• Здоровье
  • Здоровье
Здоровье

«Вымыть руки 10 раз, чтобы ничего не случилось»: как проявляется (и лечится) обсессивно-компульсивное расстройство

При обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) человека мучают навязчивые мысли и действия, которые он не может остановить. Эксперт Фонда медицинских решений «Не напрасно», клинический психолог Светлана Малышева рассказывает, как заподозрить это тревожное расстройство и помочь себе или близкому человеку. 

Что такое обсессивно-компульсивное расстройство и как часто оно встречается?

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) или невроз навязчивых состояний — самое сложное для лечения из всех известных тревожных расстройств. Однако диагностируется оно лишь у 2-3% людей в мире. Почему? Человек стесняется говорить о проблеме даже с близкими, а тем более — обращаться за помощью к психологу и психотерапевту. Хотя вокруг нас много людей с разными психическими заболеваниями, с которыми можно качественно жить в обществе.

Обсессивно-компульсивное расстройство обычно проявляется в 20-25 лет. У мужчин — до полового созревания, у женщин — ближе к 20-ти годам. Также ОКР иногда наблюдается у детей и подростков.

Как проявляется обсессивно-компульсивное расстройство?

При ОКР человека мучают навязчивые мысли (обсессии) и действия (компульсии), которые он не может остановить. Например, мысли об угрозе загрязнения собственного тела: человек помыл руки, вышел из ванной, и ему кажется, что он уже грязный. Идея чистоты становится очень важной, и всё время крутится в голове, как заезженная пластинка, которая не выключается и мучает человека. Ему приходится придумывать всевозможные ритуалы, чтобы себя успокоить: «Если я помою руки пять раз перед выходом на улицу, значит, они точно будут чистые». Как говорит психотерапевт Мехмет Сунгур: «Человек с ОКР моет не руки, он моет мысли».


Чем больше человек с ОКР следует ритуалам, тем больше он подтверждает фобию, которая лежит в основе расстройства.

Постоянно моя руки, человек подтверждает мысль о том, что микробы его убьют, если... он прямо сейчас не вымоет руки. Порочный круг закрепляется, цикл замыкается.

Человек с ОКР не может остановиться — он постоянно миксует мысли в голове, старается держать под контролем внешний мир. Если что-то идет не так — может испытывать эмоции, с которыми не справляется и снова начинает придумывать какие-то ритуалы.

Пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством могут бояться, что поведут себя агрессивно, либо считают свои мысли неуместными или аморальными и испытывают чувство вины за них. В таком случае специалисту приходится работать с мыслями, а не с поведением.

В основе ОКР также лежит ощущение некой угрозы и постоянные сомнения в том, всё ли человек сделал для того, чтобы что-то случилось или, наоборот, не произошло. Человек все время сомневается, берет на себя сверхответственность за всё, что может с ним произойти, проявляет чрезмерную настороженность. Например, бесконечно проверяет, выключены ли розетки дома, чтобы предотвратить замыкание и пожар, которые он представляет как угрозу.

Человек с ОКР считает себя ключевым звеном в цепи любых, даже внешних, не зависящих от него событий. Ему кажется — если он может представить худший исход в голове, значит, должен сделать что-то, чтобы его избежать.

Почему возникает ОКР?

  • Биологические причины, например, например, родовая травма, задержка в развитии.
  • Генетические предпосылки и предпосылки, связанные с особенностями личности, — перфекционизм, озабоченность деталями, правилами, порядком, нерешительность, чрезмерная добросовестность, чрезмерное желание все сделать правильно. Однако они увеличивают лишь вероятность возникновения ОКР, но это не прямая причинно-следственная связь. Например, даже если обоим родителям поставлен шизофренический диагноз, вероятность того, что у ребёнка будет шизофрения, составляет всего 10%.

Фрейд говорил о «личностной триаде» — педантичности, скупости и упрямстве – как о свойствах личности, страдающей от ОКР. Последователи Фрейда считали, что задержка ребенка на анальной стадии развития (сложности с приучением к туалету и фиксация на анальной стадии) может свидетельствовать о том, что у человека разовьется ОКР, но современные исследования не проверяли этот тезис.

Неофрейдисты говорили, что возникновение ОКР связано с самооценкой — чем ниже самооценка у человека, тем больше вероятность развития у него того или иного расстройства, в том числе, ОКР.

Бихевиористы отмечали, что поведение человека и расстройства — это выученный шаблон.

  • Воспитание. Многие специалисты отмечали, что родители ребенка, у которого впоследствии развивается ОКР, сверхтребовательны, жестко контролируют ребенка. В таких семьях накладывается запрет на эмоции, на определенное поведение.

На будущее развитие ОКР может влиять и перфекционизм родителей, когда ребенку нельзя совершать ошибку, когда она считается катастрофой, а также амбивалентные, противоположные по смыслу послания — когда за одно поведение сегодня могут похвалить, а завтра — поругать. Впрочем, такой стиль воспитания может вызвать разные расстройства.


ОКР — это совокупность факторов, совпавших в определенный период жизни человека. Эти факторы может спровоцировать любая ретравматизация, повторное травмирование.

Если у человека была психотравма в детстве, например, над ребенком совершалось насилие, то любое трудное событие в его жизни, любая кризисная ситуация может запустить расстройство заново. Что-то случается — и симптоматика ОКР обостряется.

Когда и как диагностируется ОКР?

Прежде всего — не надо ставить себе диагноз, это делает только специалист!

Нам очень часто приходится не подтверждать диагноз, а поддерживать человека словами: «Подождите, у Вас сложный период в жизни, страдать — это нормально! Это не про диагноз, это объективно сложно!». И человек удивляется: «Надо же! Я думал, я больной!».

Важна точечная диагностика!

Мы можем назвать человека склонным к навязчивости, но не поставить ему диагноз «обсессивно-компульсивное расстройство». И уже следующий вопрос — станет ли такое состояние патологическим, приобретет ли клинические проявления.

Согласно руководству по диагностике и статистике психических заболеваний (DSM), мы ставим ОКР в случае, если навязчивое поведение занимает у человека больше часа в день. Если меньше часа, то нужно понять, склонен ли человек по своему характеру к навязчивостям или это конкретное расстройство.


К сожалению, в лечении обсессивно-компульсивного расстройства люди часто пользуются не научными методами (эзотерика, энергокоучинг), хотя здесь должна работать медицина.

Диагностику должен обязательно проводить врач!

С расстройствами и подозрениями на расстройства очень важно обращаться именно к врачу — к психиатру или психотерапевту. Только он может поставить диагноз. Например, я, как клинический психолог, диагноз поставить не могу. Я могу только заметить, что что-то не в порядке, и тут же направить своего пациента на консультацию к доктору.

Чем опасно ОКР?

Любое тревожное расстройство способно настолько вымотать человека, что у него могут появиться суицидальные мысли. Если человек не справляется с эмоциями, не видит перспективы, к ОКР может присоединиться депрессия, когда человек не выходит из дома или моет руки до крови. Это очень выраженная степень патологии, когда человеку нужна помощь, и чем раньше она придет, тем меньше будет риск суицида.

Можно ли избавиться от ОКР? 

ОКР — это хронический вид заболевания. Однако навыки, приобретенные во время психотерапии, остаются с человеком навсегда. Задача пациента — не избежать «откатов», а научиться использовать эти навыки и быстрее возвращаться в норму.

Когнитивно-поведенческая терапия показывает 50-80% эффективности в лечении ОКР, и это очень хороший, признанный во всем мире результат. В сложных ситуациях психотерапия объединяется с медикаментозной поддержкой, и это тоже очень важный момент, так как тревожные расстройства имеют под собой и нейробиологическую базу, а значит, важно учитывать нюансы работы нейромедиаторов головного мозга. Лечение ОКР — это ювелирная работа!


Нет универсального пути, как помочь разным людям с ОКР. То, что может работать с позиции психологического инструментария с одним пациентом, может не работать с другим. Это совместная работа со специалистом через выстраивание доверительного контакта.

Мы часто предлагаем всевозможные поведенческие эксперименты, чтобы доказать человеку, что его мысли дисфункциональны, нереалистичны, что такое «магическое» мышление, забирает у него энергию и силы, мешает ему жить.

Как может быть устроен такой эксперимент?

К моменту его проведения у нас с пациентом уже выстроен психотерапевтический контакт. Человек доверяет специалисту, он знает, что не одинок. В таких условиях сначала мы можем просить пациента только представить в голове, как он, например, трогает грязную купюру и прикладывает её к лицу — такое действие может вызывать у человека жуткую тревогу и реальный страх.

  • Иногда специалисты пишут документ (обязательство), что они берут на себя всю ответственность, например, за выключенный утюг в доме пациента.

Человеку кажется: если он может представить себе худший возможный вариант развития событий (не выключенный утюг, пожар), то он должен что-то сделать, чтобы его предотвратить. Он словно становится ответственным за то, что только представляет себе в голове. «Если я могу себе это представить, значит я несу ответственность за последствия». Заключая такой контракт, специалист будто «берет» эту ответственность на себя и снимает ее с пациента.

  • Можно придумать много поведенческих экспериментов, и они будут показывать человеку, что действие, которое его пугает, на самом деле не так страшно, как кажется.

Мы шкалируем эти эмоции, наблюдаем, как человек с ними справляется. Сначала человеку очень страшно, потом эмоция начинает спадать, и человек понимает, что это не убило, он справился. Какое-то время человек привыкает к этому состоянию.

Это поэтапная работа с четким прослеживанием переживаний, это научение, в процессе которого у человека выстраивается новый стиль реагирования и новые нейронные связи, которые мы закрепляем с помощью поведенческих экспериментов, когнитивного подхода, работы с мыслями.


Личный опыт: «Как я лечился от обсессивно-компульсивного расстройства»

Что делать, если расстройство вернулось?

Когда мы работаем с каким-то расстройством в парадигме когнитивно-поведенческой терапии, обычно это краткосрочная терапия. У нас нет задачи «подсадить» пациента на себя – мы верим, что человек способен справляться сам и быть ответственным за свое здоровье, психическое в том числе. Поэтому сначала проводятся регулярные встречи, а потом мы увеличиваем временной интервал между ними, можем перейти на поддерживающую терапию, например, раз в месяц или в три месяца.


Задача специалиста — обучить пациента определенным навыкам, потренировать их и отпустить жить свою уже изменившуюся в лучшую сторону жизнь.

Человеку с хроническим тревожным расстройством или любым соматическим заболеванием важно развивать навык самоменеджмента, чтобы самостоятельно понимать, когда что-то не в порядке. В процессе терапии мы обязательно вырабатываем индивидуальный план профилактики рецидивов, поэтому, если случается откат, пациент знает, что с этим делать.

Если вы заметили симптомы ОКР у себя или близкого человека

Если человек замечает, что его поведение выходит за рамки нормального, мысли или ритуалы становятся навязчивыми и влияют на качество жизни, то стоит обратиться к специалисту. Это может быть врач-психиатр или психотерапевт.

Автор: Анна Михайлова.

Материал подготовлен изданием «Профилактика.медиа» — просветительским проектом Фонда «Не напрасно». 

Следите за нашими новостями в Telegram

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: