• Образ жизни
  • Деньги
  • Бизнес

Когда и как составлять завещание — особенно, если вы бизнесмен с капиталом

За последние несколько месяцев в России умерли сразу несколько владельцев крупных корпораций: Борис Александров, создатель бренда «Б.Ю. Александров», Андрей Трубников, основатель «Рецептов бабушки Агафьи» и Natura Siberica. В России из-за ментальности не принято обсуждать тему преемственности бизнеса. И если предприниматель неожиданно умирает, то и в компании, и у наследников возникают огромные проблемы. Какие действия необходимо совершить владельцу капиталов при жизни, чтобы после его смерти не развернулась драма? Эти и другие вопросы обсуждали участники конференции «Управление семейным капиталом», которую организовала «Собака.ru».

Только 20% собственников бизнеса первой волны (а им сейчас 55-60 лет) до пандемии имели план передачи своих активов наследникам. Очень мало тех, кто при жизни готовит инструкцию по управлению компанией, в которой содержится важная информация по компании, банковским счетам, ценным бумагам, где находятся ключи от сейфа, кому можно доверять, а кому нет и тд.

В российских семьях не принято спрашивать у родителей о завещании. «Зачем я буду его составлять? Я еще не собираюсь умирать», — такова самая распространенная позиция собственников, утверждают юристы. По статистике «Сколково», в 70% семьях не обсуждается тема преемственности бизнеса. 

За последние несколько месяцев в России умерли сразу несколько владельцев крупных корпораций, среди них, Борис Александров, создатель одного из крупнейших российских молочных производств «Ростагроэкспорт» и бренда «Б.Ю. Александров», Андрей Трубников, основатель «Рецептов бабушки Агафьи» и Natura Siberica.

По данным «Сколково» — 70% успешных предприятий в России перестают существовать в течение одного-двух лет после смерти его владельца. Причина проста — в нашей стране бизнес очень персонифицирован и большую роль играет личность участника или партнеров по бизнесу. 

Пандемия изменила тренд: хочешь или не хочешь, а задумываться о преемственности теперь необходимо. 

  • Спикеры  (слева направо):  Максим Баланёв, исполнительный директор Санкт-Петербургского Фонда развития малого и среднего бизнеса, Маргарита Гаскарова, главный редактор Legal Insight, Наталья Демина, руководить практики Private Wealth юридической фирмы Maxima Legal и Дарина Хохлушина, руководитель направления по развитию розничного бизнеса макрорегиона «Запад» Райффайзенбанка. 

Видео дискуссии можно посмотреть здесь:


Наталья Демина

руководитель практики Private Wealth юридической фирмы Maxima Ligal:

«Готовя для клиента завещание, мы прорабатываем проблемы, которые могут возникнуть в случае его смерти по разным его активам. С ценными бумагами и инвестиционными портфелями все очень сложно. Почему?

Во-первых, как разделить инвестпортфель с акциями, облигациями, ПИФами между наследниками? Это невозможно. Поэтому у людей, указанных в завещании, возникает общая долевая собственность на портфель ценных бумаг. И для принятия какого-то шага — оставить его дальше в инвестфонде или продать — всем наследникам (а между ними часто бывают напряженные отношения) нужно договориться. При отсутствии согласованных действий — это проблема.

Во-вторых, в случае смерти собственника доверительное управление инвестиционным портфелем ценных бумаг прекращается. Управление замораживается на срок ведения наследственного дела – то есть на 6 месяцев. Зачастую это влечет падение стоимости ценных бумаг, так как они никем не управляются.

В-третьих, сами банки не понимают, что делать в такой ситуации. Наши клиенты, которые планируют преемственность ценных бумаг (а есть и такие, кто все-таки думает об этом при жизни) прописывают в завещании, чтобы в случае их смерти один наследник или некий профессиональный участник, например, доверительный управляющий, продал их, а вырученные деньги раздал наследникам.

Но, к сожалению, даже Private отделения (для обслуживания VIP-клиентов) всех крупных банков, с которыми мы работаем, честно говорят, что вряд ли смогут реализовать схему. «Это логично, справедливо, так указано в завещании, но практика к этому не готова. Пока такие вопросы будут решаться в каждом конкретном случае индивидуально», — говорят нам московские юристы крупных банков.

О счетах в швейцарских банках

У классических собственников бизнеса первой волны, как правило, отсутствуют завещание и брачный договор. У такого бизнесмена есть ряд активов: доли в компаниях, портфель ценных бумаг, недвижимость в России и за рубежом. Встречаются коллекции культурных ценностей, например, часов или картин. Наследники – это жена, дети от нескольких браков, а зачастую еще и незаконнорождённые.

Самая главная проблема, которая возникает, это наследование долей: в коллекции часов, картин, других художественных ценностей, недвижимости, компании. Активы очень сложно разделить поровну.

Еще одна проблема – наследники не осведомлены о всем имуществе бизнесмена, особенно за рубежом. Если есть непонимание о российских активах, то о них можно узнать через нотариуса, отправить разные запросы, это займет какое-то время, но получить эту информацию после смерти владельца можно. За рубежом это практически невозможно. В результате капитал (деньги на счетах в швейцарских, австрийских банках, недвижимость) остается невостребованным, так как собственник не задумался о завещании и даже элементарно не сообщил о своих активах преемникам и родным.

На практике очень часто случается, когда супруга не знает о счетах умершего мужа в зарубежных банках. Она, как правило, занималась либо детьми, либо своим небольшим бизнесом, и не была погружена в дела мужа. В результате после его смерти она даже не знает, где лежат документы с номерами его договоров и счетов. Это происходит очень часто.

Громкие дела

В России очень много громких наследственных дел. Почему на много лет застряли в судах дети и супруга Максима Агеенко, сооснователя петербургского производителя техники Redmond, после его смерти? Почему его наследников не пускали партнеры в бизнес? Почему наследники Дмитрия Буравлева, сооснователя компании "Синелаб", не могли получить доступ к компании?

Эти ситуации произошли из-за отсутствия наследственного планирования у собственников. Они даже не посмотрели уставы своих компаний и не знали, что доля умершего учредителя переходит преемникам только в случае согласия оставшихся партнеров. А партнеры не хотят продолжать вести бизнес с ними и выплачивают действительную стоимость доли. И все суды завалены исками об оспаривании ее стоимости».

  • В России 55% компаний управляется собственниками первого поколения.

Что можно предпринять для того, чтобы сохранить наследникам бизнес и исключить проблемы из-за дележа имущества:

- грамотно подготовить завещание. Причем речь идет не о шаблонном варианте у нотариуса, где написано «все свое имущество, где бы оно ни находилось, я завещаю в равных долях супруге и детям», а тщательно подготовленное, где будет прописано, что именно и кто наследует.

- составить брачный договор. Он поможет обеспечить интересы пережившего супруга.

- подготовить бизнес к наследованию (в случае, если наследники готовы продолжать дело), в том числе проверить уставные документы компании. В случае необходимости внести изменения, чтобы исключить риск недопуска наследников к управлению.

- решить вопросы наследования культурных ценностей, проконсультироваться о порядке наследования своего зарубежного имущества. Продублировать завещание, в том числе и в стране нахождения имущества, чтобы учесть местное регулирование и облегчить жизнь наследникам.

- произвести прижизненное отчуждение минимальной доли компании старшему сыну и жене для обеспечения непрерывного контроля за компанией после смерти владельца.

- подготовить инструкцию наследникам по управлению бизнесом.


Максим Баланев

исполнительный директор Санкт-Петербургского фонда развития бизнеса и лидер проекта INBETS в России:

«На вызовы наследственного планирования надо смотреть не только с точки зрения наследников бизнесмена, но и со стороны общества и государства. Ведь могут оказаться парализованными, как минимум на полгода, очень крупные компании и, возможно, через год при неумелом управлении они прекратят свою деятельность. Например, если у компании, которая строит те или иные стратегические сооружения для города, вдруг возникают проблемы с директором или собственником, а тема передачи бизнеса не проработана, то это уже вопрос не только семьи менеджеров. Эта проблема всего города, так как будет парализована деятельность стратегической компании. 2020 год дал понять, что отсутствие планирования наследственности — это серьезная проблема.

Бизнес — это вещь, которая находится на кончике пальцев, многие дела и секреты невозможно передать, они завязаны на одном человеке – его владельце. И когда он уходит из бизнеса, то создается риск для потери огромного количества рабочих мест, а также налогов и отчислений.

Я предлагаю бизнесменам задать себе два вопроса: «Что будет с компанией, если я завтра не приду на работу?» и «Что будет с моими финансовыми обязательствами? Придётся ли моим родственникам рассчитываться по моим долгам?» Это такой своеобразный краш-тест.

Но под ударом находится не только владелец бизнеса, но и топ-менеджеры – это генеральный и финансовый директора, главный бухгалтер, системный администратор. Собственник подумал о том, что произойдет в компании, если кто-то из них вдруг неожиданно выпадет из рабочего процесса на месяц-два? Кто будет вместо них принимать решения и подписывать документы? Кто сможет контролировать IT-инфраструктуру (почта, облако, CRM, бухгалтерские системы)? Кто имеет доступ к ключевым документам (свидетельство о регистрации, устав и др)?

В компании обязательно надо соблюдать правило «четырех глаз». Чтобы избежать подобных ситуаций, мы готовы в рамках наших бесплатных консультаций, подсказать выходы из различных ситуаций, связанных с трансфером в бизнесе».

 

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты