• Образ жизни
  • Путешествия
  • Внутренний туризм
Путешествия

Как Черниговская читала в Комарово доклады, а дети академиков жарили шашлыки. О поселке рассказывает Андрей Аствацатуров

Поделиться:

Потомственный комаровец, писатель и директор Музея Набокова Андрей Аствацатуров вспоминает об академическом поселке 1960-х и золотой молодежи «ленинградского Переделкино».

Андрей Аствацатуров

Портрет Анны Ахматовой работы Н.И. Альтмана, 1914

Дачу в Комарово купил в 1959 году мой дедушка, академик, доктор филологических наук Виктор Максимович Жирмунский — лингвист, литературовед и один из важнейших представителей ленинградской грамматической школы. До этого он со своей семьей каждое лето снимал дачи на Карельском перешейке, в Ушково или в том же Комарово, но тут пред ставился случай ее приобрести: некий работник торговли срочно избавлялся от собственности, чтобы не иметь проблем с правоохранительными органами. Купил дачу дед за 250 тысяч рублей — это внушительная сумма по тем временам, но он был членом-корреспондентом Академии наук СССР и получал большую зарплату.

Дед поселился в Комарово и до конца жизни (В. М. Жирмунский скончался в 1971 году. — Прим. ред.) проводил там круглый год, лишь дважды в неделю приезжая на работу в Институт языкознания. Поселок ему нравился: тихо, спокойно. Кроме того, дед стал частью местной социальной жизни — рядом находились дома его коллег и друзей, они все ходили друг другу в гости на чай с клубничным вареньем.


При Хрущеве, раздавать дачи бесплатно перестали, но доход ученых позволял их покупать 

Эта академическая среда складывалась в Комарово постепенно. До советско-финской войны 1939– 1940 годов в поселке, который тогда назывался Келломяки и находился в Финляндии, любили отдыхать петербургские врачи. А после Второй мировой, в 1946 году, Сталин придумал проект академического поселка и решил раздать дачи известным ученым — лингвисту, автору важнейших исследований о творчестве Радищева и мужу поэтессы Ольги Берггольц Георгию Макогоненко, генетику и ученице Николая Вавилова Раисе Берг (на ее даче, кстати, в 1962 году жил Иосиф Бродский), филологу и председателю секции перевода Союза писателей СССР Владимиру Адмони. Это были большие дома, обязательно со сторожками и гаражами.

Позже, при Хрущеве, раздавать дачи бесплатно перестали, но доход ученых позволял их покупать — самое активное заселение пришлось на 1960-е годы, тогда же, кстати, в Комарово поселился академик Дмитрий Лихачев. Вслед за домами ученых, в Комарово стали строить ведомственные, типовые дачи, которые за их вид называли «будками». На одной из таких дач жила поэтесса Анна Ахматова.

Татьяна Черниговская

Иосиф Бродский

 

Дмитрий Лихачев

Когда академики состарились, владельцами этих домов становились их дети, «золотая молодежь». В их компании, кстати, были нейролингвист Татьяна Черниговская (хотя к «золотой молодежи» не относилась), литературный критик Виктор Топоров­ и ­композитор Максим ­Шостакович. Гуляли ­они ­шумно ­и ­весело!­ Собирались­ на ­дачах ­(в ­том ­числе, ­на­ нашей), ­выпивали,­ ели­ шашлыки. ­Но­ проводили ­они ­время­ не ­только ­на гулянках,­ у­ них­ были ­ и ­интеллектуальные­ развлечения, ­которые ­сейчас ­мы ­бы ­назвали­ паблик-токами.­

Лидером ­компании­ «академических­ детей» ­был ­Леон ­Карамян,­ сын ­нейрофизиолога, академика­ Арташеса­ Карамяна,­ и­ он­ устроил­ на ­даче ­своего отца научный ­семинар, ­на котором ­с ­докладами ­выступала­ все­ та ­же ­Черниговская,­ мой ­отец ­(филолог-германист­ Алексей­ Аствацатуров).­Часто они­ собирались­ и ­слушали­ классическую­ музыку.

Приезжали ­сюда­ и­ москвичи: ­писатели, ­режиссеры, ­актеры.­ В ­общем,­ Комарово­ стало ленинградским­ Переделкино. ­Даже ­нет,­ в ­Переделкино жизнь­ была ­куда ­менее насыщенной.

Каждый ­год, ­2-го­ августа ­дед ­праздновал ­в ­Комарово ­день­ рождения. ­А­ после ­его ­смерти бабушка, ­литературовед­ Нина ­Сигал,­ ежегодно­ устраивала  здесь­­ вечера ­его ­памяти. ­На ­них приходили­ тот ­же­ Лихачев,­ академик­ Лидия ­Гинзбург,­ другие­ знаменитые­ ученые.­ Я ­всех­ их видел­ и до ­сих ­пор помню­ их ­лица.


К ­счастью,­ 1990-е­ не ­развратили­ Комарово.­ В­ отличие ­от ­соседнего­ Репино

К ­счастью,­ 1990-е­ не ­развратили­ Комарово.­ В­ отличие ­от ­соседнего­ Репино,­ поселок ­был плотно ­застроен ­академическими ­дачами­ с ­большой ­территорией, ­поэтому ­массово замуровать ­его­ трехметровыми ­заборами ­было­ трудно.­ Конечно,­ кто-то­ из ­тех ­же­ академических ­детей­ эмигрировал­ или ­просто­ продал­ свой ­участок, благо­ земля ­здесь­ очень ­дорогая, ­и ­конечно,­ несколько­ «поросячьих­ замков»­ здесь­ появилось.­ Но­ в ­целом­ новые ­богатые, ­переселяясь­ в ­Комарово,­ хотят­ соответствовать­ местному­ стилю ­и строят довольно­ аскетичные ­финские ­сборные ­дома.

Честно,­ хоть ­я ­и ­приезжаю ­в ­Комарово ­с ­детства, ­у­ меня ­тут ­не­ сложилось какой-то  компании. ­Когда ­я, ­например,­ иду ­к ­Щучьему­ озеру,­ со ­мной ­многие­ здороваются, ­но ­я ­даже не ­знаю этих­ людей.­ Да, ­я ­знаю­ всех­ внуков­ академиков,­ но­ всегда ­держался ­немного ­в  стороне: читал книги, ­занимался­ наукой.­ Однако ­мы­ очень­ дружим ­с ­внучкой­ академика Лихачева журналисткой­ Зинаидой­ Курбатовой. ­Она ­сейчас ­живет­ в­ Москве, ­но ­у­ нее ­по-прежнему­ есть дом ­в ­Комарово, ­и ­когда­ Зинаида ­сюда­ приезжает,­ мы­ обязательно встречаемся.­ Она,­ кстати, тоже ­академический­ человек­ и­ тоже­ всегда ­была ­немного­ в стороне ­от ­тусовок.

Сейчас ­в ­Комарово ­пытаются ­создать ­светскую­ жизнь ­среди­ и­нтеллигенции. ­Директор музея­ «Келломяки-Комарово» ­Ирина ­Снеговая ­устраивает­ экскурсии ­по ­поселку,­ проводит праздники.­ Это ­очень ­здорово,­ но ­вероятность ­того,­ что ­когда-то­ вернется ­то, «академическое»,­ Комарово,­ равняется ­нулю. Во-первых,­ интеллигенция ­и­ ученые­ мало зарабатывают.­ Они­ вынуждены­ очень­ много­ работать, ­им ­не­ до ­комьюнити.­ Ученые ­из поколения­ моего­ деда ­могли ­себе­ позволить­ некоторое­ сибаритство,­ так ­как ­у ­них­ был хороший ­достаток ­и ­время­ для­ творческой­ деятельности ­и ­встреч­ с­ друзьями.­ Мы­ с ­женой раньше ­часто ­приглашали­ на ­дачу­ гостей­ из ­Петербурга, но ­теперь ­у­ нас ­дети ­и ­куча работы.­

Ну­ и­ самое­ главное­—­интеллигенция­ не ­может ­себе­ позволить­ купить­ дачу ­или­ участок ­в Комарово. ­Это ­не ­плохо­ и­ не ­хорошо, ­просто ­факт.

Следите за нашими новостями в Telegram
Теги:
Внутренний туризм
Материал из номера:
Июль-Август
Люди:
Андрей Аствацатуров, Татьяна Черниговская
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: