• Развлечения
  • Искусство
Искусство

Серебрякова, Петров-Водкин и Малевич из частных петербургских собраний: что показывает Русский музей

Поделиться:

Три петербургские семьи коллекционеров Палеевы, Березовские и Наумовы показывают свои собрания в Русском музее. Имена, заявленные впечатляет: Казимир Малевич, Кузьма Петров-Водкин, Константин Сомов, Зинаида Серебрякова, Борис Григорьев и Александр Бенуа и еще пара десятков имен из первого ряда русского и даже зарубежного искусства. Кажется, у петербургских собирателей дома хранится Русский музей в миниатюре.

Б. Григорьев. Портрет фотографа-художника Мирона Шерлинга. Собрание семьи Палеевых

К. Петров-Водкин. Яблоко с вишней. 1917. Х.,м. 40 х 32.5. Собрание семьи Палеевых

Частная коллекция, в отличие от музейной — отражение вкуса ее хозяина и конъюнктуры времени. Собрание семьи Палеевых — пример ленинградской «профессорской» коллекции, которая сформировалась между 1953 и 1970 годами и прекратила пополняться после смерти собирателя. Илья Исакович Палеев работал заведующим кафедрой теплофизики Политехнического института, искусство покупал так же как и другие советские коллекционеры: в комиссионном магазине на Невском проспекте (нечасто), в кругу таких же любителей искусства и напрямую у художников или их родственников. Так, работы, Роберта Фалька он приобрел у вдовы мастера, а с Натаном Альтманом, автором знаменитого портрета Анны Ахматовой из постоянной экспозиции этажом выше, Исаак Палеев дружил и часто слушал воспоминания художника, который и с «Бубновыми валетами» выставлялся и Ленина с натуры ваял в 1920 году. Кузьмой Петровом-Водкиным Палеев заинтересовался с первых годов в «профессии» и собрал графику и живопись разных лет, поэтому на выставке публика увидит, что автор легендарного «Купания красного коня» в начале века работал в духе своего учителя Серова, а именно писал портреты прекрасных дам эпохи Fin de siecle. Общее место, всех трех коллекций на выставке, и Палеевы тут не исключение, — любовь к художникам круга журнала «Мир искусства», который редактировал талантливый популяризатор русской культура в Европе Сергей Дягилев. Советской интеллигенции были близки ироничные эстеты, воспевавшие 18 век и рококо. У Илья Исакович в домашнем собрании осела «Прогулка короля» Александра Бенуа из серии «Последние прогулки Людовика XIV» — хроники предсмертных осенних дней Короля-Солнце в Версале, которым художник был очарован и называл «невозможной болезнью, безумной страстью, странной влюбленностью».

Константин Сомов. Поцелуй. 1910 год. Бумага, акварель

Роберт Фальк. Повар. 1932 год. Из собрания семьи Березовских

Григорьев Борис Дмитриевич. В саду. 1913. Дерево, масло. Из коллекции семьи Березовских

Владимир Березовский, создатель галереи KGallery, пришел к коллекционированию в конце 80-х, когда унаследовал от родственницы работы Валентина Серова и Евгения Лансере. После распада Советского Союза появился антикварный рынок и Березовский прошел путь от «передвижников» к «мирискусникам»: сейчас в его коллекции есть Константин Сомов, например, полихромный вариант знаменитого «Поцелуя» из издания-оммажа галантному веку «Книга маркизы», иллюстрации Александра Бенуа к повести «Пиковая дама», графика Судейкина и Бакста. Это семейное собрание самое сбалансированное и знакомое петербургскому зрителю, благодаря выставкам в KGallery.  Меланхоличного «Повара» Фалька уже показывали на прошлогодней персональной выставке, а Сомову посвятили галерейную экспозицию в 2017 году. Жаль, что в Корпусе Бенуа  часть коллекции придется смотреть, толкаясь с посетителями на лестнице: гипнотический фотореализм «Окно в Европу» Владлена Гаврильчика и живопись (а не знаменитые «тряпочки») создателя «Новой академии» Тимуру Новикову не поместились в зале. Всеобщая любимица Зинаида Серебрякова представлена в том числе графическими листами из марроканской серии 1928 года. Поездку в Марокко художнице-эмигрантке оплатил барон де Броуэр с условием, что все понравившиеся путевые зарисовки он заберет себе. К счастью, кое-что есть и в Петербурге. Тогда до феноменальной популярности художницы оставалось почти 40 лет, после первой же крупной выставки в Советском Союзе, ее «За туалетом» в репродукциях разошлась по квартирам и школьным кабинетам. Забавно, что даже в мужском портрете, который на выставке поместили рядом с ее автопортретом угадываются черты художницы: разрез глаз, форма скул — эти черты она переносила почти на всех своих героев.

Казимир Малевич. Голова Крестьянина. Этюд для картины «Крестьянские похороны». 1911 год. Из собрания семьи Наумовых

Н. И. Фешин. Портрет мадемуазель Подбельской. 1912. Собрание Кирилла и Юлии Наумовых

И. К. Айвазовский. Гибралтар ночью. 1844. Собрание Кирилла и Юлии Наумовых

Коллекция Наумовых стихийная и сумбурная: тут Айвазовский и Репин соседствуют с русским предшественником сюрреализма Челищевым и Борисом Григорьевым, монеты и медали, литографии с видами Петербурга — с графикой Тулуз-Лотрека и гравюрами Дюрера. Наумовы приобщились к коллекционированию 10 лет назад и по их собранию легко проследить «воспитание вкуса»: от салона конца 19 века к русскому авангарду и европейскому модернизму: в Русском музее они показывают Наталью Гончарову, Марка Шагала и популярного сейчас «русского импрессиониста» Николая Фешина, а также Матисса и Шиле. Семья охотится за шедеврами по всему миру на аукционах и Наумовы не стесняются признаться, что коллекционирование — это страсть и образ жизни. Изучая залы с их собранием важно не мучиться вопросом «сколько все это стоит?», который вслух задает каждый третий посетитель. Да, тут есть этюд для картины «Голова крестьянина» Казимира Малевича, единственный эскиз к исчезнувшей монументальной работе «Крестьянские похороны», утерянной после выставки в Берлине. Этот этюд в 2014 году ушел на торгах Sotheby's в Лондоне за пару миллионов фунтов стерлингов. Но тем и хороша выставка, что кроме «громких» вещей показывают те, что не «на слуху», например, графику Юрия Анненкова. В 1910-е годы он занимался в парижской мастерской Мориса Дени и Феликса Валлотона, изучал кубизм и оформлял спектакли Николая Евреинова. Его «Портрет Елены Комиссаржевской-Балиевой» — пример виртуозного владения штрихом в стиле ар-деко. Этот графический лист Анненков сделал после 1924 года, в эмиграции. Кстати, в первые годы советской власти он относился к происходящему в Советской России нейтрально и даже исполнил несколько феерических портретов Ленина. Один из них хранится у семьи Березовский и представлен на выставке — у вождя на этой акварели красные слезящиеся глаза, будто он вот-вот пустит скупую большевистскую слезу. До последнего зала Наумовых, перед лестницей к постоянной экспозиции искусства 20 века надо дойти обязательно. Там напротив крошечных гравюр Дюррера поместили холст «Ожерелье из роз» Павла Челищева 1931 года — портрет мускулистого мужчины с татуировками в виде цветов на груди и с набитыми «рукавами». Оказывается, Челищев не только предвосхитил сюрреализм, обогатив его мистическими интонациями, но и облик посетителя барбер-шопа 2010-х предсказал. Эта работа попала к Наумовым из коллекции музыкального продюссера Сеймура Стайна, который работал с панками The Ramones, The Smiths, Depeche Mode и Мадонной.

Н. Лапшин. Новая Голландия. 1940. Бумага, акварель. 30.5 х 42. Собрание семьи Березовских

На контрасте с хрестоматийными видами Петербурга 19 века с гравюр из собрания Наумовых работают городские пейзажи Николая Лапшина — художника, который в юности увлекался «лучизмом» Михаила Ларионова, вместе с «амазонкой русского авангарда» Натальей Гончаровой делал декорации к опере Римского-Корсакова «Золотой Петушок», а в 20–30-е годы был художественным редактором журнала «Ёж», иллюстрировал книги для школьников. Его лишенный детализации пейзаж с Аркой Новой Голландии напоминает парижские виды Альбера Марке— город хоть и населен людьми, но пуст и мрачен. 

Лебедев Владимир Васильевич. Девушка с букетом. 1933. Бумага, акварель, белила. Из коллекции семьи Березовских.

Лебедев Владимир Васильевич. Натюрморт с гитарой. 1930. Холст, масло. Из коллекции семьи Березовских.

В. Лебедев. Портрет Владимира Палеева. 1957. Х.,м. 60 х 48. Собрание семьи Палеевых

Коллекции Палеевых и Березовских объединяют не только мирискусники, Борис Григорьев и Зинаида Серебрякова, но и Владимир Лебедев, которого хорошо знают (и не только специалисты), как иллюстратора культовых детских книг 20-30-х годов, например «Цирка» Самуила Маршака. Именно он, с Николаем Тырсой и Николаем Лапшиным отвечали за художественное оформление изданий в детском отделе Госиздата, в котором собрались молодые художники Евгений Чарушин, Юрий Васнецов, Владимир Тамби и другие. На выставке показывают в основном живопись Лебедева, с которым, кстати Илья Палеев лично был знаком, художник даже написал портрет его сына Владимира. И хотя Лебедеву одинаково хорошо удавались и натюрморты и агитационные плакаты, больше всего завораживают женские портреты: лица и тела разных типов и конституций вполне соответствует бодипозитивной повестке сегодняшнего дня.


Три петербургские коллекции
Русский музей, Корпус Бенуа
11 апреля—10 июня 2019

Следите за нашими новостями в Telegram
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: