• Бары и рестораны
  • Тенденции

«Фуры с вином застряли на границе, в городе назревает дефицит алкоголя»: что не так с поправками в закон о виноделии — объясняют эксперты

Пока все обсуждали игристое вино из Шампани и российское шампанское, фуры с импортным алкоголем скапливались у границы: по новым правилам 90% вин нужно пересертифицировать. Что не так с новым законом, почему уже появился дефицит позиций и подоражает ли просекко? «Собака.ru» поговорила с сомелье, владельцами винных ресторанов и импортерами.

Гаяне Рафаэлова

Совладелица винных ресторанов Merula

«Закон спонтанный для всех. Сейчас отменили понятие французского шампанского, которое исконно производилось в провинции Шампань. Теперь это игристые вина. А у нас — российское шампанское.

Все сомелье говорят о том, что на рестораны это никак не повлияет – как мы составляли карты, так и будем. Мы не будем писать «российское шампанское», а сделаем просто отдельный раздел. Нет закона, который регламентирует написание винных карт в ресторанах.

Все импортеры столкнулись с большей проблемой — очередь из машин с вином на границе. Таможня перестала растамаживать фуры, перестала отпускать. Что произошло: вместе с этими изменениями к закону о виноделии и виноградарстве РФ (а их 74 страницы) отменились категории вин географического наименования, либо защищенных наименований по происхождению. На нашем рынке 10% марочных вин и 90% остальных, которые попали под эти поправки. Термины отменили, но забыли, что есть технологии растоможки товара. Вина должны пройти российские испытания, на основе которых мы получаем декларацию соответствия, в которой присваиваются категории. Эти документы импортер отправляет в ЕГАИС и таможню, там выдается код каждой категории. 

Так как сначала не было никаких пояснений, все думали, что одним днем всем импортерам придется передекларировать все вино, а это большие деньги и время. Чтобы получить декларацию на одну позицию, нужно сдать анализы (это около 1000 руб) и предоставить 2-3 бутылки каждой — себестоимость тоже ложится на плечи компаний, прайс-лист которых составляет порядка 1000 наименований.

Новая бумага с разъяснениями говорит нам о том, что не нужно будет тратить деньги на протоколы и испытания, декларации можно будет подавать самим, на этом тоже можно будет сэкономить. Но весь классификатор построен на старой системе, никто не знает что делать и какие коды указывать. Как должны называться эти вина? Что писать на контрэтикетке? Что делать со старыми акцизными марками, которых сейчас много в обороте? Что делать с грузами, которые стоят на границе – их выпускают или нет? Таможня не готова брать на себя ответственность. Какие-то машины стали выпускать, но предупреждают, что если придут контролирующие или карающие органы, они конфискуют продукцию, потому что это не совсем законно».


Максим Каширин

Президент Simple Group в интервью РБК

«Если следовать букве закона, то нужно полностью остановить весь импорт, заставить всех пересертифицировать свою продукцию. Это займет примерно от 3 до 6 месяцев, это целая морока. А через 6 месяцев заново импортировать. Понятно, что это коллапс: мы встаем, не можем работать, не знаем как платить зарплаты, товары на полках кончатся, правительство не получит таможенные пошлины, акцизы, НДС на импорт — и никто не счастлив. Правительство понимает, что если вот так в лоб все сделать – это близко к катастрофе. Сейчас, как я понимаю, государство пытается найти решение».

Наталья Маркова 

Сомелье Social Club

«Все серьезно и дело не только в шампани: сейчас вообще все вина стоят на границе (и тихие, и просекко, и кава). Фуры не пускают, потому что они не имеют права импорта в РФ. Уже начались проблемы со стоками у поставщиков. Например, я на днях делала заказ на банкет, а из 6 позиций уже 2 на стопе – вино закончилось, а новая партия стоит на границе.

С шампанским такая же история – тоже надо все пересертифицировать, но все еще усложняется тем, что Комитет Шампани отправил всем домам рекомендательное письмо, что надо прекратить поставки в Россию, так как мы их не признаем. Какие-то позиции возможно уйдут с рынка, но это опять же кроме сомелье и ценителей шампани вряд ли кто заметит».

Евгений Шамов 

Президент Петербургской Ассоциации сомелье

«Произошла такая ситуация, при которой те защищенные наименования, к происхождению которых привыкли европейцы, по российскому закону теперь оказываются в категории намного более простой. Для потребителя становится окончательно не понятно, где игристое, а где шампанское. Российское вино – теперь шампанское, а французская Шампань теперь – игристое. Региональные привязки стали уязвимыми и возможно та же участь ждет и крепкий алкоголь.

Все это реально имеет отношение только к контрэтикетке, оригинальную никто не трогает. Но при изменении контрэтикетки пострадают виноторговые компании — импортеры, которым придется за свои деньги заново пройти сертификацию, заново пройти все испытания и анализ образцов вина. Если ты начинаешь проходить все это для получения документа, это долго. А если ты еще и небольшая компания, которая занимается бутиковым импортом, находишься на кредитах, то будет и подвисание денег, которое повлечет неприятные последствия».

Людмила Иванова

Совладелица кафе «Мечтатели»

«Все из-за нового закона. Все хайпанули на письме Moet & Chandon про шампань, но в законе намного больше вредоносных вещей. Все ждут уточнений от федеральной службы по регулированию алкогольного рынка, а до этого момента непонятно, что делать. Пока ситуация такая, что всем импортерам нужно пересертифицировать все вино в категории «географически защищённое наименование» (и просекко тоже). В городе есть только одна лаборатория, которая принимает вина на сертификацию, потому что коммерческие лаборатории были упразднены. Это месяцы работы и много затрат. Рынку это грозит дефицитом вина и повышением цен».

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты