• Развлечения
  • Искусство
Искусство

Что такое Art&Science и почему в нем мало кто понимает? Отвечают куратор, ученый и художники

«Собака.ru» продолжает фиксировать самые обсуждаемые явления в современном искусстве прямо сейчас. Если вы уже разобрались с NFT, на очереди Art&Science. Три года в Университете ИТМО работает магистерская программа по этому направлению под руководством заведующего отделом современного искусства Эрмитажа Дмитрия Озеркова, а в 2020-м открылась галерея технологического искусства AIR (Art.ITMO.Residency) — первое в Петербурге выставочное пространство для science art. Но есть проблема: широкая публика до сих пор плохо понимает, что это такое, а локальные художники путают карты — в их проектах наука и ироничный вымысел практически неотделимы. Куратор, сооснователь пространства «Стыд» и арт-обозреватель Александра Генералова провела круглый стол, чтобы наконец лучше во всем разобраться.

 

Дина Зотова, Bioarch


 

Круглый стол, участники:

Христина Отс — куратор галереи AIR (Art.ITMO.Residency). Изучала пост-интернет искусство, постгуманизм и его отражение в современном искусстве до того, как это стало мейнстримом на российской арт-сцене. В 2018 году сокурировала выставку «Future Unhuman Будущее не/человеческое» в пространстве QuartaRiata с работами Егора Крафта и бельгийской студии арт-игр Tale of Tales. Вместе с куратором Вероникой Никифоровой Христина разрушила миф про «петербургское бедное» — собрала в Центре им. Сергея Курехина проект молодых медиахудожников «Импульс».

Екатерина Скорб — директор НОЦ Инфохимии Университета ИТМО, ведущий профессор, к.х.н. Руководила научной группой в институте им. Макса Планка (Германия), являлась приглашенным профессором в Гарварде. Развивает направление инфохимии —  новая область науки на стыке химии, биологии и IT, изучающая возможность записи и передачи информации на молекулярном уровне. Сотрудничает с Центром Art&Science ИТМО в качестве научного консультанта.

Арт-группа BIOROBOTY 019 (Светлана Сидорова, Марта Михайлова, Виктория Романова, Алена Королева) — первую персональную выставку о сексуальности растений «Вегетативное порно» коллектив провел на 4 экранах галереи «24х24» в арке Бертгольд-центра, а затем попал с этим же проектом в онлайн-программу фестиваля Ars Electronica в 2020 году. Участники проекта NUNC куратора Елизаветы Климко, каждое событие которого проходит в одном из петербургских особняков.

Арт-группа ibiom (Тата Гориан, Анна Прилуцкая, Ольга Зубова, Евгения Золотникова) — группа образовалась в Лаборатории новых медиа на Новой сцене Александринского театра. ibiom притворяется биотех-стартапом и развивает эту историю в формате сериала: каждый эпизод — новый проект. Проекты ibiom показывали в «Манеже», Центре имени C. Курехина и галерее «Ходынка» в Москве.

Инсталляция «ЖК Рыбка», выставка Vivus/Domum

«Чуткий сервис» ibiom на территории «Манежа» во время проведения выставки «Немосква не за горами»

Ibiom Box — сервис персонализированных расширений для смартфона и жизни на базе микробиома человека. Первый продукт компании Ibiom Inc.

Саша: Христина, что происходит в области science art интересного прямо сейчас?

Христина Отс: Самые важные и крупные проекты обычно возникают на базе научных лабораторий, например Массачусетского технологического университета. С 2016 года там даже работает Центр искусства, науки и технологий (MIT Center for Art, Science & Technology). В этом году меня впечатлил проект Шарлотты Джарвис по созданию «женской спермы» — женской формы семенной плазмы и сперматозоидов из индуцированных плюрипотентных стволовых клеток, полученных из клеток кожи и крови художницы. Она делает его совместно с профессором Университета Лейдена, они даже выиграли грант в 1,5 миллиона евро. Мне кажется, этот проект интересен с точки зрения общенаучных открытий — я не уверена, что ученые без художницы-феминистки могли вообразить, что такое возможно.

Саша: Со стороны звучит как полная дичь: приходят художники к ученым с безумной идеей, а ученые должны бросить все дела и помогать художникам женскую сперму разрабатывать? Зачем это ученым?

Екатерина Скорб: Ключевое: ученых никто не принуждает. Я 10 лет работала в Институте коллоидов и межфазных поверхностей Макса Планка в Потсдаме, и на его базе была создана отдельная школа для архитекторов. Меня всегда поражала разница в размере грантов для художников и для ученых — у ученых они побольше. Идеально, когда мы подаемся на грант вместе: ученые разрабатывают проблему с точки зрения науки, а художники думают о социуме. Расскажу на примере проекта с Лаурой Родригез. Она биолог и окончила магистратуру в Сколтехе. Ее проект Touchless посвящен коммуникации бактерий с помощью ионных потоков. В связи с пандемией лабораторные исследования пришлось приостановить, но если развивать этот проект, то на его основе можно написать научную статью. В выставочном пространстве Лаура смогла этот научный эксперимент представить в форме интерактивной инсталляции, в которой зрители направляли свет на колбы с синей комбучей, тем самым передавая электрический импульс человеку напротив. Фактически инсталляция была создана для двух людей, которые вставали на платформу. Когда один человек светил на колбу — второй ощущал вибрацию под ногами, и наоборот. Этот проект стал особенно актуальным во время пандемии, потому что представил альтернативную форму общения в период, когда прикосновения невозможны. Понимаете, люди искусства никогда ничего не навязывают, они обладают развитыми софт-скиллами — они, конечно, и провоцируют, но и рефлексируют: смотрят на реакцию, понимают, что можно и что нельзя. Мы открыты к коллаборациям, если находим в проекте интерес для себя и видим, что художник готов соблюдать правила и не будет лить себе на руки кислоту в лаборатории.

Тата, ibiom: Мне тоже кажется, что это симбиотический процесс — как у деревьев и грибов. Грибы помогают деревьям общаться, а взамен берут у них сахар и другие питательные вещества. Поэтому я за бартерный процесс. Например, ibiom сотрудничает с клеточным биологом Аллой Ревитцер на добровольных началах. Буквально недавно в Nature вышел материал о том, что ученые научились выращивать из кожи взрослого человека, по сути, десятидневные эмбрионы — это нужно для изучения раннего развития человека. С этой идеей мог реально прийти художник, решая свою художественную задачу.

Вика, BIOROBOTY 019: В объединении науки и искусства есть профит для обеих индустрий: и концептуальное искусство, и наука — закрытые для широкого круга сферы. Люди, которые ничего не смыслят в науке, через искусство узнают о новых технологиях. Те, кто занимался наукой, включаются в мир современного искусства. Если science-art-проект сделан с серьезными учеными, он помогает искоренять лженаучные направления.


Спекулятивный science art культивирует у зрителя интерес к научным новинкам

Саша: Просветительская функция этого симбиоза иногда неочевидна, ты сама рассказывала, что некоторые scienceart- художники спекулируют на научных данных и «подгоняют» их под художественный замысел. Это может навредить популяризации науки.

Христина Отс: Не знаю, может ли это навредить науке, наверное да, если эта спекулятивность сразу не считывается. «Биороботы» и ibiom презентуют свои работы на выставках в ироничном ключе, и зритель это видит.

Марта, BIOROBOTY 019: Мы как раз делаем спекулятивный science art и таким образом культивируем у зрителя интерес к научным новинкам. Многие люди не хотят погружаться в науку, передоверяют ученым абсолютно все. Знание заменяют верой. Задача нашей группировки — стимулировать мозговую активность зрителей, чтобы они раскрывали, какие смыслы мы вкладываем, какая возможна расшифровка у наших проектов.

Аня, ibiom: Я работала с Институтом физики Земли: меня провели по всем коридорам, все рассказали — ученые хотят совместной работы. В институте, где разрабатывают протезы, мне показали чулан — там пылятся экспонаты, которые никто не видит, потому что помещение музея отобрали. Коллаборация с современными художниками «открыла» бы все эти вещи для общества. Часто у ученых есть представление, что художники придут и проиллюстрируют науку, потому что у них для этого есть ремесленные инструменты. Люди не сразу понимают, что ты хочешь сделать, но обычно говорят: это странно, но давайте попробуем. Однажды я написала письмо одной лаборатории в Южной Корее, мол, интересно посмотреть на ваших роботов. Мне ответили — приезжай.


Настоящий science art — это коллаборация и развитие как науки, так и художественного направления

Саша: В галерее Art.ITMO.Residency прошла выставка, где были представлены работы суперзвезд. Например, Харм ван ден Дорпель — его работу впервые музей купил за криптовалюту в 2015 году. Но мне кажется, что с точки зрения зрителя неподготовленного выставка выглядит визуально не слишком привлекательно.

Христина Отс: Я постоянно наблюдаю за зрителями в галерее и могу сказать точно: вау-эффект достигается не от визуального впечатления, а от столкновения с научным знанием, от которого люди в значительной степени изолированы. К нам приходят бабушки с внуками, чтоб показать им, как наука работает: бактерии в колбах их больше привлекают, чем красивые видео на больших плазмах. Недавно к нам в галерею приезжала группа школьников, им настолько понравилась выставка биоарта, что они попросили директора им в школе организовать подобие art & science лаборатории. В рамках этого же проекта мы показывали коллаборацию студентов магистратуры Art & Science с лабораторией SCAMT (растворной химии передовых материалов и технологий), в которой ученые работают с пауками, вырабатывающими магнитную паутину. Коллектив художников задавался вопросом: можем ли мы отчуждать труд пауков, может ли марксистская идеология быть переложена на нечеловеческих существ. Зрителя же занимал сам вау-эффект: смотрите, пауки в лаборатории фигачат магнитную паутину из своих брюшек и она пульсирует.

Тата, ibiom: У проектов ibiom выработана своя корпоративная эстетика, мы всё упаковываем так, как это делают стартапы, выходя на рынок. Например, мы сделали микробиологический «тиндер» (подбор партнеров по микробиому, собранному с поверхности смартфонов) — и с точки зрения эмоций, людей торкает, например, возможность с помощью нашего «фейкового» продукта найти себе идеального партнера.

Саша: В одном чате художников смеялись над другими художниками, которые приходят в лаборатории и орут от восторга, делая ДНК-электрофорез, хотя это просто метод определения длины ДНК, «тупо как линейка». А потом эти художники делают как бы наполненные смыслом работы, хотя база их произведения — детский восторг от столкновения с простейшими научными методами.

Света, BIOROBOTY 019: У science art есть разные функции. Тот, кто хочет создать что-то новое, будет погружаться в тему и делать серьезные коллаборации. Есть проекты, которые художники создают на протяжении многих лет, как Labor Пола Вануза, в котором бактерии синтезировали человеческий пот. (Художник инкубировал в биореакторах уникальные виды бактерий кожи человека, ответственных за первичный запах потеющих тел. Проект отражает переход индустриального общества от человеческого и машинного труда к новым видам промышленной деятельности, основанным на эксплуатации жизненных процессов и коммодификации самой жизни.) Можно делать проекты попроще: они порадуют широкую публику, люди узнают что-то новое.

Алена, BIOROBOTY 019: Мы как раз к science art себя не относим, мы как бы рядышком. Чтобы сделать качественный проект, художнику нужно полностью погружаться в научное исследование, а не «я приду и воспользуюсь вашими исследованиями». Настоящий science art — это коллаборация и развитие как науки, так и художественного направления.

Саша: Курирование science-art-проектов кажется еще более тонким льдом, чем их создание.

Христина Отс: Мы вообще думаем о том, что нужна отдельная магистратура по кураторству art & science с базовыми естественно-научными дисциплинами. Сейчас мы делали выставку про вирус — этот феномен даже ученым не до конца понятен, и мне, гуманитарию, было тем более непросто разобраться в научной стороне вопроса, хотя, готовясь к выставке, я читала «популярные» книги по вирусологии. Поэтому я попросила биолога Наталью Зорину проверить научную точность текстов художников. Она периодически писала: этот процесс для вирусов не характерен, он происходит только в бактериях. Тогда мы тексты переписывали и переутверждали с художником. Иногда художник скидывает нам статью, которую он прочитал, а ученые говорят, что она антинаучная. Как только проект начинает отрываться от ученых, которые могут подтвердить факты, то мы рискуем свалиться либо в профанацию, либо в спекуляцию. Поэтому мне было важно, чтобы с точки зрения науки все было максимально четко.

Слева направо: Алена Королева — художник, Марта Михайлова — графический дизайнер, Виктория Романова — сотрудница галереи AIR, первое образование — Оптика, ИТМО, Светлана Сидорова — сотрудница MYTH Gallery, первое образование — Нефтегазовое дело, Горный университет

На Алене: клипсы и кулон Saint Laurent, блуза Bottega Veneta (все — ДЛТ). На Марте: топ Off-White, брюки Tom Ford, кольца Bottega Veneta (все — ДЛТ), серьги Parure. На Вике: очки Cutler & Gross, топ и брюки Alexander Wang (все — ДЛТ). На Свете: кепка Isabel Marant, жакет Versace, майка Off-White (все — ДЛТ)


 


BIOROBOTY 019

арт-группа

«Мы поступили в ИТМО на первый набор магистратуры Art & Science: программа только запускалась, многое было не определено. Поэтому мы сами начали искать дополнительные способы реализаци вне стен университета и выработали собственную позицию — будем делать то, что от нас хотят, но наполнять актуальным для коллектива содержанием. Мы профаны и идиоты от science art: хоть нас и занесло на это поле, но прикладных навыков часто не хватает. Наша роль — коллабораторы, которые привлекают и объединяют специалистов из разных областей для совместных проектов.

Для выставки Vivus/Domum в Особняке Трубецких-Нарышкиных мы создали инсталляцию “ЖК Рыбка” — это аквариум с карасями и окунями, выловленными из Невы у Финбана в коллаборации с местными рыбаками. Мы обустроили аквариум в соответствии с эталонными представлениями большинства людей об идеальном жилище: стильная мебель, плазма, приставка, комнатные растения. Это проект о неуемном желании человека навязывать свои нормы и правила, вторгаться и перекраивать по своим шаблонам, отыгрывая роль спасителя. Сразу встал вопрос: а не прибегут ли зоозащитники с обвинением в жестоком обращении с рыбками. Из-за перепада температур в выставочном зале одна рыбка действительно погибла — людей пришло слишком много, и они, грубо говоря, “надышали”. Было интересно наблюдать за реакцией посетителей, возмущающихся неэтичностью инсталляции. Люди ловят и едят рыбу, то есть разводят, содержат в минимально оптимальных условиях и убивают живые организмы. Этот процесс сознательно выталкивается из нашей повседневной этической повестки. Бытовое “отрицание” жестокости — то, что в “ЖК Рыбка” вытаскивается на поверхность, осмысляется и привлекает внимание. Мы определяем наш проект как активистский, ставящий под вопрос производственные отношения (часто экспансивные) между разными видами. Можем ли мы решать, что лучше для не-человека? Какой уровень эмпатии необходим для взаимодействия с другим организмом? Как этически определить одомашнивание? Что насчет этики научных экспериментов? Что такое нечеловеческая жертва во имя человека? Эти вопросы не снимают с нас ответственности за своевольную релокацию рыб и отсутствие более глубокого их изучения. Работа с живым — это ответственность, и следующий проект нужно будет делать намного более подготовленными. Задавать вопросы открыто и получать честные реакции мы не перестаем».

Платье, топ Maje,туфли Balenciaga (ДЛТ)


Христина Отс

Куратор галереи AIR (Art.ITMO.Residency). Галерея открылась в сентябре 2020 года на Биржевой линии, 16.

«Осенью 2020-го при магистратуре Art & Science ИТМО открылось новое гибридное пространство, которое совмещает в себе галерею, резиденцию и мастерскую. Меня позвали на позицию куратора в AIR, и, так как из-за пандемии запланированную резиденцию художников пришлось отложить, мы сделали акцент на выставочной деятельности. Нам важно показывать не только «взрослых» science-художников, но и работы студентов. Мы делаем это в рамках программы шоукейсов — непродолжительных выставок по результатам курсов. В Петербурге не было площадки для научно-технологического искусства, а мы за полгода показали 8 выставок. Ежедневно в галерее присутствует арт-медиатор — он помогает разобраться в сложных концепциях: мы не хотим, чтобы science art оставался «элитарной» областью. Наша галерея — точка входа в лаборатории ИТМО для science-art-художников, которые не учатся в университете, а значит, не имеют доступа к научному оборудованию и коллаборации с учеными. Любой художник может предложить Art.ITMO.Residency проект, а мы как фасилитаторы предложим его ученым и постараемся подготовить почву для совместной работы. Art & science проекты, особенно биоискусство, очень привязаны к лабораториям — их невозможно делать по “зуму”».

Слева направо: Тата Гориан, Анна Прилуцкая, Ольга Зубова, Евгения Золотникова

Команда ibiom в своем новом экспериментальном офисе с безэховой камерой. В этом году айбиомовцы открывают образовательную программу «Слияние систем: вирусносоциальные исследования». Студенты смогут проводить в безэховой камере свои исследования и испытания.

На Тате: рубашка Ganni, лонгслив Bottega Veneta, брюки MGSM. На Анне: жакет Frankie Shop, джемпер Givenchy, кюлоты Bottega Veneta. На Ольге: платье-рубашка Givenchy. На Евгении: жакет, лонгслив и брюки Bottega Veneta (все — ДЛТ)


ibiom

арт-группа

«В Лаборатории новых медиа в Александринском театре художница и куратор, руководитель направления “Биоарт” магистратуры Art & Science Университета ИТМО Лаура Родригез предложила поэкспериментировать с бактериями: студентов разделили на группы, и мы выращивали бактерии в чашке Петри. Так стихийно возникла наша группа и идея стартапа ibiom box: человек собирает с поверхности смартфона бактерии, отправляет их нам, мы анализируем лабораторные данные микробиома и выдаем пользователям персонализированные решения для смартфона и жизни. Например, микробиологический “тиндер”.

Наука предлагает нам столько сервисов и решений, а люди доверяют всему и принимают на веру любое healthcare-приложение. Мы осознанно мимикрировали под технологический стартап и даже лендинг оформили по всем канонам продуктов Apple. Перед этим мы сделали ресерч и нашли еще несколько биотех-компаний с похожим названием. Самое смешное, что нам писали ученые-биологи, изучившие сайт ibiom Box, с вопросами о деталях лабораторных исследований — даже им сложно понять, где заканчивается реальность и начинается спекуляция. Недавно знакомые предложили нам принять участие в стартап-питчинге в Бостоне, чтобы рассказать о проекте и найти инвесторов — с большой долей вероятности мы бы их нашли. История со стартапом по анализу крови Theranos Элизабет Холмс, которая некогда попала на обложку Forbes, а теперь ее судят, — тому подтверждение.

На выставке “Немосква не за горами” в “Манеже” мы работали с пространством музея, предлагая наш “чуткий сервис”, — помогали зрителям “вливаться” в посткарантинные меры в выставочном зале. Когда человек входил в “Манеж”, в гардеробе его приветствовало голосовое сообщение, затем на экранах он видел обучающее игровое видео о соблюдении персональной гигиены, скамейки с разделителями для безопасного общения. Мало кто понял, что это арт-проект».

Текст: Александра Генералова

Фото: Алина Горбачева

Креативный продюсер: Лима Липа

Стилист: Эльмира Тулебаева, Лилия Давиденко

Ассистент стилиста: Виктор Кринкин, Анастасия Рязанова

Визаж и прическа: Оля Змеюка, Дарья Силлварис, Евгения Сомова

Свет: Skypoint

Координатор: Маргарита Саратова

Благодарим коворкинг Университета ИТМО за помощь в организации съемки.

Благодарим галерею Art.ITMO.Residency (Брижевая линия, 16) за помощь в организации и проведении съемки.

Благодарим Радиофизический комплекс Нового физтеха ИТМО за помощь в проведении съемки.

Следите за нашими новостями в Telegram
Материал из номера:
Апрель

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: