• Город
  • Спецпроекты
  • Общество
Общество

Марина Липецкая: «Мировой тренд — материализация культуры в неожиданных местах на карте городов»

Поделиться:

Знакомьтесь, директор «Центра стратегических разработок "СевероЗапад"»: под руководством Липецкой ЦСР в 2021 году выступил с прорывными докладами о новой культурной географии Петербурга и перспективах городского дизайна. Визионер и стратег не только видит будущее, но и решительно ведет нас в него.

Марина стала героиней премии "Собака.ru" «Женщины меняют Петербург 2022» —это наш совместный проект с ювелирной компанией Mercury о выдающихся достижениях женщин нашего города в области большого бизнеса, топ-менеджмента, стратегии и идеологии.

Данил Ярощук

Колье и серьги Mercury из коллекции Flower, жакет и брюки Celine (все — ДЛТ)

География культуры

«Центр стратегических разработок "Северо-Запад"» — это фабрика мысли и действия. Что это значит? Если просто, то задача — выхватывать в нашем регионе самые актуальные вопросы, формировать под них решения, готовые к применению, и показывать, как они будут работать. И все это — основываясь не на сиюминутных размышлениях, а на глобальных трендах и профессиональном анализе. Как правило, их результат — исследования с выводами и рекомендациями. Такое, скажем, как «Новая культурная география Санкт-Петербурга», выпущенное нами в 2021 году. О чем оно? Рассказываю. Традиционная культурная география — это, условно, Эрмитаж, Мариинский театр, Царское Село: такого уровня достопримечательности. Мировой же тренд — материализация культуры в неожиданных местах на карте городов, причем понятие культуры тоже расширяется — теперь это не только академические музеи, но креативные и арт-центры, парки и даже рестораны.

Так что новая культурная география Петербурга — это «Севкабель Порт» и Новая Голландия, Ленполиграфмаш и «Бертгольд-центр», Кронштадт и Лахта-центр. В нашем докладе мы даем рекомендации, как все это объединять, позиционировать, продвигать и развивать. Например, коммуникационной интеграцией: так же, как Эрмитаж и «Севкабель» уже связало водное сообщение «Город — Порт», велопешеходные маршруты могут соединить креативные зоны Васильевского острова. Показав, как можно объединить районы и пространства, мы рассчитываем эффект этих изменений в разных сферах: увеличения узнаваемости Петербурга, роста бизнеса, рабочих мест, налоговой базы.

Мы ждем агентов перемен 

Такие исследования — не единственная деятельность нашего центра. Часть, которая, кстати, мне наиболее симпатична, — это стратегический консалтинг: разбираться с конкретной ситуацией, отталкиваясь от общей концепции. Опираясь на наши исследования, мы вступаем в диалог с теми, кто ищет пути развития, — с органами власти, бизнесом, государственным сектором, вырабатываем стратегию и обеспечиваем ее внедрение. Чаще всего — запуская не отдельный процесс, а создавая оргструктуры, которые сами будут агентами перемен. Скажем, мы много работаем с системой высшего образования: вузам нужно поспевать за меняющимися запросами. Мы направляем их поиски, служим запускающей силой. Так, в ГУАПе при нашей поддержке создана Инженерная школа — она соединяет студентов с технологическими компаниями, а в Политехе — Институт передовых производственных технологий. С 2014 года мы создали 5–6 таких инновационных факультетов.

Есть правило «пяти часов»: столько времени в неделю надо узнавать что-то новое

Еще пример. В 2019 году мы наряду с крупными российскими компаниями стали одними из учредителей Фонда поддержки инноваций и молодежных инициатив Санкт-Петербурга. Это институт развития: он исследует приоритеты мегаполиса и реализует проекты, что могут вырасти в большие городские и федеральные программы. Вот, скажем, есть глобальная цель — развивать дизайн Петербурга, ведь через визуальные образы город транслирует то, что в нем ценно, внешнему миру. А будущее дизайна — это сегодняшние студенты творческих специализаций. Для них ФПИМИ в партнерстве с Академией им. А.Л. Штиглица организовал конкурсы Shtieglitz Young и St. Petersburg Young Design. Молодые дизайнеры смогли показать себя, а партнеры, надеюсь, задумались о том, чтобы стать их потенциальными заказчиками.

В состоянии турпотока 

Доклад о новой культурной географии был отмечен премией «Собака.ru» «Петербург будущего», но есть и другие, что мы выпустили с ФПИМИ и иными институциями. Их темы — упомянутый дизайн города, индустрия электромобильности, система профессионального образования и образовательный туризм. У этого рынка колоссальный потенциал! Все знают, что на Мальту или Кипр можно съездить, чтобы подтянуть английский язык, а в Санкт-Петербург чему можно приехать поучиться? Есть правило «пяти часов»: столько времени в неделю надо узнавать что-то новое. Если весь год у вас такой возможности нет, получается, накопилось учебных часов на двухнедельный отпуск — как раз чтобы провести интересно время в замечательном городе и при этом получить какой-то сертификат. Это будет востребовано, но продукт должен быть уже собран, чтобы заказать услугу сразу целиком. У нас же таких готовых предложений пока нет. Приедет ли инженерное дарование из Индии на стажировку в наши сильнейшие IT-школы поработать с искусственным интеллектом? Конечно да. Откуда придет инициатива — из турсектора, из образовательной сферы или от обучающей онлайн-платформы? Подождем, посмотрим.

ОБРАЗОВАНИЕ БИЗНЕС-ИДЕЙ

За образованием следить сейчас невероятно интересно — так стремительно оно меняется. Вот важные тенденции, которые мы заметили и отразили в докладе. Влияние набирает среднее профессиональное образование, стирается его различие с вузами. Колледжи наращивают академическую подготовку, а вузы, наоборот, практическую. Люди теперь ищут обучение более быстрое и практичное, с видимым результатом. Кто возьмется удовлетворять растущий спрос на него?

Другой вызов — рынок пожизненного обучения. В Британии внедряется гибкая система: свои четыре года обучения можно проходить в любое время и в разных заведениях. Хоть через 10 лет: кто знает, какие знания нам понадобятся тогда? Это вообще другой взгляд на рынок знаний и работу с ним. Развивается понятие «микростепеней» — курсов, когда получаешь не профессию, а навык. С городом мы обсуждаем идею «последней мили». Это зазор между тем, какой диплом получил выпускник, и требованиями к его знаниям на определенной должности. Этот skill gap приходится сокращать всем: кто возьмется закрывать дефицит? Колледжи, корпоративные университеты или технологическая платформа, которая будет выпускников дотягивать под требования предприятий? Наш доклад об обучении есть в открытом доступе — на сайте csr-nw.ru, как и остальные публичные исследования. Если вы занимаетесь одной из этих тем, они могут быть хорошим подспорьем.

Данил Ярощук

Колье и серьги Mercury из коллекции Flower, жакет и брюки Celine, казаки Rossi (все — ДЛТ)

Пророк своего отечества

Важно понимать, что во всех докладах, о которых идет речь, нет нереализуемых предложений. Их мы обсуждаем с государственными служащими, лицами, принимающими решения, то есть проверка на несбыточность уже пройдена. Хотя визионерские сессии-форсайты у нас тоже есть. Когда-нибудь мы все поселимся в Сети и почти перестанем выходить из дома. За нами будут приезжать летающие такси, а дроны приносить в окно завтрак, сделанный исходя из наших микробиотических показаний за утро. Как станет выглядеть в этом будущем Петербург? Наверное, если все наши идеи из докладов будут реализованы, можно считать, что оно наступило. Представим, что Петербург — это урбанизированное и технологичное пространство, где рождаются все новые индустрии и отрасли. Образовательная система готовит суперпрофи, облик города ваяют дизайнеры, а туристы приезжают смотреть не только Эрмитаж, а все кластеры и арт-центры.

Сколько было моментов, когда хотелось сказать: «А мы предупреждали!» — уже не вспомнить, например, как давно говорили о необходимости энергоперехода на экологичные источники энергии, которым сейчас озабочены все

Если все это сложить, то получается космический образ Петербурга, который возможен, но пока ускользает. Прогнозировать будущее в сегодняшнем мире сложно, но возможно. Центр стратегических разработок «Северо-Запад» существует уже 21 год, я в нем с 2005-го и вовлечена в стратегическое планирование во всех регионах России. Сколько было моментов, когда хотелось сказать: «А мы предупреждали!» — уже не вспомнить, например, как давно говорили о необходимости энергоперехода на экологичные источники энергии, которым сейчас озабочены все. Конечно, в понимании будущего мегаполисов помогает мировой опыт. Вдохновляет пример финского Йоэнсуу, который я посещала до пандемии. В небольшом городе создали бизнес-среду для инновационных компаний, отличные школы — и туда стали переезжать семьи из Хельсинки. В Китае можно посмотреть на огромные технопарки, в Барселоне на выставке Smart City — на «умный город»: как обеспечивается безопасность улиц, перенаправляются потоки транспорта.

Стратегический баланс

Руководителем я стала в 2015 году, но в начале карьеры чувствовался и «стеклянный потолок» для женщин, и гендерный дисбаланс. Сейчас общество меняется. Во-первых, до нас таки доходят европейские ценности. Во-вторых, помогла диджитализация: платформы по поиску нянь, дистанционные курсы, работа онлайн. Россия по темпам роста фриланса — среди лидеров мира, в том числе благодаря формату самозанятости. Женщины, которые не готовы работать по восемь часов в день, трудятся удаленно. По качеству работы они не уступают мужчинам, а по уровню ответственности и превосходят, так что выбор делают в их пользу. Хотя на высших уровнях управления женщин все еще недостаточно. Говорят, что стратегия — это как искусство ведения войны, как будто бы мужское дело. Мое мнение, что стратегическое планирование — это набор профессиональных технологий. Важны твое ими владение, опыт, любые другие факторы, но не гендер.

О всех героинях нашей новой премии «Собака.ru» «Женщины меняют Петербург 2022» читайте здесь.

 

Текст: Анастасия Павленкова

Фото: Данил Ярощук

Материал из номера:
Март
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: