В Петербурге бум паблик-арта! Оцениваем работы в Никольских рядах, Севкабель Порту и Саду Бенуа

В Петербурге — бум паблик-арта, который концентрируется в общественных пространствах: от площадки у западного фасада Манежа до «Севкабель Порта». «Собака.ru» попросила создателей и кураторов 6 самых примечательных объектов и проектов рассказать о том, как они появились, а независимых экспертов дать им оценку. Спойлер: некоторые оценки далеки от комплиментарности.

«Тесла», «Севкабель Порт»

Этим летом на Морской площади общественного пространства появился объект под названием «Тесла» — генератор постоянного тока на 1 500 000 Вольт полвека работал в высоковольтной лаборатории завода «Севкабель», который находится через дорогу от кластера. Во многом благодаря специалистам лаборатории был перевыполнен план Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО). Кроме того, лаборатория выглядела невероятно эффектно и стала съемочной площадкой для важного советского фильма «Иду на грозу», экранизации одноименного романа Даниила Гранина, и произвела на советского зрителя неизгладимое впечатление своей футуристической архитектурой.


Алексей Онацко

Куратор проекта «Севкабель Порт»

В 2017 году, когда мы только начинали думать над развитием «Севкабеля», было много хождений и экскурсий по территории действующего завода по обе стороны от Кожевенной линии. В один из таких дней я попал в испытательную лабораторию завода, где помимо небольшой комнаты с современными испытательными стендами, была дверь во внушительных размеров ангар с исполинскими историческими устройствами. Обалдев от их ретро-футуристического вида и масштабов, я тут же всё отснял, позвонил архитекторам и попросил обязательно учесть перенос и установку одного из объектов в будущем общественном пространстве. Так всё в итоге и получилось, мы сохранили исторический объект, генератор переменного тока на 1,5 млн вольт, как память об успехах советских инженеров кабельщиков и просто очень выразительную инсталляцию для главной площади порта.


Дмитрий Пиликин

Историк искусства, научный сотрудник Института исследования стрит-арта

«Севкабель Порт» — проект бурно развивающийся и популярный. При этом, некоторые посетители уже не помнят о том, что эта инициатива исходила от кабельного завода с богатой историей, отсылающей еще к позапрошлому веку и появлению в России такого комфортного спутника современности как электрическая энергия. И вот Севкабель Порт (а когда-то Завод Сименс и Гальске) решил об этом напомнить и переосмыслил один из значимых технических объектов советской индустриализации. Таким образом, этот глухой индустриальный уголок Васильевского острова явно заявляет о своей новой жизни, а культурное влияние «Севкабель Порт» на микрорайон зримо расширяется. Не все, однако, выглядит так радужно. Буквально рядом, на Кожевенной линии расположены еще несколько промышленных территорий, имеющих эффектный выход к береговой зоне, которые нещадно эксплуатируются владельцами в режиме мелкой коммерческой аренды без особых инвестиций и переспективных планов развития. 


Лиза Савина

Куратор, арт-менеджер

Насколько мне известно, «Севкабель» долго размышлял над каким-то масштабным объектом для установки его на главной площади. Но большие объекты — это не только большие бюджеты, но и проблемы с производством. В этом смысле вынесенный на главную площадь гигантский генератор, возможно, лучшее решение из возможных. Мне не хватает там художественного осмысления, потому что даже редимейд может быть переосмыслен. Но как привязка к локации и ее истории — это очень хорошо. 

Набережная реки Карповки

Осенью прошлого года на участке от улицы Чапаева до Первого медицинского университета на набережной реки Карповки появилось новое общественное пространство — вместо безлюдного пустыря. В этом году оно бьет рекорды популярности, возможно потому, что в его проектировании которого приняли участие сами жители района — за это взаимодействие отвечала координатор команды «Друзья Карповки», участница экспертной платформы «Открытая лаборатория город» Ольга Мнишко. Таким образом появился уникальный прецедент — место для горожан, которое было создано с учетом их нужд. За реализацию проекта отвечала ландшафтная мастерская «Нескучный сад». На территории пространства есть и паблик-арт — кинетическая скульптура Константина Новикова.

  • Так объекты Константина Новикова выглядят в пространстве

  • Присланный заказчиком рендер


Лиза Савина

Куратор, арт-менеджер

Пространство на Карповке вообще одно из моих любимых — оно очень качественно спланировано, при довольно большом количестве людей никогда нет ощущения скученности. Скульптуры Кости Новикова это не совсем про искусство, скорее про дизайнерское решение, такие флюгеры довольно популярны в разных версиях — цвет, материал, дополнительный обвес. Но выглядят они в парке органично. 

Benua art garden

В 2011 году бизнесмен Андрей Лушников выкупил развалины молочной фермы архитектора Юлия Бенуа, вложил в восстановление зданий 700 млн рублей и открыл общественное пространство «Бенуа 1890» — центр притяжения Калининского района. В прошлом году в некогда заброшенном саду появились арт-объекты современных петербургских художников — сад современного искусства Benua art garden. Тогда объекты предоставляли галереи: Anna Nova, Marina Gisich gallery. Второй летний сезон начался с выставки под открытым небом «SUMMER GARDEN/ЛЕТНИЙ САД» — паблик-арт занял удачную позицию на фоне шедевра советского модернизма ЦНИИ робототехники и технической кибернетики. 


Анастасия Пронина

Куратор Benua art garden

Год назад владельцы Бенуа 1890 пригласили меня стать куратором сада современного искусства. 
На тот момент была только идея  выставлять арт-объекты под открытым небом. Концепция Benua art garden, как общедоступной галереи паблик-арта, появилась из желания сделать проект из серии "культура около дома". Как куратору мне было интересно не только показывать работы, но и объяснять, рассказывать, знакомить с современным искусством наших соседей (Сад Бенуа находится ровно посередине между Калининским и Выборгским районами). 

За год из проекта, выставляющего объекты, предоставленные галереями, BENUA ART GARDEN превратился в полноценную паблик-арт программу: у нас есть команда, площадка, которую мы предоставляем молодым художникам и попечители проекта, которые  помогают объектам  стать реальностью. Паблик-арт не существует без бюджетирования и поддержки госструктур, установка объектов должна быть согласована.
В этом году мы провели полноценный open call, в результате которого из 72 заявок было отобрано 9 работ. Мне было важно выставить в этом году арт-объекты, созданные для экспонирования именно на нашей площадке и объединенные общей темой.

Проект, на наш взгляд, получился яркий, молодой и ироничный. И, судя потому что в первые выходные только на экскурсии к нам пришло больше 100 человек - паблик-арт в Саду Бенуа интересует жителей города, потому что большая часть наших экскурсантов приезжает из других районов Петербурга.
Паблик-арт- это своеобразный мостик между непонятным и пугающим современным искусством и зрителем, он учит нас быть добрее, толерантнее и восприимчивее ко всему новому, поэтому такие проекты как Benua art garden нужны нашему городу.


Дмитрий Пиликин

Историк искусства, научный сотрудник Института исследования стрит-арта

О программе паблик-арта «Летний Сад» стоит сказать отдельно. В первых проектах Benua art garden просто использовал потенциал приглашенных галерей, которые и предлагали работы своих художников. Была опасность что в открытом пространстве объекты будут повреждены вандалами или потеряют часть функций, предусмотренных автором. Так (отчасти) и произошло, но Бенуа продолжили и в этом году организовали уже свой собственный конкурсный проект, фундировав жюри звездой в лице Вера Мартынов. Выбор был сделан в сторону уже известных имен, которые засвечены и в других проектах уличного искусства, от Андрея Люблинского (не участвовал в open call, работа «приехала» после демонстрации у «Манежа»), Константина Новикова и Максима Има до Анны Мартыненко. Это показывает, как мал пока круг художников в городе, способных качественно работать в общественном пространстве, ведь далеко не всякий арт-объект, будучи перенесен из пространства художественной галереи по открытое небо, способен «выжить» и адекватно прижиться в новой среде обитания. Однако, для себя я отметил и новое имя Артура Джаруллаева, объект которого по самому способу работы, исходит из опыта современной «материальной» скульптуры, что демонстрирует «новую кровь», которая стала поступать из Академии Штиглица (помня еще и об Антонине Фатхулиной и о Лизе Бобковой).

Общественное пространство «Никольские ряды»

В июле этого года двор некогда рынка «Никольские ряды» на Садовой улице в Петербурге превратился в общественное пространство. Реализовывать многофункциональный комплекс будут Ales Capital и Miles&Yards, управляющая компания, которая занималась первым этапом развития проекта «Севкабель Порт». Сейчас «Ряды» представляют собой  зеленую зону с подсветкой, детской площадкой, террасами и фуд-траками. Там же появился паблик-арт объект в виде вращающейся триумфальной арки. 


Петр Советников и Вера Степанская

Архитекторы, KATARSIS Architects

Изначально это бумажная идея — проект мы подавали на конкурс «Мобильный обелиск» на создание временной инсталляции на территории пространства «Севкабель Порт», конкурс был организован журналом «Проект Балтия» и компанией AOCG. Но наша концепция вращающегося монумента — это всё-таки философское высказывание не перевязанное к определённому месту буквально. При этом в Никольских рядах контекст не только не разрушает смысл, но напротив — становится его продолжением: тут даже не нужно ничего объяснять. Пространство двора, его аркады и  вращающаяся арка — это всё элементы одной истории. Всё очень органично и по смыслу и по композиции. Нас очень радует что здесь объект нужен, он живёт и пользуется популярностью, особенно у детей.

В процессе у нас была возможность доработать объект (что мы и сделали), чтобы он лучше сел в пространство: мы поменяли пропорции, материал, тектонику. Нам было важно избежать прямого цитирования арки Никольских рядов. Думаю, эту задачу удалось решить достаточно архитектурно и красиво, не утратив глубины художественного образа. Воплощение проекта в Никольских рядах — счастливый случай, где сложностей не возникало вообще. Концепция уже была готова и заказчику она понравилась, он её понял. Его пожелание, вписать арку в пространство двора, было очень разумным и естественным. При этом арка в процессе стала только выразительнее. Объект технически не самый простой, например, для вращения у нас установлен итальянский опорно-поворотный механизм, такие ставят в экскаваторы и краны. Очень важно что и у заказчика и у ребят строителей здесь была цель сделать качественно — это самое главное.


Дмитрий Пиликин

Историк искусства, научный сотрудник Института исследования стрит-арта

Новые владельцы здания решили не превращать это место в очередной торговый мегамолл, а после открытия общественной зоны с ресторанами и кафе во внутреннем дворе всерьез задумались об оригинальной и продуктивной функции для комплекса зданий. И для этого пригласили журнал «Проект Балтия», который организовал креативный семинар проектов «Никольские ряды – 2025», руководителями которого выступили петербургские архитекторы — не те, кто традиционно «ложится под клиента», а обладающие современным проектным мышлением. Это Андрей Воронов и Иннокентий Падалко («АРХАТАКА»), Евгения Арефьева («Урбаника»), Петр Советников и Вера Степанская (KATARSIS Architects). А значит, есть надежда что тайный и «окраинный» уголок Петербурга под историческим названием «Коломна» может показать достойный пример как возможно соединять историю и современность в Петербурге. А то что критика будет и граждане внимательно следят за изменениями заметно по недавнему курьезному «скандалу», когда новый арт-объект в виде вращающейся триумфальной арки, появившийся в Никольских рядах был трактован некоторыми горожанами как «гильотина».


Лиза Савина

Куратор, арт-менеджер

Мне очень нравится объект в Никольских рядах. Там прекрасно все: и распадающаяся на пиксели арка — как характерная для Петербурга аллюзия на бесконечную рефлексию классической архитектуры, и проступающий силуэт купола, находящейся неподалеку Синагоги. Объекту, на мой взгляд, несколько не хватает связанности со средой, в том виде, в каком существует сейчас пространство Никольского рынка. Возможно, когда все придет к своему конечному знаменателю — будет лучше.

Паблик-арт программа «Манежа»

Площадка перед западным фасадом «Манежа» уже несколько лет принимает паблик-арт проекты: от «Новых руин» куратора Максима Имы — огромных валунов, на которых высекли свои работы стрит-артисты до «Самых красивых лошадей в мире» Андрея Люблинского. Кроме того, в прошлом году вдоль от «Манежа» в рамках программы «Музейная линия» выстроились провокационные биоморфные скульптуры Дмитрия Каварги. В этом году нас ждет еще один проект — «33 знака» (совместно со школой дизайна НИУ ВШЭ Санкт-Петербург) , в рамках которого на площадке появится павильон «Лабиринт Кириллицы». Сам проект, призванный переосмыслить форму кириллических символов сегодня, перекинется и на другие общественные пространства, а среди художников-участников фигурируют имена Покраса Лампаса, Александра Шишкина-Хокусая и Александра Флоренского.

  • Работа Петра Белого в рамках проекта


Митя Харшак

Дизайнер, академический руководитель программы «Дизайн» ВШЭ в Санкт-Петербурге

​Год назад мой товарищ и коллега Андрей Пунин реализовал проект «33 звука», посвященный звукам Санкт-Петербурга. Мы решили сохранить аббревиатуру 33З, отчасти еще и потому что в кириллице цифра 3 и буква З имеют очень сходные графемы. Но повернув от звуков к знакам, наполнили аббревиатуру новым смыслом. Проект «33 знака»  и объединяет сразу несколько направлений. Во-первых, это, безусловно, визуальное искусство – 15 выдающихся художников создают авторские буквы-инсталляции, которые будут размещены на улицах нашего города. Во-вторых, это дизайн шрифта: через лекции и мастер-классы современных дизайнеров мы говорим о современной кириллице, и, возможно, попытаемся заглянуть в её будущее.

И, в-третьих, это исследовательский проект: художник и дизайнер Юрий Гордон создаёт масштабную инсталляцию «Лабиринт Кириллицы», который разместится на площади у западного фасада центрального выставочного зала «Манеж». «Лабиринт» позволит посетителям выставки путешествовать сквозь время и будет обогащен игровыми элементами дополненной реальности. Ни один проект невозможно представить сейчас без цифровой составляющей. В проекте «33 знака» мы не только реализуем элементы дополненной реальности, которые будут сопровождать инсталляции художников и Лабиринт истории Кириллицы, но также значимой частью проекта станет серия типографических видео, которые создаёт каллиграф и дизайнер Виктор Пушкарёв.


Дмитрий Пиликин

Историк искусства, научный сотрудник Института исследования стрит-арта

Обновленный Манеж, с момента открытия в 2016 году, сразу же заявил свой интерес к разнообразным современным визуальным проектам, среди которых было выделено и уличное искусство. Его показывали как привезенную из Москвы, сыроватую по концепции выставку «Части стен», а затем вынесли в отдельную программу, которая стала самостоятельно развиваться на открытой площадке у западного фасада Манежа. Проекты там показывали разного качества, как проходные, так и весьма успешные и интересные, смешивая в единое как public art, так и street art, что вполне соотносится с европейской практикой. То есть, амбиции Манежа по лидерству в сфере репрезентации искусства в общественном пространстве в нашем сегодняшнем списке выглядят наиболее весомо, поэтому и спрос самый серьезный.

Развитием этой линии можно считать и новый проект «Тридцать три знака», который «Манеж» обещает открыть в августе. Поскольку куратором этого проекта выступает известный дизайнер, исследователь и пропагандист полиграфического дизайна Митя Харшак, то уже понятно, что public art в данном случае будет рассмотрен со стороны дизайна и городской эстетики (что, конечно, важно), но в удалении от его родовых социально-критических функций. Это, уже впрочем, выглядит как определенная интенция, которую критик Анна Толстова вынесла в заголовок к обсуждению другого проекта, который сегодня показывается в Манеже — выставке «НеМосква»: «В каком то смысле, это конец андеграунда». 


Андрей Люблинский

Художник

У меня было стойкое ощущение, что в Санкт-Петербурге мои инсталляции ставят без особого энтузиазма, в отличии, например, от других городов и стран, но это не совсем так. Были и работы для фестиваля «Арт-проспект», и конкурсы паблик-арта музея «Шалаш» в Разливе, в аэропорту «Пулково», в зоне прилета, уже несколько лет стоят мои скамейки, много работ было сделано для петербургской «Вышки», где я преподаю.

Но самое большое достижение – недавний проект «Самые красивые лошади в мире». Это забавная истори: с Павлом Пригара я познакомился в «Сапсане», точнее – меня с ним познакомил Дима Озерков, за что я ему очень благодарен. Совершенно случайно мы все оказались соседям по вагону. После чего я, собственно, и получил предложение сделать что-нибудь у западного фасада «Манежа». Работать было сложно, но вещи получились интересные, мне очень хотелось сделать нечто совершенно инородное в историческом окружении, в итоге всё получилось даже лучше, чем я мог представить. 


Лиза Савина

Куратор, арт-менеджер

«Манеж» — единственный институциональный игрок, чья деятельность по продвижению паблик-арта в городскую среду выглядит осмысленно. Мне сложно объективно оценивать работу «Манежа» в этом направлении, так как я сама периодически интегрируюсь туда как куратор, но те проекты, которые я вижу около западного фасада за последние два года, систематизировались и обрели свой внятный формат. В прошлом году мы начали проект «Музейная линия» с серии работ Дмитрия Каварги, и тогда мы только мечтали, что можно будет перебраться с улицы Якубовича на Конногвардейский бульвар, и уже зимой это произошло — проект был несложный, недорогой, но достаточно адекватный для того, чтобы зафиксировать пространство как территорию, где будет развиваться паблик-арт. В этом году были амбициозные планы на Конногвардейский, которые нарушила пандемия, но, надеюсь, нам удастся их реализовать в следующем. Проект «33» знака, собственно, является продолжением этой работы, но скорее в том векторе, в котором решалось пространство зимой. 

Бонус: фестиваль паблик-арта «Арт-проспект». Что с ним будет в этом году?


Лизавета Матвеева

Со-куратор фестиваля «Арт-проспект»

Конечно, сама идея паблик-арта нуждается в пересмотре в условиях пандемии и карантина. В ситуации, когда общественные пространства оказываются закрыты или доступ в них ограничен, приходится находить новые территории и пространства для вовлечения людей и взаимодействия с ними через проекты искусства. В этом году мы находимся в процессе переосмысления концепции фестиваля паблик-арта, чтобы дать художникам возможность для создания работ в общественном пространстве с соблюдением эпидемиологической безопасности и социальной дистанции. Сейчас мы приглашаем художников со всего мира для участия в 7-м фестивале Арт Проспект, чтобы создать интервенции в их частных пространствах, которые могут просматриваться зрителями с безопасного расстояния. Так, в октябре этого года фестиваль объединит проекты в окнах, на балконах и в других частных пространствах, а также проекты дополненной реальности на территории наших партнеров, ДК Газа. Для нас это интересный и важный эксперимент в сложившихся условиях, но мы очень надеемся, что сможем реализовать фестиваль в его привычном виде в мае 2021 года. 

Александра Генералова,
Комментарии

Наши проекты