• Развлечения
  • Театр

Как Семен Александровский создал спектакль-бродилку по барам под голоса Лысенкова, Новика и Скляра

«Профсоюз работников ада» – новая постановка режиссера Семена Александровского: вы в полном одиночестве гуляете по Петербургу от одного бара к другому, а в наушниках звучат голоса актеров Дмитрия Лысенкова и Игоря Скляра и музыканта Билли Новика. Ну ладно, на «Профсоюз» не обязательно идти в полном одиночестве — спектакль-«бродилка» рассчитан и на компанию. О том, что скрывается за эффектным названием, зачем создавать альтернативу государственным театрам и чего вообще от него ждать, Александровский рассказал «Собаке.ru».

  • Вся одежда — Levi's

«Профсоюз работников ада» — твой третий спектакль, который будет проходить в барах. В этот раз маршрут проложен по заведениям The Hat Group — по улицам Некрасова, Белинского и Рубинштейна. Увлекаетесь алкоголем, Семен?

Скорее, изучаю! На разных этапах развития цивилизации именно алкоголь был катализатором прогресса. Аграрная революция произошла благодаря пиву: дикорастущий ячмень случайно забродил, люди его распробовали и начали засевать поля. У пива великая история, только про него можно было бы сделать полноценный спектакль. Ты знаешь, что даже холодильники появились благодаря пиву? Американцы попробовали в Европе лагер, который производился только зимой — технология связана с холодом. Они так его полюбили, что захотели делать лагер дома, круглый год, даже летом — поэтому изобрели холодильник. В Египте работникам, которые строили пирамиды, зарплату выдавали в галлонах пива. А алхимики в Средние века получали целебные эссенции путем дистилляции. История алкоголя действительно увлекательная и богатая, но она только одна из составляющих спектакля. Это детективная история, в центре которой стоит тайное общество — профсоюз работников ада.

Действие будет происходить в наушниках, как и в других твоих работах — например, в спектакле «С Чарльзом Буковски за барной стойкой», «Другой город» и «Время, которое». Уже несколько лет подряд ты отдаешь важную роль аудио. Чем тебя так зацепил этот прием?

У нас древний мозг и связка визуального и аудиального крепкая — она веками отвечала за выживание. Если одно ощущение изъять, то нарушается логическая цепочка и мозг приходит в очень активное состояние — он пытается простроить оправдание тому, что происходит. У этого эффекта большой творческий потенциал — если поместить историю пьющего писателя в пространство бара, где зритель будет видеть других пьющих людей, то с большой долей вероятности он начнет присваивать им части истории. Ты сидишь за баром в наушниках и перед тобой нет артиста, а люди заходят в бар, выпивают, живут своей жизнью, и ты становишься партизаном, ведь твои наушники не вызывают подозрений. Одиночество, любовь и ссоры людей вокруг — все это превращается в секретный театр для одного человека.

  • Спектакль Pop-up театра «Задержанный» по Сергею Довлатову
     

Ты занимаешься сайт-специфик-театром примерно с 2010-х, когда этот жанр в России только начинался. Почему с его помощью ты решил исследовать именно барную культуру?

Я люблю бары. Когда учился в театральном, подрабатывал в знаменитом баре Al Capone, на углу Невского и Литейного. Днем это была тихая кофейня Amor fati, а ближе к вечеру крутящиеся стойки переворачивались, и тихое местечко превращалось в гангстерский бар. Я тогда только переехал в Россию из Израиля, где застал кофейную революцию и научился варить кофе по-настоящему, по-итальянски. В Петербурге в тот год еще нельзя было найти в этом плане ничего приличного. Однажды я прочитал в журнале «Афиша» про Диму Маркова, который пытался привить Петербургу культуру кофе, и устроился к нему бариста. Правда, учебный график никак не совмещался с работой днем, и я попросился в ночные смены. Так за сутки из бариста я стал барменом. В 2010-м сайт-специфик-театр действительно начал захватывать вокзалы, электрички, фабрики, что угодно. Теперь вместо залов с колоннами были обшарпанные стены и брусчатка, но в этом всем не было пульсации жизни и города. Было ощущение, что институциональный театр просто вышел из здания, но остался сакральным действом, в котором люди произносят реплики по ролям. Я решил формат переосмыслить — делать спектакли так, чтобы случайные люди вливались в действие, дополняли его. А бары к тому же еще и очень спектакулярны.


Мы платим артистам и администраторам за спектакль больше, чем большинство театров в городе

За прошедшие годы твой Pop-up театр стал одним из самых заметных и успешных театральных независимых проектов. Дай совет тем, кто только пришел в театральную индустрию?

Еще недавно казалось, что единственная стратегия для выпускника театральных вузов — сотрудничать с государственными театрами. Артисты ходили «показываться» худрукам, а молодые режиссеры из столиц отправлялись ставить спектакли по всей стране. Я сам это прошел. Но сегодня я наблюдаю другую картину: все больше артистов и режиссеров предпочитают создавать свое. Государство не выделяет деньги на независимый театр? Ну и отлично! Давайте делать независимый театр интересным, успешным и прибыльным. Я думаю, чтобы реально пошатнуть систему, нужно создавать именно такую альтернативу — конкурентоспособную не только в плане качества спектаклей, но и финансов.

Мы платим артистам и администраторам за спектакль больше, чем большинство театров в городе. И чем лучше мы это будем делать, тем больше людей последует нашему примеру. Мы живем в идеальное время для того, чтобы брать ответственность за сферы, которые государство оставило без присмотра. Впрочем, это уже происходит: исторические парадные в Петербурге отмывает не ЖЭК, а современные краеведы. Социальной работой занимаются художники, а пожары в лесах тушат люди, объединившись во «ВКонтакте».

  • Оперный спектакль Cantos Александровский поставил в Перми — в коллаборации с Теодором Курентзисом.

     

Сейчас будет неожиданный вопрос. Если завтра ты проснешься с пониманием, что больше не хочешь работать в театральной сфере, что будешь делать?

Наверное, я бы мог работать в стратегической разведке. Я пытаюсь уловить, куда мы как общество хотим прийти, но пока не можем, и моделирую эту ситуацию. На волне подобных мыслей я недавно придумал просто фантастический спектакль, в котором по замыслу сможет принять участие весь город. Но для него еще нужно найти инвесторов, поэтому подробнее пока не могу рассказать.

Тогда, может, поделишься остальными планами на ближайшее будущее?

Мы с Лешей Сюмаком и Ксюшей Перетрухиной работаем над оперным спектаклем для московского «Электротеатра». Но в опере все очень медленно, не знаю, когда мы его выпустим. Мы с Асей Волошиной разработали два новых спектакля для Pop-up театра. Один совместно с ГМЗ «Царское Село», а второй показывали на фестивале «Точка доступа».


Десять лет назад  Александровский начал активно создавать и развивать сайт-специфик в России: он был одним из первых, кто делал спектакли на вокзалах, в электричках и на улицах.
Кроме «Профсоюза», в городе можно увидеть еще две «барные» постановки режиссера — бар-хоппинг «Задержанный» по Довлатову и аудиоспектакль «С Чарльзом Буковски за барной стойкой».
В этому году московский спектакль «Время, которое» Семена Александровского и драматурга Аси Волошиной попал в список премии «Золотая маска» в номинации «Эксперимент».

В 2016 году режиссер дебютировал в музыкальном театре: в коллаборации с Теодором Курентзисом и его оркестром Александровский создал красивейший оперный спектакль Cantos. Жюри «Золотой маски» вручило команде авторов и исполнителей спецприз «За художественную целостность и создание новаторской формы».

Текст: Алина Исмаилова

Фото: Александр Огурцов

Посмотреть спектакль можно каждый день в любое время с 19:00 до 0:00. Для этого надо приобрести билет. Напитки входят его  стоимость.

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты