• Город
  • Город

Знакомьтесь, Татьяна Бажанова — в 2000-м году основала радио «Эрмитаж», а сейчас борется за его спасение, получив иск о банкротстве на 15 млн руб

Татьяна Бажанова 2000 году основала культовое радио «Эрмитаж»: только джаз, блюз, соул, классика. Радиостанция быстро стала популярна, превратившись в одну из городских достопримечательностей. Сейчас 90,1 FM находится на грани исчезновения, получив иск о банкротстве на 15 млн рублей. Сотрудники открыли сбор средств на planeta.ru. «Собака.ru» поговорила с ней о том, почему радиостанция сейчас переживает тяжёлый период.

Как появилось радио «Эрмитаж»?

Это был 1998 год, эпоха созидания, обновления и надежд. Создавались тысячи частных предприятий. Для их обслуживания росло количество банков, появлялись новые СМИ, радиостанции. Я по образованию радиоинженер и провела огромную работу, чтобы получить частоту 90,1 FM. Мою идею создания в Петербурге станции без политики и с хорошей музыкой поддержали все звезды культуры и науки. Письмо в Минсвязи с просьбой выделить частоту подписали Михаил Пиотровский, Валерий Гергиев, Дмитрий Лихачев, руководители творческих союзов — художников, композиторов, архитекторов. И считаю, мы оправдали доверие. Уже 21 год в эфире Петербурга звучит радио «Эрмитаж», которым я горжусь. 

Почему вы выбрали именно такой формат — джазовое радио?

Мы ставили себе задачу сделать в Петербурге музыкальный формат для умных и состоятельных людей. Исследования целевой аудитории показали, что все устали от диджеев и бесконечного радийного интерактива со звонками в студию. В одно время с нами частоту получило «Эхо Москвы». Таким образом, вопрос об информационной волне в Петербурге был решен, а музыкальной радиостанции с новостями о культуре в нашем городе не было. Однажды мы с мужем поехали в Хельсинки, и там я случайно услышала джазовую радиостанцию. Тогда я и поняла, что это именно тот формат, который искала. В России ничего подобного не было, мы стали первой радиостанцией такого нового формата. Я вообще-то больше читатель, чем слушатель — так что муж выдал мне четыре джазовых диска, и именно с них начался наш формат. Эта музыка идеально вписалась в ауру культурной столицы.

Как сформировался стиль радио?

Сложность состояла в технологическом воплощении этого формата, так как до нас ничего подобного в эфире Петербурга не было. Сначала я приглашала на работу руководителей радиостанций, но эфиром была недовольна. А потом я поняла, что нужен тот, кто умеет сам работать руками, а не только руководить. Так появилась Наталья Масленникова — профессионал в построении эфира и наш первый программный директор. Она поделила всю фонотеку на восемь частей по ритму, вокалу и инструментам и составила инструкцию, как они могут сочетаться между собой. И тогда формат зазвучал и стал нравиться не только любителям джаза.

Как вы выбрали название?

Все петербуржцы влюблены в Эрмитаж! А мы хотели показать: несмотря на заботы и проблемы жизни, совсем рядом есть другой прекрасный мир — любимый музей, музыка, красота нашего города.


«Тогда слово "радио" было несколько неприличным, ассоциировалось с диджейской болтовней, музыкой "два притопа, три прихлопа"».

Радио никогда не было для вас основным местом работы?

Нет, я продолжала работать в других компаниях и какое-то время даже скрывала, что имею отношение к «Эрмитажу». Мне казалось это несколько несолидным. Тогда слово «радиостанция» ассоциировалось с диджейской болтовней и музыкой «два притопа, три прихлопа». Но вскоре я стала гордиться своим детищем — помню, как ехала по набережной, играл Бах, потом джазовая обработка Баха, а я думала: «Да, мы это сделали!». Мы были первыми в стране, которые сделали такое радио в России, все остальные были после нас.

Этот формат оказался экономически успешным?

Я сделала всё, чтобы этот проект окупался, хотя рекламы у нас всегда было столько, сколько необходимо для существования радиостанции: оплаты сотрудников и радиосигнала. Мы всегда с большим уважением относились к слушателям, отказывались от рекламы, если она не вписывалась в формат. У нас было минимум сотрудников, все получали небольшие зарплаты — я сама на протяжении 20 лет зарабатывала 26 тысяч рублей в месяц. Максимум на радиостанции работало 20-25 человек. Сейчас, конечно, гораздо меньше. Пришлось отказаться почти от всех информационных программ. Мне было важно доказать, что это не просто развлечение богатой дамочки, что «Эрмитаж» может существовать без дотаций. Я убеждена, что проект может существовать только тогда, когда он может сам себя содержать. Нам все время прочили скорое закрытие — мол, год-два и радиостанция закроется. Но мы существуем 21 год и стали частью культуры Петербурга.

Сейчас радио переживает сложный период. Почему?

У нас никогда не было студии прямого вещания. Желание ее создать и привело к сегодняшним проблемам. Радио «Эрмитаж» три года назад перевел со своего корпоративного счета в банке МБСП на свой корпоративный счет в «Промсвязьбанке» 13 миллионов. Мы собирались наконец-то открыть свою студию прямого эфира рядом с Эрмитажным театром, заключили договор о закупке оборудования и аренды помещения на Марсовом поле, открыли ещё один корпоративный счет в ближайшем к новой студии банке, и перевели туда часть своих денег — 13 млн. Но банк, из которого мы переводили деньги, попал в число 600 банков из 1000 существовавших, у которых отозвали лицензию.

И у Агентства по страхованию вкладов (АСВ) появилась возможность забрать деньги радио «Эрмитаж» себе. Это стало возможным из-за несовершенства финансовой системы в нашей стране. У нас отсутствует право юридически оспорить самое элементарное решение какого-нибудь клерка из Центробанка, так как Центробанк не подконтролен никому в своих решениях. В суд можно обратиться только после закрытия банка. Это является основой глобальной коррупции в банковской сфере. Банки закрывают, их активы продают за бесценок. Это выгодно только тем, кто распродаёт активы — остальные все в убытке.


«Это как поджечь дом, оставив в нем миллиард».

В законе «О несостоятельности (банкротстве)» сказано, что все операции, которые проводил банк или его клиенты в течение трех лет до отзыва лицензии, могут быть оспорены. И таким образом перевод собственных средств радио «Эрмитаж» на свой же корпоративный счет в другом банке дал возможность АСВ требовать вернуть назад в банк МБСП 13 млн. рублей радиокомпании «Культура». Кроме того, АСВ насчитало проценты на первоначальную сумму 13 млн. и предъявило требование к радиокомпании «Культура» уже на 15 млн. Таким образом, поставив радио «Эрмитаж» на грань банкротства. Судья заключила, что я, являясь женой владельца банка, знала о, якобы, его плохом состоянии, поэтому перевела деньги радиостанции. Но банкротство банка было для нас полной неожиданностью. На то, что в банке остались все мои личные сбережения за 20 лет работы, они решили не обращать внимание. Конечно, я не стала бы их оставлять, если бы знала что-то плохое о банке. Это как поджечь дом, оставив в нем миллиард. Ведь Банк МБСП до последнего дня платил по всем своим обязательствам.

Радио «Эрмитаж» никому ничего не должно. Оно переводило деньги с одного своего счета на другой свой счет. Решение мы трижды пытались оспорить. Сейчас будем оспаривать в Конституционном Суде. Но чтобы спасти радиостанцию, прекратив процедуру банкротства, деньги нужны сегодня. И здесь реальную поддержку нам оказали наши прекрасные, замечательные слушатели. Мы запустили сбор на краудфандинговой платформе на planeta.ru и уже собрали 3 млн. Очень рассчитываем, что и рекламодатели также помогут. У нас никогда не было много рекламы, но сейчас она нам очень нужна.

Кроме того, проблемы радиостанции связаны с тем, что она потеряла свои помещения, где располагалась многие годы, «благодаря» недобросовестным действиям юриста из «Дювернуа Лигал» — Егора Носкова. Компания «Дювернуа Лигал» заключила договор о юридической помощи радиостанции. А на деле — выгнали нас из бизнес-центра «Глобус». Но сейчас бизнес-центр наконец-то решением суда возвращен нам и надеемся, что скоро радио «Эрмитаж» вернется домой.


«Это не просто развлечение богатой дамочки: "Эрмитаж" существовал без дотаций». 

Кто-то из крупного бизнеса предлагал вам помощь?

Как это ни странно, многие предлагали «помощь», но на деле это оказывалось желанием стать кредитором вместо АСВ, а у нас нет цели сменить кредитора, наша цель рассчитаться с ним и сохранить уникальную радиостанцию. Это будет возможно, если рекламодатели разместят у нас достаточное количество рекламы — около 7,5 млн., а другие 7,5 млн. можно взять с платформы planeta.ru. И надеемся, что до сентября соберем все, но сейчас сбор несколько замедлился именно из-за публикаций в СМИ о смене кредитора. Многие думают, что это решит проблему, но на самом деле это не так. Смена кредитора только усложнит проблему. Конечно, для нас сейчас важно, чтобы компании из крупного бизнеса захотели разместить рекламу. По предложению команды planeta.ru мы рассматриваем возможность создания специального спонсорского лота, где в благодарность за поддержку мы предложим упоминания компаний в эфире или на сайте радиостанции. Чтобы покрыть долг в 15 млн., нам нужно много рекламы.

Для меня важно, чтобы радио Эрмитаж продолжало жить, принося удовольствие людям. Вокруг «Эрмитажа» крутится много дельцов, которые хотят за бесценок получить в управление радиостанцию. Звонков было много, но все по факту предлагают просто купить «Эрмитаж» за эти 15 млн. И при этом нет никакой гарантии, что радио сохранится в том формате, в котором оно существует больше 20 лет. Для меня важно, чтобы оно продолжало жить. От кого только я не слышала похвал, даже Ростропович нас слушал. Это стало для меня важным бонусом в жизни — я смогла сделать то, что приносит удовольствие другим людям. Но самой главной мотивацией и бонусом для меня и всей команды была любовь нашей аудитории. Сейчас мы особенно ощущаем эту поддержку. Я уверенна, что вместе мы сохраним «Эрмитаж» на 90,1 FM.


По образованию Татьяна радиоинженер по специальности «теоретические основы радиотехники». А еще в биографии 10 лет музыкального училища по классу фортепиано. Любимая композиция Татьяны — Dance Me to the End of Love Леонарда Коэна из альбома Various Positions 1984 года. По состоянию на 25 июля слушатели радио «Эрмитаж» пожертвовали на спасение радиостанции 3 млн рублей. Юридическое лицо, владеющее частотой 90,1 FM «Радиокомпания «Культура»; СМИ «Невская волна»; Радио «Эрмитаж» радиопередачи. Юридическое лицо, владеющее частотой 90,1 FM «Радиокомпания «Культура»; СМИ «Невская волна»; Радио «Эрмитаж» радиопередачи.

Как помочь проекту, можно узнать здесь.

Текст: Ксения Морозова

Фото: Maria Rand

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты