• Развлечения
  • Театр
Театр

Роза Хайруллина, экология и бродилка по «Ленфильму» — кураторы о главных перфомансах фестиваля «Точка доступа»

7-е лето подряд Петербург на время «Точки доступа» (с 8 по 26 июля) превращается в «русское поле экспериментов». Перформансы играют на воде, земле и воздухе. В ход идет все: от «Севкабеля» до «Красного Треугольника», от фортов Кронштадта до отеля Hilton. Кураторы театрального фестиваля «Точка доступа» Юлия Клейман и Алексей Платунов для «Собака.ru» ведут экскурсию по программе‑2021 и объясняют, как с ее помощью исследовать не столько родные ландшафты (сибирскую тайгу или новосибирские пятиэтажки), сколько самого себя.

резидент фестиваля Артем Томилов на фоне сайт-специфического природного ландшафта

Лаборатория в Ивангороде и будущее сайт-специфика

Платунов: Сайт-специфик сейчас и в столицах и на окраинах перестал быть чем-то неожиданным. Раньше можно было поместить что-то необычное в привычную среду, и всем было интересно. Сейчас же извлекать энергию из новых мест становится все сложнее. Сегодня идея проекта гораздо интереснее места, в которое она помещается.

Клейман: Единственный проект в этом году, где у нас получилось открыть пространство заново, — лаборатория в Ивангороде под руководством итальянского художника Джан-Марии Тозатти. Когда «Точка доступа» открывалась, казалось, что все пространства не исследованы с точки зрения театрального потенциала. Со временем это перестало работать, а в Ивангороде — сработало вновь. Перформеры находили скрытые пласты смыслов, иногда буквально скрытые под толщей строительного мусора. Они переизобретали образ города, по большей части известного в качестве перевалочного пункта между Россией и Эстонией. Под утилитарной функцией Ивангорода вскрылась его собственная мифология города, где остановилось время.

Платунов: В будущем я бы искал для сайт-специфика места, которые работают по другим, не известным нам законам: опасные и отчасти не очень приятные, абсолютно неизученные пространства.

Клейман: Не забудем, что и цифровой театр — это новый сайт-специфик, и в прошлом году фестиваль «Точка доступа» (изначально посвященный театру в нетеатральных пространствах) целиком прошел онлайн. После такого опыта мы просто обязаны были продолжать его исследовать, поэтому в свободной программе (от основной ее отличает то, что она стала результатом отбора заявок по оупен-коллу, а не приглашением художников) можно найти проекты, которые существуют только в онлайне. А основная, по сути, это сразу две программы: онлайн и офлайн. И это не перенесение аналоговых опытов на экран, а создание новых альтернативных версий.

«Билет в кино», фотография из личного Архива Т. В. Озеровой

«Билет в кино» от команды «Вокруг да около»

Платунов: В онлайн-версиях берется важное ядро проекта, его суть, и под него придумывается онлайн-версия. Например, в проекте «Билет в кино», который создается в пространстве «Ленфильма», кажется, что его онлайн-вариация — это просто «киношка» с мини-энциклопедией вокруг, но этот формат точь-в-точь повторяет формат научного исследования. А «Билет в кино», который будет разыгрываться в офлайне — это уже настоящая научная экспедиция.

Клейман: Да, это бродилка по «Ленфильму», в которой есть история кино и реальные судьбы женщин, имена которых в эту историю никогда не были вписаны.

Платунов: Авторы по крупице выуживают имена, которых нет в учебниках. Нет нигде.

Клейман: Зрители подключаются к результатам кропотливого исследования: с архивными материалами, малоизвестными фильмами и интервью. Это заключенное в изобретательную художественную форму исследование невидимого женского труда, о котором в кино (да и в театре вообще-то тоже) до сих пор не говорили. Вообще для меня современная Россия — это неожиданные идеи, которые возникают то тут, то там.

«(не)естественное»

«Современная природа»

«(не)естественное» ВТО NOTHING и «Современная природа» Элины Куликовой, Федора Кокорева и Димы Ефремова

Клейман: В свободной программе есть два проекта, которые отражают заинтересованность в экологии: «(не)естественное» Юрия Сорокина и «Современная природа» Элины Куликовой. Оба спектакля — это тоска по чувственным переживаниям, по природе. Может показаться удивительным, но тема экологии сегодня захватила даже самые труднодоступные места нашей страны — промышленные города, далекие от столичной повестки. На самом деле, вся Россия…

Платунов: Наш сад! (Смеется.)

Клейман: Нет, технологизирована. Выезд в маленький поселок — это вроде бы выезд за пределы, но даже там дети живут с телефоном под подушкой. Потому для нас сейчас сходить в лес или наклониться, чтобы потрогать землю, — это уже экзотический опыт. Если говорить о специфических темах этого года, то еще на фестивале есть работы, посвященные старости, цифровизации, прекарному труду.

«Северное сияние» Елены Ненашевой и Вики Приваловой и «Здравствуй еще раз» Евгения Зайцева и Маши Пацюк

Платунов: Эти работы посвящены сексу и чувственным состояниям. «Северное сияние» работает с эмоциями напрямую, а «Здравствуй еще раз» взаимодействует с ними через цифру. Чувственный мир редко является темой для исследования в театре. Дело даже не в табу, а в том, что это кажется слишком «низким», слишком «приземленным». Но эстетизация ведет к фетишизации и, как следствие, к расчеловечиванию. За фасадом Великой Страсти или Великой Любви пропадает человек с его конкретными эмоциями и физиологией. В этих проектах возвращается «человеческое» измерение.

PARTY SONGS

PARTY SONGS от TRAAVIK.INFO и «Необъяснимо прекрасно» Артема Томилова и Вани Демидкина

Клейман: PARTY SONGS — проект норвежского активиста и режиссера Мортена Тровика, посвященный организованному им в Пхеньяне концерту словенской рок-группы Laibach, а еще презентация его остроумной книги «Предатель в Северной Корее. Гид по самой зловещей стране мира». Но это еще и проект, который зеркально отражает Россию, выставка об антиутопии: будущее нашей страны, увиденное в кривом зеркале. Впрочем, для самого Мортена вопросы демократии и тоталитаризма далеко не однозначны (что и делает его книгу не только увлекательным чтением, но и по-настоящему глубоким исследованием), и, надеюсь, он сам об этом расскажет. Между прочим, расскажет по-русски, потому что режиссуре он учился в том числе и в России.

Платунов: Мы привозим уже готовый выставочный проект о том, что произошло в Северной Корее. Экспонируем работу, которая сделана три года назад и повествует о совсем другой культуре. И вне- запно мы видим, что результатом этого экспонирования становится исследование нас самих. Таким же исследованием становится и «Необъяснимо прекрасно» — серия восстановленных перформансов прошлого, над которыми работают Артем Томилов и Ваня Демидкин. Они переносят опыты по взлому реальности из прошлого в настоящее и смотрят — вскрывают ли они что-нибудь сейчас.

Клейман: Любой из этих перформансов — это антропологическое исследование, ведь перформанс всегда связан со зрительской реакцией. Это действие, на которое человек должен реагировать.

«Мы выйдем с собой погулять в лес»

|общее место| Полины Кардымон и Элины Куликовой и «Центр русской эмиграции» Михаила Мещерякова, Андрея Быкова, Анастасии Мощенко и Егора Татаренко

Платунов: Если говорить о внутреннем туризме, то хочется трактовать это буквально. Становятся важными отношения с той Россией, что внутри нас. Кажется, раньше мы пытались ее маскировать, может, даже вынуть из себя, теперь этого сделать уже не можем, но гораздо важнее — уже даже и не хотим. Принадлежность к ней нас определяет, и, вычеркнув это, мы перестанем быть самими собой.

Клейман: Про это уже другой спектакль под названием |общее место|. Формально это две вручную исполненные книги, похожие на школьные анкеты. Одна из них Полины Кардымон, а вторая — Элины Куликовой. С самого начала художницы заявляют, что это спектакль-путешествие, попытка прийти к пониманию себя через места, в которых они оказывались. Русская хтонь, всем нам знакомая, особенно чувствуется в книге Полины, настроение которой определяется унылыми хрущевками затерянных в Сибири городов. Выбор художницы — не растворяться в этом грустном пейзаже, а совершать путешествие ума вовне с помощью философии и музыки.

Платунов: А другой спектакль, «Центр русской эмиграции», в принципе задается вопросом: уехать или остаться? Что мы теряем и что приобретаем, когда бежим или остаемся?

«Мы выйдем с собой погулять в лес» Федора Елютина

Платунов: В принципе, про побег и возвращение и аудио-спектакль импресарио Федора Елютина «Мы выйдем с собой погулять в лес». Федор задумался, хранит ли он того мальчика, которым когда-то был, и что от него осталось за это время. Когда мы проживаем жизнь, части нашей личности остаются с нами и как-то на нас влияют? Или это уже что-то чуждое? «Путешествие в лес» — это попытка примириться с собой из прошлого.

Клейман: «Чекнуть» себя, как сказал бы Артем Томилов, один из режиссеров фестиваля в этом году. Кстати, мы точно знали, каких людей в программе 2021 года хотим видеть. Выбирали тех, кто кажется живым и важным для контекста российского театра. Шумилин, Мощицкий, Перетрухина, Демидкин, Чехов, Кардымон, Куликова, «Вокруг да около», всех не перечесть….

Платунов: Мы отталкивались от имен, а не от идей.

«Бегуны»

«Выходные бывают только раз в неделю»

«Выходные бывают только раз в неделю» Ксении Перетрухиной и «Бегуны» Ильи Мощицкого

Клейман: «Выходные бывают только раз в неделю» — это совместный проект с театром Karlsson Haus, а курирует его Ксения Перетрухина, художница, с которой нам очень хотелось вместе поработать. Ну и, конечно, сама идея проекта на стыке инсталляции, получения чувственного опыта и театра — захватывающая.

Платунов: «Выходные» — это медитативное рассмотрение феномена старости.

Клейман: Включение в нашу зону внимания того, что обычно существует вне ее. Это сигнал, что надо остановиться и рассмотреть что-то невидимое. Это похоже на проявку пленки. Еще, как и в случае с Перетрухиной, нам очень хотелось поработать с Ильей Мощицким. Илья предложил на выбор две темы и, пока рассказывал о первой, так увлекся, что через день перезвонил и сказал, что хочет делать спектакль именно на тему побега из города. «Бегуны» — это трип, который сначала разворачивается онлайн в интеллектуально-эмоциональном поле, зритель получает указания через телеграм. А потом — уже в реальности, позволяя вырваться за пределы механического существования и открыть в себе свое инстинктивное, доцивилизационное, начало.

Платунов: Если бы можно было выбрать вместо куратора свою «ролевую модель», то я бы выбрал роль незаменимого помощника, который в титрах не указывается, но отказаться от него очень сложно. Я люблю «полевые работы». Хочу, чтобы была экстремальная ситуация, чтобы меня выгрузили куда-то и я бы что-то делал. Мне важно сотворчество. Важно быть внутри процесса, но не влиять на него сверху, а быть в позиции «подсказывальщика», смотреть со стороны. Мне сложно бывает удержать себя от подсказывания.

Клейман: А навязывания?

Платунов: Нет, навязывать я никому ничего не хочу и действовать с позиции силы — тоже. Это бессмысленно и вызывает только противодействие. Для меня важно проговорить или предложить. Это далеко не всегда принимается, и это окей. Когда я погружаюсь в процесс, мне важно быть частью команды, а не смотреть со стороны и ждать, пока там что-то появится. Мне хочется придумывать вместе.

Клейман: Мы не контролируем художников, которых пригласили делать проекты на фестивале. Наша задача заключается в том, чтобы люди максимально комфортно и полно воплотили ту идею, которую они сочинили. Я считаю, что если в процессе работы у куратора возникает задача интенсивно воздействовать на приглашенного художника и указывать ему, что делать, значит, он изначально совершил ошибку — надо было сразу выбирать другого человека.

Роза Хайруллина

«Бенефис Розы Хайруллиной» (Роза Хайруллина, Леон Целебровски, Сережа Чехов, Анастасия Юдина)

Платунов: Все проекты требуют разной степени включенности в себя. Например, в проекте с Розой Хайруллиной на протяжении всего продакшна мы все собирались утром, а расходились вечером. Мы в сумме поставили уже 6 абсолютно разных спектаклей и всё еще не остановились. Мы просто кучу дней буквально под микроскопом изучаем знаменитую русскую актрису. Это эксперимент из серии бесчеловечных опытов над людьми.

Клейман: Но ведь Роза сама выбрала такой метод.

Платунов: Да, но все же. Представим, что у нас есть некий медийный образ. Что будет, если у нас будет к нему доступ все время? К человеку-звезде? Он будет находиться здесь, рядом с нами, его почти-почти можно потрогать. И это даже не вопрос того, как Роза выдержит сидеть по 6 часов в стеклянном зверинце, это серьезный эксперимент над зрителем. Когда человеку в зоопарке показывают экзотического тигра, интереснее всего смотреть на реакцию людей. Это социальный эксперимент.

«Симулятор школы» Петра Куркина

Клейман: Если говорить про эксперименты, то надо сказать про «Симулятор школы» Петра Куркина, который будет играться в обществе «Знание». Это очень российский проект, ведь наша школа не похожа на американскую или немецкую. В России между школьниками выстраивается особая связь, и Петя пытается найти эту связь, работая и с молодыми профессиональными актерами, и с подростками, которые фактически играют самих себя. Школьники зеркалят зрителей. Находясь внутри, зрители заново проживают школьный опыт и в то же время узнают в возникающих ситуациях универсальные ролевые модели.

Текст: Алина Исмаилова

Фото: пресс-служба фестиваля

Фестиваль «Точка доступа» с 8 по 26 июля, подробности и билеты здесь

Следите за нашими новостями в Telegram
Материал из номера:
Июль

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: