• Мода
  • Герои

Создатель Lukovsky Model Academy Сергей Луковский: «Ко мне приходят девчонки, которых абсолютно не заботит их толстая задница»

Режиссер-постановщик фэшн-шоу (в том числе и наших!) от Tanya Kotegova до Thom Browne, создатель и руководитель культовой модельной школы Lukovsky Model Academy Сергей Луковский рассуждает об онлайн-показах и виртуальных моделях, новой этике, многие понятия которой он предвидел, отрицает существование «рабочей стороны» и советует всем бегать каждый день по 10 километров.

  • Сергей Луковский и модели на показе «Новые имена в моде»-2021

Показы в онлайне: что ты о них думаешь? Есть ощущение, что этот формат уже никуда не денется.

Какое может быть отношение ко всему новому у «старого пердуна»? У «старого пердуна» и сумасшедшего старика, естественно, ко всему новому будет отношение скептическое. Я пытаюсь в себе это постоянно перебороть, к тому же, считаю, что во всем всегда есть свои плюсы. Если мы говорим конкретно об истории с онлайном, то, конечно, это круто — фэшн-индустрия постоянно должна двигаться вперед, развиваться. Благодаря онлайн-шоу появляется огромное количество хорошего видеопродакшена. То, что я сейчас вижу, — действительно профессионально сделанные ролики, съемки, и мне очень интересно за всем этим наблюдать.

Но дело в том, что для меня это совершенно другой продукт. Я смотрю на него, как на рекламные акции, как на пиар. Если сейчас придет заказ снять подобное, я буду делать не фэшн-шоу, я буду снимать художественный фильм. С определенным прописанным сценарием, концептом, драматургией. Тут главное не одежда. А живое шоу было, есть и всегда будет. Одно дело — сидеть дома на диване с голой задницей и смотреть шоу Versace и совсем другое, собраться, выйти, погрузиться в атмосферу. Вот вам пример: я жуткий поклонник Мадонны. Одно дело — когда смотрел громадные концерты в Нью-Йорке онлайн, — другое — когда попал на ее выступление на Дворцовой площади. И дело в том, что мне даже не столько было интересно смотреть на само шоу, сколько на двухнедельный монтаж площадки, репетицию. Как я тогда орал, у меня была истерика, стоял два часа под проливным дождем — даже трусы и носки были мокрые, и какой же огромный выброс адреналина был.

Возвращаясь ко всему новому: как тебе новая этика, новый стандарты красоты, точнее их полное отрицание?

Мы как раз с этого начали разговор — все всегда меняется. Если мы сами ничего не меняем, то жизнь заставляет нас все перевернуть с ног на голову. Вот уже 15 лет существует моя академия моделей и, при наборе группы по 30 человек каждый месяц, я вижу, что происходит трансформация. 20 лет назад, я пытался всем доказать, что модель, прежде всего, должна быть особенной, с индивидуальностью: огромный нос, глаза, лопоухие уши, высокий лоб, огромные скулы, непропорциональные размеры тела. Мне, как режиссеру, неинтересно работать со стандартом, любому художнику нужно нечто интересное. И я всегда пытался брать в агентство именно таких людей. У меня были дохлые пацаны, и я получал по мозгам: «А где брутальные мужики?», пытался донести, что эту брутальность мы оставили в 50-ых годах в Америке. Спустя 20 лет наше общество стало раскачиваться, ко мне стали приходить абсолютно другие люди. В группе из 30-ти человек семеро старше 60-ти лет. Ко мне приходят девчонки, которых абсолютно не заботит их толстая задница, и они реально уверены в себе, любят себя такими, какие они есть. Раньше я пытался впердолить это людям в головы, сейчас они меня учат своей смелостью.

Заказчики тоже изменились или еще есть те, кто требует «брутальных мужиков»?

Совсем недавно мы делали в Царском Селе в Камероновой галерее большое шоу на тридцатилетие модного дома Тани Котеговой. Задействовано было больше 30-ти моделей. Несмотря на то, что Таня в бизнесе уже давно, она сейчас звонит мне и говорит: «Сережа, пришла девочка с Кубы — красивая метиска, я буду снимать ее для портфолио!». Она сейчас цепляет абсолютно разных моделей: ей хочется показывать мулаток, азиаток, метисок — чтобы все были разными.

Мы наконец поняли, что главное — быть собой, что нас и модельный мир ждет дальше?

Можно рассуждать о будущем, но мы узнаем, каким оно будет, только завтра. Обсуждать это бессмысленно. Что такое искусство? Искусство всегда призвано к рассуждению (осуждению)? Задача любого человека, который занимается искусством — вызвать резонанс. Я никогда не переживал, что у меня из зала уходили недовольные люди. Если уйдет половина и будет плевать мне в спину, я сделаю вывод, что победил, потому что добился реакции и совсем не важно какой. Именно это я пытаюсь донести до своих детей. Если ты пришла в модельную школу, то тебе чего-то не хватает. Каждому не хватает своего, но если ты желаешь быть замеченной, то у тебя нет задачи произвести хорошее впечатление. Твоя задача — быть другой.

И этому можно научиться?

Да, можно. Я всегда говорю, что самое большое счастье — это позволить себе быть дураком. Для этого нужно отбросить все лишнее, «раздеться». Я, например, никогда не скрывал, что у меня нет никакого образования, что я самый профессиональный дилетант. При этом попал в балет, стал танцовщиком, сделал сольную карьеру, был балетмейстером, репетитором, сейчас — режиссер.

Если ты загнан в общественные нормы, не так просто оголиться.

Здесь проблема в тех стереотипах и действительности, которые тебя окружают. Да, мы не можем исключить историю страха, потому что страх это наш безусловный рефлекс, с ним мы жили, живем и будем жить. Но можно научиться не бояться своего страха.

Я часто сравниваю поведение собак и наше. Дело в том, что мы абсолютно одинаковые. Если у меня собака боится выстрелов в лесу, что надо делать? Как можно чаще бывать в лесу под эти звуки. Тогда собака поймет, что опасности для нее нет. Вот так и ты — выводи себя из комфортного состояния постоянно и осознанно, заставляй себя говорить дурости — это же прекрасно. И рамки, в которые ты себя загоняешь, просто отвалятся.

У современных подростков, которые приходят учиться в Lukovsky Model Academy, меньше загонов и рамок?

Меньше загонов и рамок, которые были у нас, но у них появились свои. Они реально от зависят от гаджетов, постов, лайков. А еще меня безумно бесит история с рабочей стороной. Наверное, смешно звучит, но меня реально начинает колбасить, а они об этом серьезно рассуждают.

Каждому поколению — свои психологические зависимости и проблемы.

Естественно, иначе не будет. У меня вот огромный комплекс неполноценности. Я не знаю с чем это связано: может быть с детством, может быть с тем, что я никогда не учился, а мне приходилось работать с великими Еленой Образцовой, Тамарой Москвиной, Еленой Бережной. Опять же на все можно посмотреть с двух сторон — возможно именно этот комплекс позволил мне добиться того, что я имею сейчас.


Я всегда говорю, что самое большое счастье — это позволить себе быть дураком

В последнее время фокус внимания в показах сместился на локации: Jacquemus со своими пшеничными полями и провансом, Saint Laurent с пустыней и Альпами — WOW-эффект вызывают не коллекции, а места. Почему?

Это самый замечательный вопрос. Если мы не можем идти вперед, то куда идем? Назад! Когда мы получили доступ к технике для создания шоу: световым и звуковым аппаратам, лазерам, 3D-маппингу, объемным изображениям, ринулись всеми этими благами пользоваться, а сейчас это уже приелось. Теперь мы идем в отказ: убираем всю эту технику, ищем локации: сгоревшую церковь, Камеронову галерею, поля, луга, горы и прочее. Четыре или пять сезонов назад меня поразил показ Gucci, когда они работали в анфиладе залов без декораций. Это были просто дворцовые помещения и ничего больше. Естественную фактуру просто надо правильно использовать. Можно сделать показ на рынке, где торгуют мясом, и это тоже будет хорошо.

Чем дальше, тем сложнее удивить зрителя. Доступно абсолютно все и, конечно, жизнь художника и режиссера стала намного сложней. Но выход есть: чем проще, тем лучше. Примитивизм в топе. Я могу просто в лесу поставить лавки, пустить моделей и все будут восторгаться. Сейчас есть спрос на такой подход, например, я скоро в Уфу полечу на большое мероприятие, на котором собираюсь убирать все лишнее, работать только на интересных локациях. Еще многое зависит от бюджета, если он 50 миллионов, то, наверное, я придумаю, куда эти деньги потратить и как удивить людей.

В России вообще у дизайнеров другое отношение к показам.

У нас есть индустрия: есть бренды, марки, дизайнеры, но большинство из них все-таки старается создавать коммерчески успешную одежду. Российскому дизайнеру нет смысла делать какие-то нестандартные вещи, которые бы впечатляли, а потом висели на вешалке. Все заточено на продажу. У многих просто нет денег, чтобы вкладываться в масштабные шоу. Ну вот ты — дизайнер, неужели тебе было бы не интересно сделать шоу в хрустальном дворце?

Интересно.

Вот давай мне бабки, я сделаю огромный хрустальный дворец, где хрустальные и стулья, люстра, стены, он весь прозрачный, а световое оборудование стоит не внутри, а снаружи. Еще если туда дым дать, то пространство станет объемным. Это круто, красиво, масштабно и впечатляет, но для нужны бабки. И простую коллекцию ты там показывать не будешь.

Да, худи там не покажешь.

Вот в том-то и дело, во всем есть свои плюсы и минусы

  • Сергей Луковский на репетиции

В каких шоу сейчас твои студенты участвуют?

Как это было всегда, я детей вытаскиваю на все мероприятия, которые проводятся, причем, в любом качестве. Если нужна служба Guest Relation, то это обязательно будут ученики моей академии. Модель выходит на площадку на три минуты, но каждая и каждый из них должны научиться общаться с публикой, ведь модель — это не человек с закрытым ртом. Я всегда пытаюсь донести до ребят, что самое сложное в профессии модели — общение с людьми. Зачастую приходится общаться с сумасшедшими: стилистами, визажистами, парикмахерами, если не найдешь подход к ним, то ты не сможешь работать моделью.

И, конечно, мои ученики выходят на подиум. У меня, кстати, часто спрашивают: «Как, эту девочку из академии сразу на подиум?». Объясняю: тут вопрос не в профессионализме девочки, а в моем — как я за 2 часа репетиции смогу подготовить свой состав. А я в себе уверен. Если ко мне приведут людей с улицы, то через два часа сделаю идеальное шоу. Не зря же мне свои коллекции доверяли Thom Browne, Viktor & Rolf, Alberta Ferretti. Для меня абсолютно не важен опыт модели. Вижу в человеке потенциал, который смогу вытащить? Беру.

Миф о том, что в фэшн-бизнесе можно много зарабатывать, еще жив? В академию приходят ради денежной перспективы?

«Зачем?», — первый вопрос, который я задаю своим детям. Я на него не отвечу, человек должен сделать это сам. И честно. В фэшн-бизнесе надеяться на то, что ты будешь зарабатывать миллиарды, — смешно. Наверное, в любой профессии это дело случая. Возможно тебе повезет, и ты окажешься в определенное время в определенном месте, получится познакомиться с определенными людьми, а в это время появятся определенные тренды, которые позволят тебе вылезти. А может нет. Я даю понять детям, что им нужно разобраться в себе и определиться, чего они хотят и на своем примере показать, что успешным можно стать только в том деле от которого прежде всего ты сам получаешь удовольствие.

Согласна с теорией про случай. Я из тех людей, которые считают, что подход «обалдеть как работать» не гарантирует успех без определенных обстоятельств и везения.

А зачем тебе обалдеть как работать?

Себе доказать, что я молодец.

Вот я же опять спросил: «Зачем?». Вопрос уместен в любой профессии. Тебе надо очень хорошо работать, зачем? Либо для самоудовлетворения, либо чтобы получить уважение окружающих, либо для своего спокойствия. Мы все понимаем, что иногда сумма гонорара не зависит от того, как ты работаешь. Вот у меня комплекс неполноценности, и я любой своей работой пытаюсь доказать себе, что чего-то стою. Я разрываюсь на куски, у меня всегда пена изо рта летит. И так во всем. У меня дом 20 соток земли, я три дня стриг газон в температуру +36, чтобы сегодня проснуться, посмотреть в окно и получить кайф от той картинки, которую я создал. Наверняка надо мной многие посмеются. И вообще зачем сам, если можно нанять людей, которые все сделают. Мне 51 год и сегодня я сначала с собаками прошел 4 километра, потом 10 пробежал. После этого приехал к тебе на интервью. Мне многие задают вопрос: «Зачем в 51 год каждый день бегать по 10 километров?». Чтобы вечером закрыть глаза, сказать себе: «Я все сделал», и спокойно уснуть. Ну вот так я живу.


Если ко мне приведут людей с улицы, то через два часа сделаю идеальное шоу

Виртуальные модели: да или нет?

Пробовали варианты, рисовали. Это интересно как новый продукт. Меня всегда восторгаются те вещи, которые сделаны профессионально. И, конечно, безумно круто, когда отрисована виртуальная модель, на ней виртуальные тряпки. Тебе, как дизайнеру, не надо масштабно вкладываться — не нужны миллионы, отшить, позвать моделей, сделать показ. Нет, естественно, виртуальная история тоже требует вложений, но других, и в ней много плюсов. И во всем есть минусы. Зачем живые модели, если у нас все девушки отрисованные? Зачем нам естественность, мы можем отрисовать волосы до пяток, они еще развиваться будут красиво, а показ сделаем сразу в Сахаре. Все это приведет к тому, что огромное количество моделей останется без работы.

Стало немного грустно.

Надо просто учиться жить по-другому — живи в предлагаемых обстоятельствах. Принимай все как есть, ноги в руки и каждый день по 10 километров.

Lukovsky Model Academy

Вконтакте

Инстаграм

Старт новых групп: 10 августа и 11 сентября

Расшифровала: Татьяна Стяжкина

Фото: личный архив героя

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты