• Здоровье
  • Здоровье

5 психологических экспериментов, изменивших мир — о жестокости, самоконтроле и чужом авторитете

Самые влиятельные теории человеческого поведения разработали с помощью психологических экспериментов, многие из которых сегодня невозможно провести по этическим причинам. Например, Стэнли Милгрэм хотел понять, могут ли обычные люди причинять физическую боль другим, если им это прикажет авторитетная фигура. А Джон Уотсон выработал страх перед пушистыми объектами у девятимесячного Альберта, изучая формирование фобий. 

Шокирующее исследование Милгрэма

Что бы вы сделали, если бы вам велели ударить током другого человека? Отказались бы? А что если человек, приказывающий вам это сделать, — известный психолог в белом халате и он утверждает, что вы должны повиноваться? Большинство из нас, наверное, думает, что не подчинились бы, и действительно, в сегодняшнем обществе, где меньше принято слепо выполнять приказы (возможно, в результате экспериментов вроде тех, что описаны в этом разделе), мы не стали бы этого делать. Но в 1961 году времена были другие (и благодаря исследованиям Милгрэма, скорее всего, уже никогда не повторятся).

Эксперимент американского психолога Стэнли Милгрэма (1933–1984) был посвящен изучению подчинения авторитетным фигурам. Исследователи хотели понять, насколько охотно люди станут подчиняться облеченному властью человеку, приказывающему им совершить действие, которое причинит другому боль. Результаты работы Милгрэма были опубликованы в 1963 году в Journal of Abnormal and Social Psychology, а в 1974 году, в расширенном виде, в книге «Подчинение авторитету: научный взгляд на власть и мораль».

Эксперимент начался летом 1961 года, через три месяца после суда над печально известным нацистом Адольфом Эйхманом в Иерусалиме. Милгрэм, сын еврейских иммигрантов, родившийся в США, понимал, что, если бы его родители не эмигрировали из Праги, он мог бы стать одной из жертв Гитлера, и хотел узнать, действительно ли Эйхман и его сообщники просто выполняли приказы, как часто утверждалось.  


Милгрэм хотел понять, могут ли обычные люди причинять боль другим, если им это прикажет авторитетная фигура.

В исследовании участвовали «учитель» и «ученик». Объектом эксперимента был учитель, чье поведение и интересовало Милгрэма, а учеником стал актер, притворявшийся, что испытывает боль от ударов тока, которые якобы производил учитель. Ученик должен был заучивать пары слов из длинного списка, а учитель — наказывать ученика за каждую ошибку. Ученик и учитель сидели в разных комнатах. За неверный ответ учителю было велено «бить ученика током», причем сила разряда с каждой ошибкой увеличивалась на 15 вольт. Учителя думали, что производят настоящие болезненные удары током.

На самом деле никакого тока в эксперименте Милгрэма не было. После нескольких повышений уровня напряжения ученик начинал стучать в стену комнаты, но учителю велели продолжать исследование. Через некоторое время ученик начинал жаловаться на сердце, а затем умолкал. На этом этапе многие из учи телей начинали беспокоиться и хотели проверить, как чувствует себя ученик. Некоторые хотели прекратить эксперимент, подвергая сомнению его цель. Однако большинство продолжало эксперимент после заверений экспериментатора в белом халате, что они не будут нести ответственность за последствия, а многие — просто после слов «вы должны продолжать».


65% участников дали финальный (как они думали) мощный 450-вольтовый разряд. 

До проведения эксперимента Милгрэм попросил студентов-психологов Йельского университета, психиатров и своих коллег предсказать поведение «учителей». Большинство сочло, что лишь очень немногие испытуемые будут готовы применить максимальное напряжение. Однако 65% участников дали финальный (как они думали) мощный 450-вольтовый разряд, хотя многим явно было не по себе. Исследование показало, как тяжело не подчиниться приказанию авторитетного лица, даже когда в результате вы причиняете кому-то боль.

Исследование Милгрэма вызвало бессчетное количество побочных психологических исследований и даже стало частью поп-культуры. Оно вдохновило на такие песни, как We Do What We’re Told (Milgram’s 37) («Мы делаем, что нам говорят») Питера Гэбриела и Buzzer Дар Уильямс; передачу Le jeu de la mort («Игра со смертью»); серии телесериалов «Закон и порядок» и «Кости»; телевизионный фильм с Уильямом Шетнером и фильм-биографию «Экспериментатор» с Питером Сарсгаардом в роли Стэнли Милгрэма.

Эксперимент с зефиром

Это классическое психологическое исследование вы можете попробовать провести сами, если у вас есть дети (младше пяти лет) и пачка любой любимой сладости. Покажите ребенку аппетитный мягкий зефир (например) и скажите, что он может съесть его сейчас или подождать полчаса и тогда получить две штуки. Что он выберет, незамедлительное или отложенное вознаграждение?

Это была основа экспериментов с зефиром, проводившихся в Стэнфордском университете в конце 1960-х — начале 1970-х годов психологом Уолтером Мишелом (1930‒2018). Простое исследование имело далеко идущие последствия. Благодаря ему сегодня понимают, что выбор четырехлетнего ребенка в этом тесте показывает, как он будет вести себя в будущем. В оригинальном эксперименте ученый предлагал ребенку дошкольного возраста, сидевшему за столом в пустой комнате, один зефир (или печенье, кому что нравилось) прямо сейчас или две штуки, если он подождет, пока Мишел выйдет и вернется. 


Ребенка оставляли наедине с зефиром на 15 минут — чтобы протестировать его самоконтроль. 

Мишел хотел протестировать самоконтроль детей и посмотреть, что произойдет в результате конфликта между немедленным и отложенным вознаграждением. Он обнаружил, что многие малыши старались изо всех сил справиться с искушением и продержаться, чтобы получить двойное вознаграждение; они ставили стул спинкой к зефиру, чтобы не видеть лакомства, пели песни, закрывали глаза, гладили зефир рукой и использовали другие методы дистанцирования и отвлечения. Другие же просто съедали зефир. Из 600 детей участвовавших в исследовании, только 200 смогли устоять перед искушением и дождаться возвращения исследователя.

Самое удивительно в этом исследовании было то, что Мишел следил за жизнью этих детей следующие 50 лет и был поражен результатами наблюдений. В целом дети, у которых хватило самоконтроля, чтобы дождаться взрослого и получить две зефирины, в течение жизни имели более низкий индекс массы тела, реже страдали зависимостями, реже разводились и получали более высокие баллы в тесте на оценку академических способностей (интеллект). Они лучше справлялись со стрессом и разочарованием и добивались своих целей.

Исследования Уолтера Мишела оказали огромное воздействие на общество. Можно купить футболки с надписью «Don’t Eat the Marshmallow!» («Не ешь зефир!») и такие книги, как «Не набрасывайтесь на мармелад»*. В «Улице Сезам» есть серия, где Коржик учится отложенному вознаграждению, чтобы вступить в Клуб знатоков печенья. Инвестиционные компании используют тест с зефиром для поощрения пенсионных накоплений.


Не паникуйте, если ваш ребенок сразу проглотит зефир, — он вовсе не обречен на прозябание! 

Некоторые специалисты считают, что у теста есть серьезный недостаток, так как дети не знают, сколько им придется ждать, пока вернется исследователь, а если бы даже и знали, в четыре года им было бы сложно оценить, что такое 15 минут. Возможно, они рассудили, что известное вознаграждение сейчас лучше, чем большее в неопределенный момент будущего.

Некоторые исследования также показали, что дети, пережившие потрясения или живущие в очень непредсказуемой среде, обычно съедают зефир и, с их точки зрения, это абсолютно рационально, потому что только в первом зефире можно быть уверенным. Такая ситуация не имеет отношения к силе воли.

Также следует учитывать, насколько часто ваш ребенок ест сладости. Ребенок, который знает, что вскоре получит пирожное или шоколадное печенье, может не видеть причины ждать дополнительное лакомство. Некоторые дети могли усвоить, что обещания не всегда выполняются или что сладости может кто-то забрать (например, брат, сестра или другие дети), поэтому они хватают, что могут, пока есть такая возможность. Все это никак не связано с самоконтролем или силой воли, а скорее показывает, что ребенок делает вполне рациональный выбор.

Эксперимент с куклой Бобо

В 1960-х годах, когда телевизор появился в каждом доме, многих начало беспокоить влияние, которое он оказывает на детей (с тех пор беспокойство не уменьшилось). Серия исследований, известных как эксперимент с куклой Бобо, была призвана выяснить, учатся ли дети агрессивному поведению, глядя на агрессию других. Могут ли телепередачи и фильмы, содержащие сцены насилия, сделать детей более агрессивными?

Исследования проводил Альберт Бандура (позже он был назван четвертым среди наиболее влиятельных психологов ХХ века). Бандура считал, что бо́льшая часть поведения усваивается, а не обусловливается генетическими факторами, и хотел показать, что агрессии можно научиться, она не является результатом врожденных личностных факторов.

Кукла Бобо была надувной фигурой ростом около 1,5 м, которая возвращалась в вертикальное положение, если по ней ударяли. Для участия в эксперименте Бан- дура и его коллеги отобрали детей в возрасте 3‒6 лет. Они старались выбрать детей, не проявляющих явно агрессивного поведения, опираясь на характеристики, данные учителями. Участников поделили на три группы: контрольную, «агрессивную» и «неагрессивную».


Дети, наблюдавшие агрессию взрослого по отношению к кукле Бобо, чаще перенимали эту манеру поведения и тоже проявляли агрессию.

Детей по отдельности приводили в комнату, где находились различные игрушки, в том числе кукла Бобо. Детям из контрольной группы просто давали поиграть. В «агрессивной» группе, пока ребенок играл, взрослый в углу бил куклу Бобо молотком. В «неагрессивной» группе взрослый спокойно играл игрушками. Затем у ребенка вызывали агрессию: ему показывали прекрасные игрушки, но говорили, что они предназначены для других детей и ему нельзя играть с ними. После этого ребенка отводили в другую комнату, где находились различные игрушки, в том числе кукла Бобо и молоток, и наблюдали за ним. Как и ожидалось, ребенок, видевший, как взрослый бил куклу, также вел себя агрессивно.

Исследования показали, что дети, наблюдающие агрессивное поведение взрослого, копируют его, возможно, потому, что взрослый показал им, что такое поведение нормально. Эти исследования также поставили под сомнение общепринятое в то время мнение, что наибольший вклад в обучение вносят подкрепление и наказание. Эти исследования подразумевают, что из-за насилия на экране дети могут вырасти агрессивными. Однако эксперименты с куклой Бобо много раз подвергались критике, что ставит под сомнение сделанные выводы.

Исследования конформизма Аша

Представьте, что вы записались для участия в психологическом эксперименте в местном университете. Вы встретились с другими участниками и ждете инструкций. Вам дают две карточки: на первой изображена одна вертикальная линия, а на другой — три прямые вертикальные линии разной длины, обозначенные А, В и С. Ваша задача — выбрать из трех линий ту, что равна по длине линии с первой карточки. Чего проще!

Исследование начинается, и каждый из участников называет букву, которой обозначена линия, равная, по их мнению, линии на первой карточке. Вы последний. Вы ясно видите, какая линия имеет ту же длину, и задача кажется вам легкой. Внезапно ситуация становится некомфортной. Вам совершенно очевидно, что линия С имеет ту же длину, что линия с первой карточки, но другие участники называют букву А. Вы озадачены: любому понятно, что правильный ответ — линия С. Что вы будете делать? Хватит ли у вас смелости отстаивать свое мнение и сказать «С» или вы поступите как все и произнесете «А»?

Такая ситуация разыгрывалась в 1951 году во время знаменитого эксперимента Соломона Аша (1907–1996), изменившего взгляды на конформизм и влияние группы. Его исследование было основано на исследованиях конформизма Музафера Шерифа (1906–1988), проведенных с использованием автокинетического эффекта. Шериф обнаружил, что на оценку людьми расстояния, на которое переместился источник света, влияло мнение большинства. Аш хотел повторить исследование с применением скорее объективных, чем субъективных суждений.


Участники эксперимента соглашались с неправильным мнением большинства —  в том числе из страха быть осмеянными. 

Аша интересовало, до какой степени социальное давление большинства членов группы может склонить человека подчиниться. Аш хотел выяснить, сколько человек согласится с очевидно неверным ответом. Для этого испытуемого помещали в комнату, где находилось еще семь человек, которых он считал такими же участниками эксперимента. На самом деле это были помощники Аша, проинструктированные выбирать один и тот же неправильный ответ. В 12 раундах эксперимента, в которых приняли участие 50 человек, около 75% согласились с мнением большинства (дали очевидно неверный ответ) хотя бы один раз и только 25% участников ни разу не подчинились ему.

По окончании эксперимента тех, кто при соединился к мнению большинства (явно неверному), спросили, почему они проигнорировали правильный ответ, и бо́льшая их часть ответила: боялись, что другие будут над ними смеяться. Они не хотели выделяться (что стало известно как «нормативное влияние»), а некоторым казалось, что другие, должно быть, знают что-то, чего не знают они («информационное влияние»). Таким образом, были продемонстрированы оба типа влияния на вероятность подчинения.

Аш также провел ряд вариаций данного исследования, чтобы выявить другие факторы, влияющие на степень подчинения мнению большинства. Например, он обнаружил, что если еще один человек в группе давал правильный ответ, то желание подчиниться большинству значительно снижалось: иметь союзника — значит иметь защиту против давления большинства. Он также обнаружил, что, если делал линии более похожими на одиночную линию, чтобы усложнить задачу, конформизм рос (когда мы не вполне уверены, мы смотрим на других).

Маленький Альберт

Эксперимент с маленьким Альбертом был описан в 1920 году Джоном Уотсоном. Он оказал значительное влияние на понимание классических условных рефлексов. Цель исследования заключалась в том, чтобы выработать страх у ребенка, связав что-то, естественным образом вызывающее тревогу (громкий шум), с нейтральным стимулом. Эксперимент должен был показать, как можно сформировать страхи и фобии. 

Исследование проводилось на девятимесячном ребенке по имени Альберт, признанном психологически здоровым, в больнице Джонса Хопкинса, где работал Уотсон. Он установил, что ребенку нравится играть с белым кроликом, крысой, собакой, обезьяной, масками и ватой. Для эксперимента он сажал ребенка на пол и давал ему играть с белой крысой. Как только ребенок касался крысы, Уотсон и его коллеги ударяли молотком по металлическому пруту так, чтобы Альберт этого не видел. Естественно, малыш пугался и плакал.


У малыша Альберта выработали страх перед крысами, который распространился и на другие пушистые объекты: кроликов и даже бороду Санта-Клауса.

Через некоторое время Уотсон обнаружил, что одного только вида белой крысы (без громкого шума) было достаточно, чтобы напугать маленького Альберта. У ребенка возникла ассоциация между белой крысой (изначально нейтральным стимулом, а теперь условным раздражителем) и громким шумом (безусловным раздражителем), и теперь белая крыса вызывала страх и эмоциональную реакцию в виде плача (первоначально это была безусловная реакция на шум, а теперь — условная реакция на крысу). Это тот же тип классического условного рефлекса, что вырабатывал в своих экспериментах с собаками Павлов.

Страх маленького Альберта распространился и на другие пушистые предметы: однажды Уотсон принес в комнату кролика другого цвета, и Альберт тоже испугался. Ту же реакцию он демонстрировал на пушистую собаку, котиковую шубу и даже на Уотсона, когда тот появлялся перед ним в костюме Санта-Клауса с белой ватной бородой.

Уотсон использовал результаты исследований, чтобы расширить теорию обучения, но маленький Альберт так и не избавился от страха. Неизвестно, что случилось с ребенком после того, как мать (которая, как говорят, не давала согласия на эксперименты) забрала его из больницы, хотя позже предпринималось множество попыток найти его. В 2009 году психологи Холл Бек и Шерман Левинсон опубликовали статью, в которой утверждали, что выяснили: «Альбертом Б.» на самом деле был Дуглас Мерритт, сын Арвиллы Мерритт, работавшей в то время кормилицей в детской больнице Harriet Lane Home на территории университета. Дуглас умер в возрасте шести лет от гидроцефалии.

Отрывок для публикации взят из книги «Взлом психологии. Все психологические теории в одной книге» , которая в марте 2020 года выходит в издательстве Альпина Паблишер. 

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты