• Образ жизни
  • Дизайн
Дизайн

«Мы — сдержанный гопник и городская сумасшедшая»

Открыв выставку в московском центре «Марс», художник Наталья Пивко и скульптор Денис Прасолов заодно открыли нам двери своей мастерской, а затем и гардероба. Мы всегда подозревали, что это не только талантливая, но и очень нарядная пара.

Какой у вас бэкгрануд?

Денис: Работа на заказ и занятие воссозданием и копированием скульптуры XVIII–XIX веков дали мне больше, чем классическое художественное образование в СХШ и Мухинском училище.
Наташа: Я окончила СПбХУ имени Рериха и Мухинское, а потом очень долго работала графическим дизайнером в рекламе. Приобретенные навыки выросли в ту визуальную систему, с которой я работаю сейчас. Вообще дизайнеры и художники живут на разных планетах, но меня это не смущает: мой бэкграунд как художника абсолютно точно находится в сфере арт-директорства и рекламной иллюстрации.

И как вы занялись искусством?

Денис: Это моя жизненная потребность. Она может периодически ослабевать или обостряться. Что-то вроде психоза. Наташа: Метеорит. Все дело в метеорите. Однажды, сидя в офисе рекламной студии, я прочитала в новостях, что на Землю летит очередной метеорит, и подумала, а вот что, если правда летит? И представила: последнее, что я вижу, — это картинка на мониторе, довольно унылая, все в соответствии с брифом заказчика. Сейчас надо будет встать и пойти обниматься с, в общем-то, чужими мне людьми, моими коллегами, говорить прощальные слова. Кристально ясно я поняла: что-то пошло не так, я должна вернуться к тому, с чего начала, — к графике, рисованию. Это не значит, что я схватилась за карандаш на следующий день, но именно в этот момент мир рекламы меня утратил.

Что именно вы делаете? Расскажите поподробнее про свои работы и про миры, которые они образуют.

Денис: Все, что я делаю, называется олдскульным словом «скульптура». Как у любого художника, у меня полно страхов, я параноик. Я боюсь смерти, Апокалипсиса, полиции, акул, всемирного заговора против меня… И чтобы эти страхи изживать, я их оформляю в трехмерные объекты. Когда делаю какого-то персонажа, я становлюсь им. Ну, например, когда делал большого пингвина, сам был несколько месяцев большим пузатым золотым пингвином, отражающим все от себя, которому все нипочем.
Наташа: Работа в рекламном иллюстрировании, где визуальный аспект определялся четкими утилитарными задачами, выработала отвращение к «высоким» целям и интеллектуальным спекуляциям. Я делаю картины, в которых визуальное часто превалирует над смыслом. Они об амбивалентности всего происходящего. Копошение червяков в куче земли или батл за планету? Все зависит от взгляда на событие.

Кто покупает ваше искусство?

Денис: Коллекционеры, архитекторы. Русские посредники часто скрывают, кто купил работу, а иностранные, наоборот, всегда сообщают, в какую коллекцию приобретают. Я ужасно привыкаю к скульптурам, скучаю по ним. Расставаться навсегда вообще драма, особенно с любимыми.
Наташа: А у меня покупают разные люди. Больше иностранцы, так как в России люди зачастую подозрительно относятся к принтам. Раньше меня удивляло, как можно захотеть обладать произведением искусства, пока я сама не влюбилась в работу одного нашего художника так сильно, что захотела ею обладать. Не знаю, чем бы все закончилось, но он ее уже продал.

Как люди реагируют на ваши работы?

Денис: Я надеюсь на реакцию вообще, неважно, отрицательную или положительную. Главное — это интерес. Я надеюсь, что мои работы вызывают любопытство, я бы хотел, чтобы над ними задумывались и им удивлялись.
Наташа: Отклик зрителя для меня — тайна и загадка. Так же как и чувства художника загадка для зрителя. Они не знают, что я чувствую, когда рисую, а я не знаю, что они чувствуют, когда смотрят. Часто люди видят какие-то смыслы, которые я не вкладывала, видят абсолютно другие драмы. Хором: Главное отличие выставок в Петербурге — это то, что на выставку приходят друзья и знакомые. Получается веселье, как в день рождения или на Новый год.

Наверняка в жизни современного художника немало анекдотов и парадоксов.


Денис: Мои смешные истории и анекдоты всегда связаны с продакшеном, а это чаще всего заводы, литейки и прочие мужские места. Поэтому все они неприличные и с матом.
Наташа: Магазин JNBY предложил оформить для них витрину, в которой были использованы сюжеты из моей серии графики про инопланетян. В процессе мы убрали у инопланетян письки, от греха подальше. А когда все было смонтировано, все увидели, что у самого заметного инопланетянина писька на месте! Пришлось аккуратно ее отрезать макетным ножом. Это сделал Денис. Кстати, для меня это был прекрасный эксперимент сочетать арт и фэшн!

Кровь, 2015 год.

Нуф Нуф, 2015 год.

Hоворожденный Hаполеон 15/08/1769,

Огонь, 2015 год

Проект «Первый отряд» на выставке Kosmos Seven в Порнбахе, Германия, 2015 год (фото Юрия Пальмина).

Утки утки, 2016 год

Судьба. Удача. Благоразумие. 2012 год.

Золотой пингвин, 2011 год.

Горох, 2010 год.

Чайный гриб, 2014 год.

Проект «Первый отряд» на выставке Kosmos Seven в Порнбахе, Германия, 2015 год (фото Юрия Пальмина).

Какое искусство вы любите и кто вас интересует из современных арт-деятелей?

Денис: Джефф Кунс!
Наташа: Мне многое нравится, список постоянно меняется, иногда не чувствую границы между высоким и низким, меня может вдохновить все что угодно, от картины в учебнике по истории искусств до татуировки у продавца кроссовок — и все это в течение часа.

Как сложился ваш персональный стиль и как бы вы могли его описать?

Денис: Мой стиль — сдержанный гопник. Работа скульптора связана с постоянной пылью и грязью. Мастерская выглядит как стройплощадка: глина, гипс, каркасы, пылища. Я люблю одежду, на которой не очень заметна пыль: это значит, что черное лучше всего не носить. Наташа, если заходит ко мне в мастерскую в своей черной одежде, сразу покрывается пылью.
Наташа: Мой стиль — городская сумасшедшая.

Все художники — маньяки, мы знаем. Так расскажите же, как вы маньячите по вещам и где и как их ищете.

Денис: Я ненавижу собирать грибы, но думаю, что испытываю примерно такие же эмоции, как грибники, когда ищу одежду. Хожу, высматриваю, собираю. Места не выдаю.
Наташа: Я постоянно маньячу, Любимых магазинов у нас в городе практически не осталось, так что я маньячу в Интернете. Японские, английские марки. Многие хорошие магазины или продавцы не высылают товары в Россию, пришлось завести себе адрес в Англии.

Ваша самая удачная находка?

Наташа: Их много! Часто я покупаю что-то странное или красивое без намерения носить, просто как объект. Ну, например, не могла пройти мимо шапки Diane von Furstenberg с двадцатью помпонами. Если я ее надену, соседи вызовут полицию или скорую помощь. Но мне нравится владеть. Еще есть заветное платье All Saints весом несколько килограммов: у него такая огромная многослойная юбка, что, когда я захлопываю ее (а это происходит часто) дверью в машине, юбка волочится по земле и водители подают мне неистовые знаки и гудят.

Werefox, 2014 год

Котик с сердцем, 2015 год

Заяц и череп гнома, 2013 год.

В чем вы обычно работаете, а в чем отправляетесь на выход?

Денис: Я работаю в строительном комбинезоне и респираторе и наряжаюсь только на выход.
Наташа: Я всегда наряжаюсь, даже с собакой гулять.

Есть ли у вас фетиши?

Денис: Кожаные куртки.
Наташа: Черные пальто. И еще я коллекционирую шляпы.

Самые странные ваши приобретения и самое любимое?

Наташа: У Дениса неизменно любимая вещь — полосатая панама Comme des Garcons, она уже давно утратила цвет и форму, но он ее обожает. Однажды он ее потерял на рынке Чатучак в Бангкоке. Кто там был, знает, какой это ад. Огромный рынок, набитый товарами, людьми, едой, животными, шумно, жарко, если там что-то не купить сразу, то никогда уже не найти продавца второй раз. Полная дезориентация и взрыв мозга. Так вот Денис, обнаружив потерю на выходе, кинулся в этот рынок и нашел!
Хором: Самое любимое — последнее или то, что собираешься приобрести, чего вожделеешь.

Кто, по-вашему, хорошо одевается в городе?

Денис: Мне нравится, как одевается художник Анатолий Белкин — такой сумасшедший профессор.

Как вы думаете, почему именно художникам удается задавать не моду, а стиль?

Денис: Потому что художник может быть одет как угодно.
Наташа: Я не уверена, что художники вообще задают стиль. Многие художники, на мой взгляд, одеваются ужасно. Смотришь — и сразу видно: вот он, креативный подход. Это ужасно. Я сама, наверное, выгляжу так же.

фото: Алексей Костромин, архив пресс-службы

Следите за нашими новостями в Telegram

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: