• Город
  • Город

Мария Элькина о том, почему Новая Голландия — пример всему Петербургу

Открывшийся после реконструкции остров поразил архитектурного критика до глубины души — таким должен бы быть Петербург, осенило ее.

Новой Голландии в качестве автора проекта реконструкции прочили сначала Нормана Фостера, потом американское бюро Work AC. Первый вариант обещал быть громким и в своем роде безупречным, второй – не таким громким и с очевидными изъянами в виде овальных прорезей в перекрытиях и стенах старых корпусов. Наконец, фонд Айрис, очевидно, сдался петербургскому консерватизму и заказал проект голландскому West 8, которое подошло к нему крайне сдержано, не предлагая никаких пристроек и радикальных изменений в облике кирпичных корпусов. Бюро West 8, хоть и очень успешное, но не делает ставку на оригинальную авторскую архитектуру, а мимикрирует под каждое место, где работает. Это не недостаток вовсе: быть незаметным может быть иногда сложнее, чем выделиться.

В минувшие выходные мы увидели только ландшафтный дизайн, и рассуждать о том, правильно или нет голландцы подошли к реставрации, и не утратят ли здания после неё обаятельный флер старины – рано. Но вот ландшафт стоит отдельного ему дифирамба.

Лет ещё пятнадцать назад у нас с подачи предыдущего губернатора Валентины Матвиенко появилось словосочетание «петербургский стиль». В процессе обсуждения оно вызывало смех, а когда мы видели практические результаты в виде зданий с цоколем из искусственного гранита или рекомендованных для Невского проспекта бордовых навесов – слезы. Люди, у которых что-то не получается, часто убеждают себя и окружающих в том, что они просто особенные, не такие, как все, и не было в определенный момент сомнений, что «петербургский стиль» — тот самый случай. Вместе с тем, сама идея не была до конца пустой: хорошо же, на самом деле, когда город выглядит особенно, когда его не спутаешь ни с каким другим.

Есть такое модное непонятное выражение – «вернакулярный стиль». Имеется ввиду архитектура, созданная не профессионалами, а как будто бы народной мудростью. Автор, конечно, у него быть может, и может быть даже гениальный автор, но тут важен дух, а не факт. Вернакулярное — это обыкновенное в хорошем смысле слова, приятное глазу и добротное, создающее повседневный пейзаж. Сама интенция придумать что-то такое для Петербурга скорее симпатична. Чудовищны были решения. Какое отношение к Росси и Сюзору могут иметь ларьки для торговли быстрой едой из дешево поблескивающего коричневого пластика или сине-белые общественные туалеты?

«Петербургский стиль – кладбище пошлости» — сказал мне как-то в интервью один архитектор и вплоть до конца этого августа он был совершенно прав. Новая Голландия все изменила. Архитекторы пристально изучили привычные атрибуты старого Петербурга и сделали не копии, а минималистические вариации на тему чугунных оград и тяжелых белых скамеек. Внимательно присмотревшись, без труда найдешь отличия, но назвать дизайн современным язык не повернется, он как будто вовсе не имеет возраста. Ещё год, и он намертво прирастет к пейзажу, так что нельзя будет представить себе ничего другого на этом месте, а ещё лет через десять станет так же дорог сердцу, как решетка самого Крюкова канала. Проходя по аллее нарочито неаккуратно высаженных лип, на секунду можно почувствовать себя как в Летнем саду до реконструкции. Формальных сходств, пожалуй, и нет, но ощущение свежести и остановившегося времени то же самое: сегодня все так же, как вчера, а завтра будет так же, как сегодня.

Городскому правительству стоило бы купить у Новой Голландии и West 8 дизайн уличной мебели – в первую очередь скамеек, серых деревянных павильонов для торговли едой и фонарей. Петербург таким и должен быть. Чтобы сразу становилось понятно, что здесь живут прошлым, но с чувством собственного достоинства, без претензий и с хорошим вкусом. Как благородное семейство с умеренным достатком и внушительной, но не афишируемой родословной. Если уж консерватизм и привычку к ностальгии не изжить, то надо придать им цивилизованную форму: не выкапывать из под земли фонтаны времен Петра I, а скромно и послушно следовать простым хорошим традициям. И гранит, гранит всегда должен быть только натуральным.

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты