• Здоровье
  • Здоровье

«Мы испытываем невидимую форму стресса»: как пандемия COVID-19 изменила нашу психологию и мышление

Пандемия изменила не только наши привычки и способы общения, но и степень тревожности и враждебности. Некоторые перемены уже случились, но есть то, с чем нам только предстоит столкнуться. Доцент психфака МГУ им. М. В. Ломоносова, руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей Ениколопов в лектории «Прямая речь» рассказал о результатах исследования динамики психологических реакций на коронавирус и о том, что важно знать о произошедших изменениях

«Мир не будет прежним» — не просто громкая фраза

Красивая фраза о том, что мир после пандемии не будет прежним, верна. Это не тот случай, когда ты попадаешь в больницу, получаешь лечение и возвращаешься домой. Эпидемия сильно поменяет мир. Наши мысли, поведение, чувства и ожидания от окружающего мира уже не будут прежними. Распорядок дня, пищевые предпочтения, сон, частота и интенсивность взаимодействий с людьми, изменение пространства семьи и работы, режим досуга, публичные места — всё это уже подверглось изменениям.

Мы испытываем невидимую форму стресса

Эпидемии — это всегда стресс. От крупных катастроф и взрывов эпидемия отличается тем, что в ней присутствует нетрадиционная форма стресса. Традиционная форма достаточно четкая: нарастает реакция, наступает плато и переход в фазы истощения. На видимую опасность человек отвечает атакой, бегством или ступором. В случае пандемии стресс невидимый — вирус даже нельзя потрогать. Мы не видим, что на нас летит, и от чего бежать. Журналисты быстро откликнулись на бессознательную просьбу людей: они визуализировали вирус. В форме круга или квадрата, с рожками или усиками — нам хочется увидеть врага и опасность. У нас есть объективные данные о количестве заболевших, но невидимость меняет нашу реакцию на стресс. Создается ощущение, что угроза повсюду. Мы переоцениваем опасность при невидимом стрессе, и в этом серьезная проблема.


Как научиться мыслить так, чтобы легче переживать кризисы вроде COVID-19?

 

Длительное нахождение в стрессе снижает иммунитет

Стресс имеет возрастающую кривую, при которой происходит нарастание общего иммунного ответа. В стрессогенной ситуации человек может стать более энергичным, совершать подвиги. Но зачастую после непредсказуемых усилий у него может обнаружиться язва желудка, потому что все те выработанные гормоны ударили по организму. Кривая идет вверх, потом стабилизируется, но самая опасная часть — спуск. Происходит истощение, падает иммунитет. В этот период легкая простуда может оказаться очень серьезной болезнью, а COVID-19 — тем более. Естественный иммунитет уменьшается, поэтому чем дольше мы находимся в стрессогенной ситуации, тем сильнее мы подвержены вероятности заболевания. Сегодняшняя эпидемия — длинная. Мы долго ждем конца, наступления хоть какой-то жизни. Серьезной проблемой является реакция людей на долго длящееся и скучное существование в стрессе.

Людей, страдающих от депрессии, во время пандемии стало больше

Сейчас происходит постоянное нарастание тревожности и депрессии, что также снижает иммунитет. И сам факт того, что в нашем окружении есть знакомые, которые заболели, тревожит нас больше, чем сообщения Роспотребнадзора о том, что выявлено 24 000 больных. У человека нарастают всевозможные фобии, и это не только страх заразиться, но и навязчивости, подозрение людей из окружения.

Во всем мире есть данные о том, что возросло число людей, принимающих антидепрессанты и антитревожные препараты. Рост депрессивной симптоматики проявляется и в росте числа людей с суицидальными намерениями. Притом интенсивность суицидальных мыслей стала более весомая.


Лечение депрессии: психотерапевт о том, как выявить болезнь и зачем пить таблетки

 

Люди снимают напряжение алкоголем и антидепрессантами

За время пандемии около 12 % стали чаще пить алкоголь, но отказавшихся от него примерно то же количество. Эти данные нельзя интерпретировать с оптимизмом: тревожных людей не стало меньше. Вполне вероятно, что люди, которые потребляли алкоголь с целью снятия стресса, теперь принимают антидепрессанты.

У людей, использующих алкоголь в качестве противотревожного средства, ярче выражены враждебность и паранойяльность, они реже прибегают к конструктивным стратегиям преодоления стресса. В долговременной перспективе попытка снять алкоголем напряжение может усилить психологическое неблагополучие. Среди людей, злоупотребляющих алкоголем много тех, кто считает будущее безнадежным.

Живому общению по-прежнему нет замены

Прерывание нормального человеческого общения особо опасно, ведь поддержка окружающих играет важную роль. При этом общение в социальных сетях не является полноценной альтернативой офлайн-встречам. Ощущения при реальном общении и при общении в сети неодинаковы. И дело не только в самом обмене информацией — дело во взглядах, жестах. В реальной жизни при общении мы можем прекрасно провести время, просто помолчав. В онлайн-общении человек этого лишен. Вы не получаете сильного эмоционального подкрепления, даже если у вас самая дружелюбная компания в Facebook.

Женщины будут переживать стресс из-за пандемии дольше

Женщины показали высокую корреляцию между восприятием безнадежности будущего и выраженностью восприятия стресса. И если у мужчин при снятии ограничений сразу же снижается уровень стресса, то у женщин он продолжает расти.

Когда произойдет полная отмена ограничений, будет происходить массовая вакцинация, у мужчин снизится стрессогенность, они будут радостно ходить на работу или общаться с друзьями. Но у женщин стресс останется. Во многом это связано с гендерными различиями в мышлении. Женщины больше ориентированы на решение практических задач, но реже используют стратегии мышления, позволяющие избежать неприятных эмоций. У мужчин достаточное количество стратегий, которые позволяют блокировать негативные эмоции.

Суеверных и религиозных мыслей теперь больше, чем рациональных

Во время эпидемии рациональное мышление стало хуже работать. На первый план вышло эмоциональное совладание, суеверное, эзотерическое мышление, которое скажется на нас в дальнейшем. С этим рука об руку идет идея теорий заговора. Те, кто отрицают наличие вируса, всегда подчеркивают, что нами пытаются манипулировать. Ковид-диссиденты говорят о том, что это всё всемирный заговор с целью уменьшения количества людей на планете.

В такие времена обычно начинают подниматься всевозможные архаические представления, мифологемы, появляется общая готовность вступать в секты. Часто человек не отдает себе отчет в том, что начал меньше мыслить рационально и конструктивно. Он может совершенно спокойно говорить одно, а потом — противоположное.

Уровень враждебности стал выше

Враждебность, которая на самом деле не так безобидна, нарастает. Люди ведут себя очень агрессивно — вспомним заснятые на видео конфликты из-за того, что кто-то не надевает маску. 

Враждебность проявляется в изменении картины мира: окружающая среда начинает восприниматься нами более угрожающей, чем она есть. И причина необязательно в COVID-19 — это может быть связано с чем угодно.

После пандемии мир будет другой, потому что он не готов к появлению большого количества враждебных людей. Есть разница между враждебностью как картиной мира, и агрессией, которую проявляет человек. Как только COVID-19 станет бытовым ОРВИ, агрессия начнет спадать. Но как жить с людьми, которые за это время нарастили свою враждебность? 

Записала Карина Сиразетдинова.

На основе выступления Сергея Ениколопова в лектории «Прямая речь».

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты