В чем обаяние сериала «Чики» о секс-работницах: от атмосферы русского юга до музыки Ивана Дорна и Луны

В начале июня на стриминговой платфоме more.tv вышел сериал «Чики» с Ириной Горбачевой и Антоном Лапенко о 4 секс-работницах из южного российского городка, которые хотят изменить свою жизнь и открыть фитнес-клуб. «Собака.ru» раскладывает главный сериал лета на ингредиенты, чтобы понять в чем его магия, которая работает несмотря на сценарные провалы.

Провинциальный юг

Русский юг от Ростова-на-Дону до Сочи через призму «московского взгляда» — это такая экзотика: слишком ярко одеваются, слишком эмоциональны, слишком много национальностей намешано, вообще всего намешано. Это есть и в «Чиках»: казаки и бандиты с ваххабитскими бородами, воскресные благообразные походы в церковь и грязные шалманы, культ семейных ценностей и жестокость к ближнему, в том числе собственным родным. Южные города в российcкой кино-традиции почти всегда либо декорации для комедии (пусть и слегка трагичной) как в фильме Жоры Крыжовникова «Горько!», либо для социальной драмы о грубых провинциальных нравах — вспомним хотя бы перестроечную «Маленькую Веру». В «Чиках» вроде бы все тоже самое, но есть нюанс — полуразвалившиеся панельки, интерьеры забегаловок и салонов красоты из ранних 2000-х, не слишком живописные городские пейзажи сняты так, что язык не повернется назвать пространство убогим. Мир южного городка в «Чиках» — скорее про красоту, чем про убожество.

Сцена купания героинь в реке и прогулки по бескрайним полям с подсолнечниками почти не отличается от видео летнего кампейна модного бренда, из некоторых сцена торчат уши «Твин пикса», где-то чуть ли не Тарковского. Камера магически преображает и подвал, наполненный старьем (с картиной Крамского «Незнакомка» на стене), и местный луна-парк, и даже забегаловку на трассе под названием «Колизей» — именно там работают героини фильма Люда, Света и Марина, а когда-то и главная героиня Жанна. Это мало похоже на взгляд столицы на провинцию, наверное потому, что снимали сериал в родном городе режиссера Эдуарда Оганесяна Прохладный в Кабардино-Балкарии.

К эстетично поданной в сериалах провинции зритель привык, но только в «Твин Пиксе» или «Настоящем детективе». В «Чиках» прямо с заставки начинается красота: рассыпанные по асфальту яблоки и ливень над озером вперемешку с аляповатыми полотенцами, с голыми женщинами, которыми торгуют вдоль дороги. Больше всего картинка в сериале напоминает фильм «Как Леха Чеснок вез Витьку Штыря в дом инвалидов» с Алексеем Серебряковым в котором роуд-муви на провинциальных дорога обрела тональность ярких полароидных снимков.

Girl power и сестринство

4 подруги, одна из которых в фокусе, потому что самая нетипичная: мы привыкли к этой сюжетной схеме сериалов о женщинах: от Керри в «Сексе в большом городе» до Ханны «Девочек» Лены Данэм, от Саши Усовой в «Кратком курсе счастливой жизни» Гай Германики до Саши Гвоздиковой из «Озабоченных» Семена Слепакова. Главная героиня Жанна не похожа на всех остальных подруг. Приезжает из Москвы на красном мини купере — подновленный образ из фильмов 90-х вроде «Все будет хорошо» Дмитрия Астрахана, но тогда это был белый мерседес. У нее короткая стрижка, мужские рубашки и майки-алкоголички, в отличии от остальных девушек, одетых в лучших традициях стереотипов о русском юге — все слишком короткое и слишком яркое. Пока остальные подруги и подумать не могут о том, чтобы изменить свою жизнь, у Жанны уже готов бизнес-план, где все просчитано.

«Папа»-сутенер Виталик смотрит на нее куда уважительнее, чем на остальных «фей», бандиты предлагают ей самой стать «мамкой» и «в постель не ложиться», главный мент городка помогает «решить вопросик». Она берет на себя основную финансовую нагрузку — закладывает дом, а на ее фоне подруги выглядят наивными простушками, например Света со слезами на глазах продает шубу на Avito, и это в южном-то городе. Жанна, видя легкомысленность своих партнерок по фитнес-бизнесу, старается взять все на себя: от бухгалтерии до разборок со строителями, остальным в ее картине мира остается лишь мыть окна. В Жанну влюблены и священник Отец Сергий и главный злодей — то ли бандит, то ли казак Данила, который больше всего пакостит девушкам. 

Решительно Жанна действует и с отцом своего сына — разговаривает подчеркнуто грубо, а потом и вовсе выгоняет, когда Рома ломает руку во время прогулки. Он, видимо, не особо занимался воспитанием сына в прошлом, но и шансов исправиться Жанна ему не дает, несмотря на все попытки. Тот же сюжетный поворот был, кстати, и в «Кратком курсе счастливой жизни», эти сериалы вообще очень похожи по сути, хотя и разыграны в принципиально разных декорациях. Ближе к финалу все как будто переворачивается. В первых сериях именно приехавшая из Москвы Жанна была путеводной звездой для Светы, Оли и Марины, а фитнес — спасительным кругом, который как-то сам собой вытащит. Затем они сами берут жизнь в свои руки: находят работу и мужчин, не принцев, а тех кто есть рядом. Жанна не чувствовала в подругах равноправных партнеров и пыталась все «разрулить сама» и именно это подводит ее и весь общий проект, за который под конец сериала все героини почувствуют по-настоящему коллективную ответственность. 

Семейные ценности

Надо сразу сказать: вся сюжетная линия с работой девушек и открытием фитнеса выглядит мягко говоря плохо проработанной. Например, зачем продавать новенький мини купер по-дешевке в месте, где людям надо скорее перевозить на машине свиные окорочка? Зачем замахиваться на дорогой большой фитнес в городе, где позорно даже «ездить на автомобиле шлюхи», а все всё про всех знают? Тем более, что в фитнес-индустрии все кроме Жанны понимают примерно ничего — они и были-то в нем один раз. Возможно, до сих пор самое драматургически точное высказывание о жизни трассовых проституток в провинции сделала журналистка Елена Костюченко в своем репортаже для «Новой газеты» в 2010 году. Правда, смотреть такой фильм по такому сценарию было бы невозможно — слишком концентрированная «чернуха», слишком неприятны почти все действующие лица, включая самих секс-работниц, не говоря об их возлюбленных или клиентах. В «Чиках» наоборот — сложно не проникнуться симпатией к героиням. И делают авторы это очень просто: если с ментами и клиентами девушки разговаривают как наглые хабалки, то в своих семьях преображаются.

С семьями, конечно, совсем не нормально. Жанну воспитывала приемная мать, сама она растит ребенка одна, у Светы — пожилой отец, о котором она трепетно заботится и натянутые отношения с братом-полицейским, Марина одна ухаживает за сходящими с ума бабушкой и дедом пока мать «покоряет» Москву, а самая по-деревенски простая Люда нежно любит племянника, но новая семья отца ее всячески выживает из дома. Родные все понимают про работу своих дочерей и сестер, но как будто не замечают этого факта, может иногда только посмотрят с осуждающим пониманием. Светин бойфренд-зэк с тремя ходками оказывается добрым парнем, отличным сыном и крестным. Даже сутенер Виталик, поставивший ушедших от него девочек на счетчик, — заботливый отец, опекающий сварливую пожилую мать. По иронии, только блюдущий чужую нравственность псевдо-казак Руслан, оказывается неблагодарным внуком и племянником, холодным мужем, да и христианином не слишком-то хорошим, несмотря на регулярное посещение церкви. 

Музыка

По большому счету сериал состоит из двух частей: суровая реальность — собственно сюжет «Чик» и мир грез — музыкальные вставки, которые, если честно, вышли куда лучше основного действия. Эти мини-клипы внутри каждой серии — то, ради чего «Чик» и стоит смотреть, секретный ингридиент помощнее Ирины Горбачевой и Антона Лапенко. Все начинается с трека Ивана Дорна «Чики» — он звучит на титрах в начале и в конце каждой серии и напоминает творения Нейромонаха Феофана. Эта песня со словами «Дай всем счастьечка, дай здоровьечка, дай нам, Боженька, дай немножечко» — вторая версия саундтрека. «Когда же в итоге мы посмотрели три первые серии в черновом монтаже, то мы поняли, в чем была ошибка. Это не про бас-гитару, фанки-грув и светлое будущее. Это про техно-драм-машину «Роланд 909», про кислотный синт TB-303 и про жизненный треш, в котором остается только грызть за свою свободу или уповать на Бога», — рассказывает сам Дорн про работу над музыкой.


Если бы все эти музыкальные врезки вынули из «Чик» и смонтировали в отдельный фильм — мы бы получили что-то вроде хипстерского хита из 2009 года «500-дней лета», скрещенного со Звягинцевым.

Тут опять вспоминается «Витька Чеснок», где видеоряд про бандитов и простых парней с окраин сочетался с песнями рэпера Хаски и группы «Не твое дело» (она играет и в «Чиках») — музыкой, которую вряд ли бы слушали сами герои, скорее ее скачивает на iTunes условный москвич, посещающий «Пикник Афиши». В сценарной реальности героини живут в мире, где играет «Авторадио» — но если показывать только ее, то получится «социалка» и «чернуха», поэтому авторы периодически включают певицу Луну или Сабрину, группу Pompeya и замедляют действие. Это позволяет разглядеть красоту момента: как 10-летний сын Жанны Рома впервые гуляет вдвоем с  цыганской девочкой из соседнего двора, в которую влюблен, как Света красит волосы смертельно больной маме своего бойфренда, а отец Сергий надевает перед службой облачение, словно Канье Уэст на концерт.

Сцены с Ромой вообще самые трогательные и удачные в сериале: от моментов, когда он поет в женской одежде (почему-то это выглядит как оммаж михалковской «Родне») до моментов, когда он впервые осознает собственные чувства к соседке — в них даже появляется анимация, прямо как в фильме «Лето» Кирилла Серебрянникова. Если бы все эти музыкальные врезки вынули из «Чик» и смонтировали в отдельный фильм — мы бы получили что-то вроде хипстерского хита из 2009 года «500-дней лета», скрещенного со Звягинцевым. Возможно, самый поэтичный и эстетически совершенный современный фильм о русском юге и его обитателях. С нестыдными таймлэпсами закатов, с певицей Луной и все-таки надеждой.

Александра Генералова,
Комментарии

Наши проекты