• Развлечения
  • Кино и сериалы
Кино и сериалы

Сверхновая звезда русского кино Полина Ауг — о комплексах, трудоголизме и юморе

Актриса мечтает о роли шпионки или киллера, играет главную роль в июльской премьере, драмеди Михаила Идова «Джетлаг», а прямо сейчас снимается в комедийном сериале «В Бореньке чего-то нет» Никиты Власова.

1 июля на экраны вышел фильм «Джетлаг», в котором вы сыграли одну из главных ролей. Расскажите, пожалуйста, про него.

Для режиссера Миши Идова и его жены Лили, которая написала сценарий «Джетлага», — это очень личный проект. Сюжет складывается из историй нескольких пар, и каждая из них — олицетворение отношений Миши и Лили в разные периоды жизни. «Джетлаг» — это фильм про молодых и свободных, тех, кто хочет быть гражданином мира. Неважно, где они живут — в лофтах, студиях, хрущевках: они с одинаковой легкостью путешествуют по земному шару. Это сочетание аутентичного проживания и современного урбана. Моя героиня, например, живет в Берлине, занимается кино и дизайном, пишет картины. «Иногда кажется, что нет ничего, кроме Москвы, и твоя жизнь, куда бы ты не улетал, — это лишь то расстояние, которое тебя отделяет от нее», — такую фразу произносит в «Джетлаге» героиня Иры Старшенбаум. Я с ней согласна.

Пандемия повлияла на производство фильма?

Первые съемки были заморожены, а после локдауна Миша и Лили решили внести в сценарий правки. Теперь действие происходит в разные годы: до ковида, во время него и после. Интересно, что изначально идея была именно в том, чтобы показать безграничность путешествий в современном мире. Но жизнь внесла коррективы, их невозможно игнорировать.

Какие у вас вообще отношения с Москвой?

Москва не мой родной город. Я родилась в Красноярске, долгое время жила в Эстонии, а в 10 лет переехала в Москву. Москва сформировала мой темпоритм и желание все успеть. Молодость и юность мамы, Юлии Ауг, например, прошла в Петербурге: она там училась, жила и работала в театре. У меня так с Москвой.

Полина Ауг похожа на героиню «Джетлага»?

На самом деле не очень. В какой-то момент родилась пластика героини. Такую я обычно в жизни не использую. Она когда думает о чем-то и не может найти ответ, чешет затылок. Немного мужской жест, особенно теперь, когда рукой проводишь по коротко стриженным волосам. Работа над ролью — объединение интуиции и постоянного поиска. Я часто вспоминаю слова Михаила Угарова, основателя «Театра.doc». Он призывал меня к достоверному существованию, повторял: «Подслушивайте Москву и любой город, в котором находитесь. Жизнь — лучший драматург. Никто никогда не придумает ничего лучше, чем она». И вот, я иду по улице, вижу людей и думаю: «Почему он такой грустный?», «А у этого почему шапка набекрень?» В таких деталях что-то само рождается. Говорят, дьявол в мелочах. Но и бог в мелочах тоже. И роль — тоже в мелочах.

Представьте: вам нужно составить техническое задание для кастинга актрисы, которая сыграет вас. Какой обязательный пункт будет в этом задании?

(Смеется.) Я буду искать актрису с идеальной осанкой! Чтобы ее роль работала на сопротивление. Чтобы ей скучно не жилось. Я всю жизнь из-за высокого роста пыталась быть ниже, чем я есть. Пересматриваю свои фотографии школьного возраста и вижу милую девушку, но спина у нее — колесом. Мне постоянно говорят: «Держи спину, держи спину». Поэтому я бы взяла девушку с идеальной осанкой и сказала бы: «Сделай вид, что тебе очень тяжело ходить с прямой спиной».

Работа в кино изменила взгляд на собственную внешность?

В подростковом возрасте мне хватило мозгов отнестись ко всему этому с самоиронией, юмором и принятием. Конечно, были комплексы по поводу прикуса, глаз, лопоухих ушей и роста. Все закончилось, когда я поступила в вуз. В театральном нет времени ни на что, кроме работы. Работа — огромный движущий фактор и мотивация менять себя. Ты можешь «прощупать» почву, понять на практике, в какую сторону ты можешь свернуть, а в какую — нет. Как только я коротко остригла волосы, то почувствовала себя на своем месте. Раньше мне говорили: «Тебе, Полина, только фрейлин играть», а сейчас я вижу, что все окей.

Юлия Ауг и Полина Ауг

Прямо сейчас вы снимаетесь в комедийном сериале для платформы START.

Да, это совместный проект прекрасного «Квартета И» и молодого режиссера Никиты Власова. Экранизация пьесы «В Бореньке чего-то нет», но с несколькими дописанными персонажами. Это история про кино, изнанку съемочного процесса. Максим Виторган играет главного героя — режиссера, который находится в процессе придумывания и постановки нового фильма. Для меня «Боренька» — первый опыт съемок в комедии.

А вас саму легко рассмешить?

О, да. Я обожаю хулиганить и серьезную даму из себя не строю. Я думаю, что чувство юмора можно прокачать. Я восхищаюсь людьми, которые занимаются стендапом. Юмор для меня — это отражение реальности, причем самое оперативное. Комики пишут про себя, про свою жизнь, но это не может быть безотносительно к миру и событиям, которые в нем разворачиваются сейчас.

Кого вы играете в «Бореньке»?

Мне везет на роли, связанные с кинопроцессом. В «Джетлаге» я сыграла ассистента режиссера-бригадира массовки, а в «Бореньке» играю ассистента художника по гриму. Поэтому в ход снова идет наблюдение за всеми, с кем я когда-либо встречалась и работала: вспоминаю гримерские тонкости и примочки. Я люблю, когда для подготовки к роли нужно прокачиваться. Узнавать новое, учиться. Мне хочется работать нон-стоп. Я — про это. Начинаю умирать, когда работы нет. Я не служу в театре, у меня нет штатной занятости, только проектная.

Такой режим со временем может перерасти в неизлечимый трудоголизм!

Назвать себя трудоголиком я смогу в тот момент, когда у меня будет три выходных за год. Пока что такого нет, к сожалению. Иногда хочется полежать, выдохнуть и никого не видеть. Тогда я уезжаю к маме на дачу, гуляю одна или с собаками. Дышу воздухом. Получаю, как модно говорить сейчас, инсайты.


В кино Полина дебютировала в экспериментальной этносказке Алексея Федорченко «Небесные жены луговых мари». Фильм состоит из 22 новелл, рассказывающих о девушках и женщинах марийского народа. Полина сыграла одну из них, а еще одну роль исполнила ее мама — актриса и режиссер Юлия Ауг.

В 19 лет Ауг снялась в клипах российской рэп-группы «25/17» и в целом очень любит русских рэп-исполнителей — Оксимирона, «Грот» и выборочно Хаски.

Текст: Алина Исмаилова

Фото: Виген Ананян, Игорь Павлов

Следите за нашими новостями в Telegram
Материал из номера:
Июль
Люди:
Полина Ауг

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: