• Образ жизни
  • Путешествия
  • коронавирус 2019-nCoV

Личный опыт: я не смогла улететь из Таиланда с двумя детьми из-за коронавируса

4 апреля Россия полностью останавливает международное авиасообщение. Тысячи россиян теперь не смогут вернуться домой. «Собака.ru» поговорила с Эллой Горлановой, которая осталась на острове Самуй в Таиланде с двумя детьми вдали от мужа, несмотря на насколько попыток улететь в Петербург.

27 января я улетела в Таиланд с двумя моими сыновьями Степаном и Львом, одному из них 7 лет, другому 10, они учатся здесь на дому. Планировали отдыхать два месяца — одному из детей нужна была реабилитация после операции на ноге, врач посоветовал провести время у моря. Я решила уехать в привычное место, на острове Самуй я отдыхаю уже лет 13.

23 января Ухань закрылась на карантин, и мы не могли предположить, что инфекция будет так активно распространяться за пределами Китая. Когда я прилетела в Бангкок, в стране было 12 заразившихся, и ничего не предвещало беды.

Первый звоночек был, когда мы спустя месяц улетели в Гонконг: Таиланд дает визу на 30 дней, и чтобы оформить ее заново, нужно уехать в любую другую страну. В Гонконг как раз были прямые рейсы. Город был абсолютно пустой, в очереди на трамвайчик на пик Виктория мы были единственными, хотя обычно там все ждут час-два. Но на следующий день мы вернулись на Самуй, и там вели такой же образ жизни, что и до этого. 

Здесь все изменилось только неделю назад — когда уехали туристы. Сначала ближайшие государства — Малайзия, Вьетнам, Индонезия — закрыли границы. Но Таиланд всегда был более либерально настроен к туристам, никаких особенных карантинных мер страна не вводила. Единственное — где-то с 20 марта, чтобы въехать в страну, нужно было иметь справку об отсутствии Covid-19 и страховку на 100 тысяч долларов. 

В любом случае, мы уже собирались уезжать, позвонили в компанию «Эмирэйтс» и попросили перенести наш рейс пораньше. Самая ранняя дата, которую они нам предложили — это 27 марта. А 23 числа авиакомпания объявила, что никаких рейсов они совершать больше не будут. Сделали они это коварно: просто закрыли офисы и отключили телефоны поддержки, а написать им можно было только в автоматическую форму на сайте. Мы этого не ожидали: это большая, известная, заслуживающая уважения компания.

Все развивалось так стремительно, что мы даже не успевали реагировать. Последние две недели мы сидим на телефоне, чтобы купить хоть какие-то билеты. Сразу после отмены нашего рейса мы стали звонить в «Аэрофлот», нам показалось, что национальный авиаперевозчик — самый надежный способ улететь. Но мы смогли купить билеты только на 3 апреля, потому что на более ранние даты цены были неподъемными для обычного человека — порядка 300 тысяч. И то мы смогли урвать их только с третьего раза — возможно, их придерживали. У нас есть чат тех, кто застрял в Тайланде, и там писали люди, которые уже в аэропорту узнавали, что их рейс отменен. Они подходили к стойке «Аэрофлота», им предлагали билеты за 200 тысяч на двоих, они влезали в кредитные карты и просили у родственников помощи. А потом рассказывали, что треть самолета была пустая, а половина была заполнена иностранцами, которых вывозили транзитом. Людям помогать никто не хотел, авиакомпания зарабатывала деньги.

Сегодня у нас должен был быть рейс, но несколько дней назад нам сказали, что он тоже отменен. Мы звоним каждый день, и все время нам говорят разные вещи. Сначала обещали, что до 8 апреля всех вывезут, потом — что небо закрыли окончательно. При чем причина не экономическая: в одном Бангкоке желающих улететь очень много, наберется на два самолета. Дело в том, что Росавиация сначала ограничила прибытие граждан из-за рубежа: «Шереметьево» может принять до 500 человек в день, аэропорты в других городах страны — до 200.

Я звонила послу, он говорит все время только одно: «Ждите и старайтесь выбраться». Но выбраться уже невозможно. Единственная помощь, которую нам оказало посольство — это продление виз. Мы оставили заявку на сайте МИДа на вывоз граждан. Насколько я знаю, у министерства 17 тысяч заявок только из Тайланда, так что мы не особо рассчитываем на их помощь.

Конечно, мы не рассчитывали оставаться здесь так надолго, финансовая подушка ушла на покупку билетов и оплату жилья. Сейчас мы просим помощи у близких и друзей и надеемся улететь отсюда через месяц — «Аэрофлот» прислал нам билеты на 2 мая.

Здесь закрыты все кафе, запрещены массовые собрания, комендантский час — с 22:00 до 4:00. Естественно, ты должен всегда ходить в маске. Пляж у нас дикий, так что мы всегда можем спуститься к воде и искупаться. Магазины и рынки работают, заведения готовят на вынос. Конечно, чувствуется некоторое напряжение: кафе, где раньше было невозможно забронировать столик, стоят обнесенные сетками, отели пустые. На берег вышли рыбаки. Но в основном местное население относится с сочувствием: хозяйка нашего дома сделала нам скидку, предлагает помочь с приготовлением еды, никакого негатива в наш адрес нет.

Мой муж остался в Петербурге, он очень беспокоится, общается с посольством, авиакомпаниями, страховой компанией. Многие страховые в условиях пандемии не хотят продлевать страховки путешественникам. Дети тоже очень расстраиваются, что не увидят папу, но я их подбадриваю, говорю, что на море явно лучше, чем в обсерваторе.


Путешественники из Петербурга, застрявшие в Мавритании из-за карантина, — о невозможности вернуться домой

В Таиланде осталось очень много мам с детьми, которые приезжают сюда зимовать и примерно в это время собираются уезжать. У нас есть комьюнити, мы общаемся, и я заметила, что все уже просто устали быть на нервах. Мы стараемся расслабиться, принимать ситуацию, как есть, и ждать.

Я разочарована в собственном государстве, оно не хочет видеть нас. Я понимаю, что есть страх перед заболеванием, но он есть в любом государстве. По соседству со мной живет гражданин Германии, и туда каждый день летают контролируемые государством рейсы. Все прозрачно: пишут, сколько мест осталось, можно себя вписать. И это в стране, которая гораздо больше пострадала от эпидемии. Наше же государство закрыло границы для нас. Сейчас у меня ощущение психологического истощения: как будто я пыталась пробежать марафон, добиться цели любой ценой, но у меня ничего не получилось.


Петербуржцы, застрявшие на Филиппинах и в Марокко на неопределенный срок из-за карантина — о действиях посольств и нехватке еды

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты