – значит, меня любят больше». Ненавижу истории про гениальных детей из МЭШ. Очень уже это все надоело. И не потому, что кризис и неприлично, неприлично это было всегда… Просто действительно надоело.

И еще… Раздражает мерянье количеством херстовских бабочек на квадратный сантиметр. Это ведь не совсем про любовь к прекрасному. Ведь на самом деле мы все всё друг про друга знаем, для этого даже существуют специальные ежемесячные дайджесты «А у кого в этом году больше» для бдительных красавиц и менее бдительных работников правоохранительных органов.

Но я вот очень хочу увидеть, когда начнут меряться своей влиятельностью благотворительные фонды и прекрасные попечительские организации. Хочу увидеть прекрасное бюджетное социальное кино, а не пулялки или очевидные мегапроекты по «освоению бюджета». Хочу больше музеев, а не галерей по продаже. Хочу, чтобы Олимпиаду мы не засадили, пугает организационный задор.

Короче… хочу понтов!

Но понтов нормальных, человеческих, заставляющих шевелиться и стимулирующих развитие, хочу стремиться, а не раздражаться и тоже страшно хочу выпендриваться!

http://belonika.livejournal.com/

 
Дизайн

Интерьер. Андрей Белле

Загородный дом петербургского художника с живописными полотнами, сувенирами из дальних поездок и антикварными игрушками.

Аперитив

Татьяна Рогаченко

Креативные стрижки французской марки Jean Louis David теперь будут делать и в Петербурге.

Главное

Гудбай, понты: Герой нашего времени

Журнал «Собака.ru» разбирает новейшую ролевую модель «Магнат» на семь составляющих и выводит почти что идеал.

Аперитив

Катя Нехорошева и Инна Преображенская

Катя и Инна этим летом выпустили капсульную коллекцию вещей из трикотажа Kesha Nogood.

Аперитив

Black Halo. Наряд звезды

Дженнифер Лопес и Виктория Бекхэм выбирают для выхода совсем не вычурную американскую марку Black Halo.

Аперитив

Ольга Константинова

Компания «Тиссура», федеральная сеть салонов элитных тканей и ателье, в третий раз устраивает Всероссийский конкурс профессиональных дизайнеров «Тиссура Couture».

Аперитив

Gant. Цветная осень

Брайан Ренни шил платья актрисам Ким Бесинджер и Хэлли Берри, пока два года назад не занял пост креативного директора шведской марки повседневной одежды Gant.

Аперитив

Baker. Лови волну

Креативщики марки Baker придумали стеклянный стол с ножкой, повторяющей движение бурлящего океана.

Аперитив

Gianmarco Lorenzi. Поп-рок

Новую коллекцию дизайнер марки Gianmarco Lorenzi задумал как диалог своих любимых героев.

Аперитив

Ligne Roset. Сборная команда

Линия мягкой мебели Confluences, новая работа дизайнера Филиппе Нигро, – это конструктор, из которого можно собрать несколько конфигураций.

Аперитив

А был ли мальчик?

Попрыгунчик Мика, ярчайший поп-артист из народившихся за последнюю пятилетку, в новом альбоме The Boy Who Knew Too Much повествует о своем взрослении и мужании.

Аперитив

Юна Мегре

Дизайнер превратила буржуазное Tiffany’s cafe в ресторан «Бегемот» для «шаловливой богемы».