• Здоровье
  • Здоровье
Здоровье

Личный опыт: я работаю в морге

Поделиться:

«Я работаю в морге» — прекрасное начало для разговора на свидании или светском рауте. Первым делом видишь удивленные глаза, а потом — куча вопросов. Люди думают, что это таинственно и опасно как в фильме «Демон внутри» или «Жизнь за гранью», где задумчивый Лиам Нисон (то ли маньяк, то ли экстрасенс) общается с мертвыми. Как все происходит на самом деле — узнали у ассистента патологоанатома Марии Николайчук, которая последние 4 года работает в морге.

Личный архив Марии

Я училась в медицинском вузе в Беларуси, потом перевелась в Петербург и устроилась на работу — с 20 лет я работаю в морге. Изначально я собиралась работать в регистратуре  — сидеть «в картах» и выдавать талончики. На собеседовании сказали, что есть должность ассистента патологоанатома и если я выдержу, меня возьмут. Я отказалась, но потом всё-таки решилась попробовать — хотела доказать себе, что я не слабачка. Первый год выполняла только поручения врача, вела протокол и занималась анализами. Со временем начала полноценно работать в смене с врачом.

«Надо ли здороваться с трупами?»

Мой первый день в морге прошел очень быстро — я не выдержала там и 30 минут. Меня тошнило до невозможности: хруст костей, запах крови и формалина было не осилить. Конечно, был страх, постоянно куча мыслей в голове, например, нужно ли здороваться с телами когда заходишь в холодильник. Еще я не знала, как сказать родным, где я теперь работаю. Но когда решилась, мама ответила, что даже слушать об этом не хочет, а сестра сказала, что я сдурела.

Через три месяца начала привыкать к работе. Перестала обращать внимание на запахи, сконцентрировалась на своих обязанностях и общении с врачами — хотела получить как можно больше знаний и опыта. Кстати, меня мотивировал любимый врач, который уже на пенсии. Он мне всегда говорил: «Отключай эмоции, закрывай глаза и приступай».

Мой рабочий день выглядит так: я прихожу на смену, фиксирую это в журнале. Иду переодеваться, смотрю сколько у меня сегодня задач, планирую дела. В зависимости от того, сколько у меня работы с биопсийным и операционным материалом или умершими, строю свой день. Но утро в любом случае утро у меня начинается с вырезки, а не кофе (смеется). После этого планирую исследование умерших. Потом оформляю документы. Если выходят готовые гистологические препараты по биопсийному и операционному материалу или гистологические материалы по умершему, передаю их врачу.

Личный архив Марии

Тело могут долго не забирать 

Мы проводим вскрытие, если есть подозрение на насильственный характер смерти или если родственники не отказывались от этой процедуры. Разрез делается от кадыка вниз. Проводим осмотр, экспертизу.

Тело из морга могут не забирать 5-7 дней. Чтобы из него во время прощания не вытекали никакие жидкости, мы их откачиваем, а во все отверстия помещаем тампоны с формалином и ароматическими веществами, затем — зашиваем и заклеиваем, так тело дольше хранится. Финальный штрих: санитары одевают труп. Если родственники нанимают службу ритуальных услуг, то они все уже делают сами: одевают, красят и причесывают.

Личный архив Марии

«Самое сложное морально и физически — препарировать беременных»

Я не люблю разговаривать с родственниками умерших, это очень тяжело морально. Все реагируют по-разному. У кого-то шок, истерика, а кто-то очень спокойно себя ведёт. Обычно им все рассказывают в информационном окне.

Как-то ночью к нам привезли беременную девушку, ей было 27 лет, произошло ДТП. Самым сложным для меня оказалось препарировать беременных. Это тяжело морально и физически. На вскрытие ушло очень много времени, но самое ужасное было только впереди — нужно было сообщить родственникам, что они не увидят плод, а только поступившее тело. Это очень страшно для меня.

Однажды нам привезли женщину, которую убил муж. Не просто убил, а мучил — изрезал ее. На почве чего была такая агрессия — не знаю, но он жутко ее изуродовал. Это были не просто порезы, а глубокие раны, как будто он специально сидел и ковырял лицо ножом.

После того, как мы сообщили что жена в морге, он начал кричать, говорить что мы его обманываем, требовал ее вернуть и перестать «прятать». Санитары быстро вызвали психиатра и его успокоили. Было очень жалко маму девушки, она плакала и все время говорила «доченька моя, как же ты так долго прожила с этим чудовищем». Это очень жуткий случай, сильно бьет по нервам, по психике. После такого я стараюсь не вникать в историю погибшего.

«Я перестала воспринимать смерть как что-то трагическое»

После работы в морге я перестала принимать смерть как что-то трагическое. Недавно у меня умер дедушка, я была на похоронах. Мне было жутко неудобно, но я воспринимала его как тело. Да, для обычного человека это звучит эгоистично и вообще неадекватно, но по другому я (да и другие работники морга, наверное) не могу. Все меняется в голове. К смерти я отношусь абсолютно спокойно.

Сейчас мне проще просто отработать с телом и пойти домой. Дело в том, что ты стараешься не вникать в историю тела, которое лежит перед тобой. Просто работаешь как с материалом. Это происходит со временем и ты неосознанно «выключаешь» эмоции. Моральное состояние меняется, ты перестаёшь все воспринимать близко к сердцу.

«Хочу остаться в морге одна»

В моей работе есть минусы, например, надо строго соблюдать правила предосторожности, чтобы ничем не заразиться. Специфика требует определенного настроя, устойчивой психики и крепких нервов. Но есть и плюсы! Например,  можно многому научиться: ты можешь изучать тело и никак не навредить человеку. А еще патологоанатомы планируют свой день сами — им не нужно заниматься экстренными патологиями.

Сейчас я хочу доучиться и работать в морге не как ассистент, а как врач — одна, полноценно в смене. Но пока это только планы. Еще были мысли стать полевым врачом. Какие мои годы, думаю, что успею все!

Следите за нашими новостями в Telegram
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: