• Развлечения
  • Кино и сериалы

Михаил Сегал: «Это особый аттракцион и изящество: снять такое кино о порно, чтобы никто не смутился»

В новом фильме Михаила Сегала «Глубже!» главный герой — театральный режиссер-неудачник, вынужденный снимать порнографию, которая внезапно покоряет мир и становится национальной русской идеей. «Собака.ru» поговорила с автором «Рассказов» и «Кино про Алексеева» о том, как создавалась картина и почему актеры на кастинге на порноартистов читали монологи из Чехова. «Глубже!» с 3 декабря можно эксклюзивно посмотреть в мультимедийном сервисе Okko.

Сюжетный движок «Глубже!» — история театрального режиссера, который из-за безденежья начинает снимать порно. Насколько знаю, изначально эта линия была частью другого сценария?

Так бывает, что один сценарий трансформируется в другой. В изначальном был другой главный герой, он как раз и сталкивался с театральным режиссером, который вынужден снимать порно. Тот сценарий был политически наглым и достаточно авангардным: не для массового зрителя. Продюсеры отдавали ему должное, но снимать опасались. Запустить его не удавалось несколько лет. Потом мне предложили подумать над тем, чтобы вычленить комедийную линию, сделав из нее отдельную историю. Я, конечно, переживал, что придется расстаться с изначальным сценарием, но все же решился. Так и появился «Глубже!». Мне кажется, даже забавно, что произошла такая трансформация.

Хотя как таковых откровенных сцен в «Глубже!» нет — фильм все же про порнографию в разных значениях этого слова — но он получил прокатный рейтинг «16+», а не «18+».

У нас речь идет о порноиндустрии, но все показано так, что фильм могут смотреть чуть ли не дети, там действительно нет ничего такого, для чего нужно было бы назначать рейтинг «18+». И в этом особый аттракцион и изящество: снять кино о порно, чтобы никто в зале не покраснел и не смутился. Это обман в хорошем смысле.

А табуирована ли вообще тема секса и порно в русском кино?

Абсолютно нет. Понятно, что порнография, какой она бывает на порносайтах, не может присутствовать в кинотеатрах или на киноплатформах, но это и так очевидно. А просто эротических сцен, даже самых серьезных, у нас в кино много. Скорее «не рекомендуют» политические высказывания, эротические же сцены легко проходят, и у зрителя возникает чувство, что цензуры нет. Впрочем, возможно, оттуда «сверху» это делается подсознательно.

Что хуже порнография или пошлость (в набоковском смысле)? Или в «Глубже!» это одно и тоже?

Фильм построен на том, что порнография сначала появляется в виде обычного порно, а затем речь заходит о разных областях социальной жизни, их циничности и пошлости, когда мы говорим: «Это порнография». Ради этого, наверное, «Глубже» и был задуман. То есть, первая часть комедийная, там порно используется как завязка, вторая же является высказыванием о порнографии в переносном значении.

Если поговорить немного про первую, комедийную, часть. Удалось ли вам посмотреть картину с обычными зрителями?

Да, у меня есть такое развлечение с каждым моим фильмом: когда пройдет пара недель проката, я покупаю билет на обычный сеанс. Иногда режиссеры и продюсеры делают фокус-группы, когда фильм еще не готов, чтобы понять, надо ли что-то изменить. Мне же интересно наблюдать реакцию людей после. Она разная. Иногда люди смеются там, где мне хотелось бы, иногда — нет.

Какая-то шутка из «Глубже!» не сработала?

Да. Например, когда режиссер репетирует с порноактрисой и пытается добиться слез, пронзительных эмоций. Он рассказывает ей про психологические мотивации, просит вспомнить что-то грустное. Она слушает и предлагает: «Я могу вспомнить, как кошка умерла». Он отвечает: «Отлично, вспомните, как кошка умерла». Зрители на этой сцене ведут себя подло и безответственно — смеются не так громко, как мне хотелось бы.

Главную роль режиссера Романа Петровича играет Александр Паль. Он сразу имелся в виду или был кастинг?

Сначала родилась идея, то есть кино задумывалось не под него, но в процессе работы довольно быстро возникла Сашина кандидатура, и дальше уже сценарий дорабатывался, исходя из этого. Остальных актеров искали, когда сценарий был уже написан.

Слышала, они читали на кастинге чеховские тексты. Например, Олег Гаас пробовался на роль порноактера с монологом Лопахина.

Дело в том, что внутри сюжета происходят превращения. Порноактеры к концу фильма становятся крутейшими драматическими артистами и играют лучше всех. Поэтому я смотрел, как человек выглядит, понимал, что он мне подходит внешне, но пробовал его в финальном, более сложном воплощении. Это звучит, как шутка, что на кастинге на порноактера я просил читать монолог из Чехова, но это имеет простое логичное объяснение.

А Любовь Аксенова, которая играла у вас в «Рассказах», что читала — Нину Заречную или Раневскую?

Точно не помню, но это был общий принцип: пробовать именно серьезные драматические сцены, потому что порно и комедийные снимать легко.

Из «Рассказов» перешел и Игорь Угольников. При этом опять в роли главы государства – это такая мета-шутка и пасхалка?

Я изначально уточнил у Игоря Угольникова, не против ли он снова сыграть президента, описав ему сценарий. Это умышленный привет фильму «Рассказы» еще и потому, что «Глубже!» — стилистически и тематически немного его продолжение в своей фарсовости. С новым сюжетом я пытаюсь войти в ту же воду: когда немного смешно, немного страшно и сатирически остро. Угольников как будто перепрыгнул из одного фильма в другой. Для тех, кто не смотрел «Рассказы», это просто эпизод, для остальных — дополнительное впечатление.

И президент в его исполнении тоже на этот раз читает Чехова.

Да, президент сидит на лоне природы и читает Чехова, больше ничем не занимается. Он общается с вечностью и с классиками.

В свое время «Рассказы» успешно принимали зрители. Как вам кажется, какие комедии и почему становятся народными?

Не хочу об этом думать, иначе стану режиссером, который ориентируется на спрос, анализирует его. У меня обратная задача: чтобы мне было интересно, а затем я должен просто максимально увлекательно донести замысел до людей. Так должен мыслить режиссер авторского кино.

Режиссер авторского кино снимает для себя или для зрителя?

Он снимает для людей, но мотивацией создания произведения является его боль, его мысли и замысел. Отправная точка – замысел.

С 3 декабря в мультимедийном сервисе Okko.

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты