Как (и когда?!) Петербург станет главным водным тревел-хабом Северо-Запада? Объясняет председатель комитета по туризму

Председатель комитета по туризму Петербурга Сергей Корнеев рассказал, как город превратится в круизный центр, не уступающий Монте-Карло.

Все знают штамп «Петербург — Северная Венеция», но его уместность под вопросом: водный потенциал города реализуется не до конца. Так ли это?

Это так, но совсем уж неразвитой сферу водного туризма в Петербурге я назвать не могу, и мы в комитете серьезно работаем над ней. Я вам больше скажу, водный туризм — не только наш, петербургский приоритет, им занимается и Ростуризм на федеральном уровне.

Какие ассоциации есть с водным Петербургом? Прогулки по рекам и каналам в ­пределах центра города. Но ведь водный туризм имеет множество вариаций. Яхтинг — это ведь тоже вид туризма, так? Гости могут приезжать в Петербург специально, чтобы походить под парусом. Обсуждается создание туристической зоны с парком и театром в поселке Горская в Курортном районе, и ее частью может стать яхтенная марина. Мы ждем, что через несколько лет возможность принимать яхты появится и в Кронштадте, в рамках проекта «Остров фортов».

Что еще город делает для того, чтобы Петербург можно было назвать водной столицей России?

Есть замечательный туристический проект «Серебряное ожерелье России». Его суть в том, чтобы объединить сетью маршрутов в одно туристическое пространство все достопримечательности Северо-Запада России от Калининграда до Петербурга, например Староладожскую крепость или Спасо-Прилуцкий монастырь в Вологде. Петербург станет тревел-хабом для этого проекта, соединив железнодорожные, автобусные, автомобильные и водные маршруты.

Кроме того, мы развиваем региональные круизы. Например, «Северные порты России» — маршрут, входящий в программу «Русский Север», — проходит так: Санкт-Петербург — Беломорск — Кемь — Кандалакша — Мурманск — Архангельск — Нарьян-Мар (Печорский порт) — Амдерма. Чего стоит вид на Белое море из Кандалакшского порта!

  • Старая Ладога

Для города важны международные морские круизы?

Очень важны! Туристы-круизники из других стран — это отдельная статья доходов в экономике города. У нас есть вся инфраструктура, чтобы их принимать: вряд ли кто-то поспорит с тем, что порт «Морской фасад» — один из лучших портов как минимум в Европе! И вряд ли кто-то поставит под сомнение факт, что Петербург — самый привлекательный туристический порт во всей Балтике. Но тут сразу оговорюсь: мы не конкурируем с Хельсинки, Таллином или Ригой. Наоборот — мы составляем единое туристическое пространство и единый регион. И уже все вместе мы конкурируем со Средиземным морем.

Пассажиры круизных кораблей приносят городу доход? По сути, они передвигаются на огромном отеле и все их деньги остаются на борту.

Это заблуждение. Такие туристы зачастую богатые люди, просто надо показать им, где тратить. Они могут покупать (и покупают!) не просто сувениры, а произведения искусства, они готовы приобретать билеты на специальные эксклюзивные мероприятия: исторические балы, светские приемы.

Вы возглавили комитет, когда туризм в Петербурге остановился. Вам не было страшно?

Ситуация и правда сложная, но я уверен, что Петербург сможет «перезапустить» турсферу, поэтому ни о каком страхе речи быть не может.

Но ситуация-то не просто сложная, а уникальная: туризм переживал и рост и спад, но никогда ранее не замирал полностью.

Это правда, но есть причины для оптимизма и веры в то, что турпоток восстановится. Смотрите — массово ездить по миру люди начали с 1950-х, до этого 80% жителей Земли не выезжали дальше 60 км от места жительства. И с 1950-х же годов объемы мирового туризма только растут, сейчас туризм — это 10% ВВП всей планеты, почти как автомобилестроение. За эти годы были и природные катаклизмы (например, цунами в Таиланде в 2004 году), и мировые трагедии (11 сентября). В эти сложные времена туризм проседал, но очень быстро снова набирал обороты: людям нужно менять картинку перед глазами, нужны яркие впечатления. В случае с коронавирусом все осложнилось из-за массового закрытия границ по миру, но я уверен, что и после завершения пандемии туризм восстановится быстро.

  • Начало морского пути в Петербург через Кронштадт

Как сильно застывший туризм ударил именно по Петербургу?

Судите сами: треть иностранного турпотока в Россию приходится именно на Петербург и в туристической индустрии работает минимум триста тысяч петербуржцев, а то и все пятьсот. Петербург в 2019 году вошел в топ-100 самых посещаемых городов мира, общий же туристический поток в Петербург в прошлом году составил 10,4 млн человек. И многие из тех, кто этот поток обслуживает, в одночасье лишились работы. Я уже не говорю о том, что один иностранный турист тратит за одну поездку в город в среднем 38,5 тысяч рублей — это существенная потеря для экономики Петербурга.

И как все это восстанавливать?

Я уверен, что турпоток восстановится и вырастет, так как мы прямо сейчас делаем Петербург доступнее, чем он был. В России вводится единая электронная виза, теперь в нашей стране туристы смогут находиться по ней до шестнадцати дней. В аэропорту Пулково введен режим «открытого неба». Это значит, что приземляться в Петербурге будут самолеты авиакомпаний, не зарегистрированные ни в России, ни в стране постоянной «прописки»: рейсов станет больше, билеты — дешевле.

Будем заниматься продвижением медицинского туризма: в Курортном районе Петербурга ведь самый большой ­санаторный комплекс в мире среди тех, что ­расположены в северных широтах. В целом в Петербурге и Ленинградской области более 40 санаторно-курортных учреждений.

Понятно, что усилий города, государства и комитета недостаточно. Всем, кто работает в индустрии гостеприимства, надо адаптироваться к тому, что какое-то время вместо четырехзвездных отелей гости будут выбирать трехзвездные, вместо недели приезжать на три дня. Если отельеры, рестораторы, владельцы хостелов смогут пройти адаптацию к новым реалиям, индустрия будет жить.

Появятся ли какие-то новые точки притяжения?

Конечно, например кластер «Северное побережье Невской губы», который появится на берегу Финского залива от Лахты до Лисьего Носа в одноименном природном заказнике. Этот проект, который еще пока разрабатывается, будет заточен именно под экотуризм: будут проложены экотропы, построены туристические центры.

Футбольный Евро-2020, который перенесли на 2021 год, поможет увеличить турпоток?

Да, и это не будет простым скачком посещаемости, которая сойдет на нет после того, как закончатся матчи. Это событие сработает как «хвост кометы». Для сравнения напомню о 300-летии Петербурга, которое прошло в мае 2003 года: жители западных стран, которые до этого воспринимали город как нечто неизвестное, увидели довольных лидеров глав государств на фоне фонтанов Петергофа, поняли, что тут хорошо, и весь 2004 год и далее массово ехали в город. После этого в Петербург пришли крупные отельные сети, международные перевозчики вроде Emirates.

Чемпионат Европы по футболу — это знак качества. Каждый в мире понимает, если городу доверяют такое событие, значит, это настоящий мировой центр. Причем мы ждем не только болельщиков сборных, которым предстоит играть здесь, но и туристов со всего мира.

Есть мнение, что гости России едут только в Москву и Петербург, а другие регионы игнорируют.

Не надо противопоставлять мегаполисы и регионы. Мы вместе с коллегами по Северо-Западному региону будем создавать новые маршруты, комбинируя точки притяжения как раз в рамках программы «Серебряное ожерелье России»: «Петербург — Псков — Великий Новгород», «Русская Балтика», «Русский Север». Сформируем не менее 20 комбинированных маршрутов, которые можно будет предложить организованным туристическим группам и индивидуальным путешественникам — уверен, они со временем станут такой же классикой, как Золотое кольцо.

 

Текст: Игорь Топорков

Фото: Алексей Костромин


Петербург — город у моря, но осознавать мы это начинаем только сейчас. Почему горожане 300 лет не ценили Финский залив?

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты