• Город
  • Спецпроекты
  • Урбанистика
Урбанистика

Елена Лашкова: «Экскурсии на Петроградскую сторону ради погружения в атмосферу ар-нуво были бы не менее интересными, чем в Прагу»

Поделиться:

Совладелица легендарной инженерной компании «ГЕОИЗОЛ» возводила Лахта центр, вантовый мост и реставрировала полсотни музеев (памятников архитектуры!). В 2022-м Елена модернизирует Пушкинский машиностроительный завод, участвует в возрождении кронштадтских фортов и в стройке важного для «Петербурга будущего» проекта — Витебской развязки ЗСД.

Елена стала героиней премии "Собака.ru" «Женщины меняют Петербург 2022» — это наш совместный проект с ювелирной компанией Mercury о выдающихся достижениях женщин нашего города в области большого бизнеса, топ-менеджмента, стратегии и идеологии.

Серьги, колье и браслет Mercury из коллекции Classic, жакет Celine, футболка Celine, юбка Alexander McQueen, босоножки Celine (все — ДЛТ)

Ситуация в мире заставляет задуматься о глобальных процессах. Я недавно разговаривала с одним известным архитектором, бывшим советником мэра Лондона, и мы сошлись в ощущении, что архитектура сейчас скорее не развивается. А как дела обстоят в инженерии?

Я выскажу депрессивную мысль — ничего принципиально нового в инженерии не происходит. Чтобы построили Эйфелеву башню, разработали новые конструкции — ничего подобного нет. Новое появляется только в высотном домостроении, но это архитектура особенная: я бы сказала, что речь идет скорее о количественных, чем о качественных изменениях. Строительство экологичных зданий с нулевыми выбросами углерода, которое сейчас считается передовым достижением, тоже происходит за счет технологий, изобретенных 10, 20, а то и 30 лет назад.

Есть ли в инженерии неиспользованный потенциал — что-то, что теоретически возможно, но на практике не внедряется?

Конечно! Я, например, не понимаю, как при наличии современных технологий мы до сих пор используем в строительстве густо армированные металлом бетонные конструкции. В 2020 году мы открыли композитный пешеходный мост в Петербурге через реку Лубью. Почему такие мосты не строят повсеместно? Почему так мало строят корабли из композитных материалов? Мои вопросы адресованы не только к России, но и ко всему миру. Строят, грубо говоря, так, как и сто лет назад.

Поговорим о «Петербурге будущего». Каким вы представляете этот город мечты?

Петербург моей мечты выглядел бы следующим образом. Центр нужно просто отремонтировать и оставить в покое. Особенно это относится к Петроградской стороне, она разрушается на глазах, а это остров-музей. Экскурсии на него ради погружения в атмосферу ар-нуво были бы не менее интересными, чем в Прагу. Грустно видеть неотремонтированные здания — их не реставрируют, их не моют... Я бы хотела видеть при этом в центре как можно больше подземных сооружений, чтобы все, что можно спрятать под землю, убрали бы. Все провода, коммуникации, ливневую канализацию — чтобы дождевая вода не текла нам под ноги. Лет десять назад мы сделали альбом, в котором показали, как и где можно обустроить парковки в самом центре. Одну подводную на стрелке Васильевского острова, одну напротив Марсова поля вдоль Лебяжьей канавки, одну на Михайловской улице и под площадью Искусств, еще две под площадями Островского и Восстания.

В моем воображении Петербург за пределами центра не застраивается этими безликими коробками

Мы предлагали совмещать подземные парковки с метро, торговой инфраструктурой, транспортными развязками, что позволило бы увести под землю часть автомобильного потока, и их же использовать как тоннели для сетей. Это же здорово: было бы просто обслуживать любую инфраструктуру, улицы частично смогли бы стать пешеходными. В Амстердаме, например, большой подземный тоннель с метро, коммуникациями и парковками проходит прямо под зданиями XIV века. У нас этого пока не случилось. Но вот в Петербурге моей мечты много всего происходит под землей, и благодаря этому еще больше всего происходит на земле — люди гуляют, бегают, жизнь кипит, и машины ей не мешают. Что касается Петербурга за пределами зон охраны, то надо помнить, что это тоже Петербург. В моем воображении он не застраивается этими безликими коробками. От них нужно избавляться. Пока же они проникают везде, в том числе и в зеленые зоны, даже в парк Сосновка, насколько мне известно.

Что появится в «Петербурге будущего» вместо этих коробок?

Будут стадионы, парки, театральные площадки, да хоть поля для гольфа. У меня две дочери, и если они говорят: «Пойду прогуляюсь», — я знаю, что они собрались на Невский. Надо, чтобы для молодой пары «пойти погулять» не означало поехать на Невский, чтобы в условном Купчино тоже было где погулять. В современных районах достаточно места, там можно много что создать: и зеленые зоны, и современные красивые общественные здания. Сейчас строят много храмов, но они не стали центром социальной жизни, нужны все-таки зрелища и впечатления. Если представлять себе аналоги, то я бы сказала, что Петербург должен быть похож на Берлин. Там много парков, там очень комфортно молодежи, каждый район самодостаточный. Берлин — равномерно насыщенный город, где нет как такового центра — или, лучше сказать, нет периферии.

После разговора про такие глобальные вещи, как будущее Петербурга и состояние инженерии, обратимся к приземленным вещам. Как переживаете пандемию? Это тяжелое время для бизнеса?

Я не знаю, как для остальных. В жизни есть факторы удачи и неудачи. Удача, я убеждена, в бизнесе приходит после большой работы. Неудачи бывают непредсказуемыми. У нас вот случилась череда неудачных проектов, несколько заказчиков обанкротилось. Мне не то что тяжело, но я прожила какое-то время, как в 1990-е годы, когда только открыла фирму. Я все забросила, перестала читать книги, сконцентрировалась только на работе и стала сама себе неинтересна. Я в детстве ходила в спортивные кружки в Доме пионеров и лет до 40 бегала. Первый круг бежишь и думаешь: как тебе тяжело, почему ребенок плохую оценку получил и еще что-то в таком духе. На втором круге восстанавливаешь дыхание, а на третьем думаешь, как бы только добежать, больше ни о чем. Вот так прошли у меня эти два года. Здесь нет ничего хорошего, это неправильно на самом деле, и я надеюсь, что это подходит к концу. На 2022 год у меня намечен ренессанс Группы компаний «ГЕОИЗОЛ».

Серьги и колье Mercury из коллекции Color, браслет Mercury из коллекции Classic, поло Versace (все — ДЛТ)

Под левой рукой Елены анкерная система GEOIZOL-MP, которая изготавливается на Пушкинском машиностроительном заводе (входит в Группу компаний «ГЕОИЗОЛ»).

Про тайм-менеджмент: вы все успеваете?

Я просто не считаю, что все нужно успевать. Главное, с утра решить, что именно ты сегодня не успеешь. Например, я поменьше сделаю на работе, зато схожу в кино. Вчера посмотрела «Смерть на Ниле», получила огромное удовольствие. Не надо ставить себе планы, как Лев Толстой: написать сколько-то страниц, чтобы написать в три раза меньше. У меня простой тайм-менеджмент: сегодня я не успею это, а завтра я не успею то. В жизни должно быть много всего, кроме работы. И общение с людьми для меня важнее, чем все остальное.

Что вы считаете главными достижениями компании «ГЕОИЗОЛ»?

Первое и самое главное наше достижение — то, что компания «ГЕОИЗОЛ» просто жива. Многие бизнес-структуры, которые когда-то были для меня недостижимым авторитетом, больше не существуют. Второе — мы внедрили много технологий по щадящей реконструкции фундаментов. Третье — мы сделали первый (и на тот момент самый глубокий в городе) подземный паркинг для торгового центра «Атмосфера» на Комендантской площади. Мы — первая маленькая частная фирма, которая стала заниматься подземным строительством. И последнее, что я бы назвала, — у нас есть Пушкинский машиностроительный завод, который производит микросваи для укрепления фундаментов, откосов, склонов. Мы купили в Пушкине завод, которому сто лет, восстановили его и заодно установили новое оборудование.

Когда понимаешь, что можешь сделать еще больше, появляется кураж

Что служит вашей движущей силой?

Страшно признаться, но, наверное, амбиции. Когда понимаешь, что можешь сделать еще больше, появляется кураж. Я бы хотела, чтобы «ГЕОИЗОЛ» была серьезной петербургской компанией, высокопрофессиональной, занимающейся в том числе реставрацией. И я бы хотела, чтобы однажды она смогла работать без меня. Сегодня Пушкинский завод работает без меня. Управление механизации, которое занимается нулевым циклом, сваями, работает без меня. И в этом как раз и заключается, пожалуй, моя главная миссия. Справедливости ради надо сказать, что не только моя, но и моего мужа. У нас все-таки парная работа.

И чем вы займетесь?

Плана выйти на пенсию и начать коллекционировать бабочек у меня нет. Знаете, я люблю работать. Работа дает мне очень много: и путешествия, и общение с людьми. В старом английском учебнике есть комикс, где бизнесмен приходит к психологу. Первая картинка: графики, он весь замотан. Дальше психолог говорит, что надо ехать в деревню, выращивать капусту. Бизнесмен делегирует управление заводом, выращивает капусту. Но вскоре решает, что капусты должно быть много, нанимает людей — и все начинается заново. Может быть, когда-то у меня будет другая работа, но она точно будет. Зачем менять привычки?

О всех героинях нашей новой премии «Собака.ru» «Женщины меняют Петербург 2022» читайте здесь.

Текст: Мария Элькина

Фото: Наталья Скворцова 

Стиль: Эльмира Тулебаева

Визаж и волосы: Евгения Сомова

Ассистенты стилиста: Валерия Левкина, Лиза Синцова

Свет: Маким Самсонов Skypoint

Материал из номера:
Март
Люди:
Елена Лашкова
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: