18+
  • Город
  • Урбанистика
  • Лучшее в Петербурге

Где в Петербурге найти здание-штрих-код и "дубайский" Купчино: гид по архитектуре юга города 1990-2000-х

Поделиться:

В декабре авторы термина «капиталистический романтизм» Александр Семенов, Даниил Веретенников и Гавриил Малышев выпускают долгожданную книгу «Клизма романтизма. Путеводитель по постсоветской архитектуре Петербурга». Это пять маршрутов по наследию 1990-2000-х на Васильевском и Безымянном островах, Выборгской и Петроградской сторонах, в Центральном и Южных районах. Публикуем отрывок из гида Даниила Веретенникова по югу города. 

Изображение предоставлено пресс-службой издательства АСТ

ТЦ «Штрих-код»

Народная ул., д. 5 Архитектурная мастерская «Витрувий и сыновья»: С.В. Падалко, Д.А. Мелентьев 2004–2007 гг.

Капитализм, как и сама природа, не терпит пустоты. Переход к свободному рынку выявил все те избыточные пространства, композиционные паузы в застройке и просто пустыри, которыми изобиловало градостроительное наследие предыдущей эпохи. Если эти пространства примыкают к транзитным коридорам, то капиталистический романтизм почти не оставляет им шанса остаться незастроенными.

В зависимости от транзитного потенциала участка и амбиций его нового хозяина, на нем появится либо живописная группа тротуарных ларьков, либо крытый торговый павильон из легкого металлического каркаса, либо капитальный торгово-развлекательный комплекс с ярким архитектурным характером. По последнему сценарию было начертано сложиться судьбе двух участков, симметрично прилегающих к площади перед Володарским мостом на правом берегу Невы. Вдохновившись самим расположением участков, которые фланкируют въезд в район Народной улицы с Володарского моста, архитекторы из мастерской «Витрувий и сыновья» придали этой паре торговых центров образ классических пропилеев. Чтобы объемы новых ТРК, сравнительно небольшие на фоне панельных девятиэтажек, справились с возложенной на них ролью градостроительных акцентов, в качестве цвета фасадов выбран «продающий красный». Так, в скупой на средства художественной выразительности модернистский ансамбль, спроектированный в 5-й мастерской ЛенНИИпроекта под руководством Давида Гольдгора, архитектор Сергей Падалко добавил немного ярких красок.

Несмотря на то что все фасады торговых павильонов по-постмодернистски остроумно решены в виде гигантских штрихкодов, от проекта веет по-настоящему античной строгостью: два величественных псевдопериптера, у которых вместо колоннад — вертикальные полоски штрих-кода, а вместо антаблемента — ряд случайных (по словам авторов) цифр. Постклассицизм, однако.

К сожалению, из двух павильонов построить удалось только один. Но признать проект осуществленным хотя бы наполовину не поворачивается язык: градостроительный замысел таков, что эти павильоны могут восприниматься только в паре, и неполная реализация проекта означает, что он не реализован вовсе.

Судьба несбывшегося павильона пропилеев решалась на самом высоком уровне. Архитектор Сергей Падалко рассказывает такую историю. Однажды ее губернаторское величество Валентина Матвиенко во время своего очередного хозяйственного дозора по Невскому району заприметили группу бабушек, торгующих овощами и зеленью перед кинотеатром «Невский» (снесен в 2011 году), и приказали извозчику остановиться. В ходе душевного разговора, состоявшегося между губернатором и торговками, выяснилось, что стихийный рынок доживает свои последние недели, ведь на этом месте планируется строительство второй очереди торгового центра «Штрих-код». Начальственное сердце всегда было чутко к гласу глубинного народа, и губернатор тотчас же велели от проекта отказаться и строительство отменить. Впрочем, спустя несколько лет, уже при другом городничем, это место все-таки было застроено: здесь появилась безликая коробка ресторана «Макдоналдс». Вот так печально и бездарно глобальный капитализм одержал верх одновременно над художественным замыслом архитекторов и над естественной городской жизнью, теплившейся между палаток скромного овощного рынка

Изображение предоставлено пресс-службой издательства АСТ

«Кондоминиум в Купчино»

Бухарестская ул., д. 59 Архитектурная мастерская «Герасимов и партнёры»: В.Ф. Хиврич, И.Г. Бахорина 1993–1995 гг.

За суровость облика этот дом часто сравнивают то с крепостью, то с тюрьмой. А ведь это один из первых жилых комплексов, построенных для новой петербургской элиты, и его внешний вид как нельзя более наглядно демонстрирует всю суть произошедших исторических перемен. Возможно, что угрюмость фасада, испещрённого крошечными окнами-бойницами, — не просто аллегория формулы «мой дом — моя крепость», а буквальное ее воплощение. Согласно одной из городских легенд, такое решение фасада натурально призвано спасать хозяев квартир от киллерских пуль. Впрочем, Евгений Герасимов, глава коллектива авторов, эту легенду не подтверждает.

Комплекс состоит из крестообразного в плане многоквартирного корпуса и четырех блоков таунхаусов по шесть домов в каждом. Блоки таунхаусов объединены попарно и поставлены вдоль Бухарестской улицы; между ними организован проход к многоквартирному корпусу, который оказался в глубине микрорайона. Проход с двух сторон огражден монументальной пилонадой, что позволило изолировать дворы таунхаусов не только от случайных прохожих, но даже от соседей по жилому комплексу. В цокольном этаже размещены индивидуальные гаражи и технические помещения. С южной стороны линию застройки по Бухарестской улице продолжает трехэтажный нежилой корпус, занятый помещениями делового и административного назначения. Окна нормального размера и крупные арочные проемы первого этажа делают этот корпус значительно более мягким и дружелюбным, чем соседние. С первого взгляда даже может сложиться обманчивое впечатление, что если где-то в этой «крепости» и есть жильё, то именно в этой части.

Ассортимент отделочных материалов скуп и по-петербургски выверен: красный кирпич стен, известняк в облицовке цокольного этажа и светлая штукатурка, акцентирующая детали. А деталей, если приглядеться, здесь не так уж и мало. Помимо оконных обрамлений, карниза с редкими дентикулами и простенков, имитирующих угловые пилоны, композицию комплекса дополняют простые цилиндрические колонны с тяжелыми абаками, фланкирующие проходы во двор.

Изображение предоставлено пресс-службой издательства АСТ

ЖК «Доминанта»

Типанова ул., д. 27, Космонавтов пр., д. 39 Проект: НПФ «Ретро» 2009 г.

Петербург, за которым в прошлые эпохи закрепились эпитеты «северная Венеция» и «северная Пальмира», в XXI веке отправился на поиски новых источников вдохновения. И все признаки указывают на то, что нынешний Петербург взял курс на образ «северного Дубая». Судите сами. Если самый высокий небоскреб Азии расположен в Дубае, то высочайшая башня Европы — «игла» Лахта-центра — построена в Петербурге. Знаменитым дубайским искусственным архипелагам, что насыпаны в Персидском заливе, Петербург отвечает страстью к намывным территориям в заливе Финском, причем некоторые из инвестиционных проектов, время от времени возникающих в общественном поле, и по масштабу, и по затейливости плана стремятся превзойти своих эмиратских предшественников. Добавим к этому братское углеводородное родство двух держав и происходящий из него обычай создавать новые архитектурные символы из штаб-квартир главных нефте- и газодобывающих компаний — и вуаля! — в погоне за собственной идентичностью Петербург в очередной раз заработал себе титул чего-то там северного.

Стоит ли удивляться тому факту, что на улицах Петербурга начала появляться архитектура, вдохновленная знойными дубайскими формами? Один из ярчайших примеров — жилой комплекс «Доминанта» на углу проспектов Славы и Космонавтов. Комплекс состоит из двух частей. Первая очередь, создававшаяся под коммерческим брендом «Южный форт», представляет собой подковообразное в плане здание высотой 22–25 этажей, и тема эмиратского побратимства в ней пока раскрывается слабо. Чем-то курортно-приморским отдают дуговые эркеры дворового фасада, но едва ли этот прием можно признать сознательной авторской метафорой, отсылающей к волнам Персидского залива. И лишь вторая очередь — четыре равновеликие башни, поставленные на двухэтажный пьедестал, — недвусмысленно заявляет о равнении на Ближний Восток: в рисунке фасадов этих башен узнается силуэт знаменитой гостиницы Бурдж-эль-Араб. Только если в Дубае идее паруса подчинена тектоника инженерного решения, то в Купчино парус со свойственной капрому комичностью образован приделанными на фасады декоративными элементами, за которыми скрываются простые параллелепипеды — идеальные тела в стереометрии рынка недвижимости.

Впрочем, проще и честнее было бы обойтись без таких натянутых сравнений. Не нужно быть специалистом по современной ближневосточной архитектуре, чтобы понять: тут и композиция совсем иная, и парус — кросскультурная универсалия, и вообще, в этой друзе сверкающих на солнце синих башен с равным мыслительным усилием можно узнать и фрагмент Манхэттена, и кусочек Ашхабада. И непонятно еще, в чем больше романтики.

Отрывок из книги «Клизма романтизма. Путеводитель по постсоветской архитектуре Петербурга» для публикации предоставило издательство АСТ.

Следите за нашими новостями в Telegram
Теги:
Лучшее в Петербурге

Комментарии (0)

Купить журнал:

Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: