Эксперимент редакции: как я ходила на кастинг «Мисс Россия 2016»

«Меня зовут Диана Смольякова, мне 22 года, мой рост — 160 сантиметров, мои параметры: 89-63-89, ранее в модельных кастингах и конкурсах не участвовала», — это текст видеовизитки, первого тура «Мисс России 2016» для петербургских красавиц, который я, редактор новостей сайта sobaka.ru, вскоре должна буду сказать на камеру.

Меня никогда сюда бы не взяли, если бы не задание главного редактора Михаила Стацюка: «Иди, порви их! Заодно репортаж напишешь — все в дом». От звания «карлик» меня отделяет чертова дюжина сантиметров (а здесь все — строго от 173), на бедрах и на спине красуются две татуировки, и, несмотря на то, что пиарщицы обещали меня довести до второго тура в любом случае, на входе в отель Radisson Royal темноволосая тезка Диана встречает меня с таким лицом, что от неловкости я ляпаю: «Вы так на меня смотрите потому, что я недостаточно красивая?». Не переубеждая меня, она отвечает: «На меня тоже многие странно смотрят, мне же не 22, а раньше я была моделью, это определило всю мою жизнь. А вы уже заполнили анкету?».

Меня перехватывает другая женщина — блондинка средних лет, очень строгая. Выдает порядковый номер: 226. Всего здесь чуть больше двухсот участниц, я зарегистрировалась одной из последних. Моя спутница говорит: «Наколите номер на правую грудь. Кстати, правая — она вот здесь, да». «Я понимаю», — улыбаюсь в ответ. «Ну, не все здесь так разумны», — иронизирует Белая дама и ведет меня к гримерам и визажистам.

Первый тур

В крошечной комнате очень душно, у моего мастера с кудрявого локона капает капелька пота. Красотки сидят напротив меня в ряд и изредка перекидываются нервными фразами о предстоящем конкурсе вроде: «Ой, так волнуюсь», «А все уже были на подиуме?». Рядом со мной — девушка, вошедшая в топ красавиц на конкурсе «Мисс Россия-2013». Она — воплощенное достоинство. С покровительственным выражением рассказывает о том, что прохождение всех этапов, конечно же, было очень волнительным, и одновременно крайне деловито изучает расписание кастинга: она будет участвовать в награждении победительниц. Я подмечаю, что есть одна отличительная особенность у всех конкурсанток — они наслаждаются своей красотой. Чуть надувают губки, томно поднимают ресницы, кокетливо прищуриваются и круто ходят от бедра, ни на секунду не теряя концентрации согласно мантре: «Я прекрасна, я красива, я сексуальна, я, я, я, я,». Из омута размышлений меня вытягивает Белая дама — с незавершенной укладкой меня зовут на дефиле, это — главная часть первого тура, помимо видеовизитки и фотографий. Что ж, все-таки я не такая смелая, как себе вообразила: 160-сантиметровая, с растрепанными волосами, и самое жуткое — ни разу не дефилировавшая. Мне, как кукурузнику, машет руками Белая дама: «направо», «покрутись», но я не понимаю, куда встать, как идти. Все, на что меня хватает, — на негнущихся ногах пройти взад-вперед перед жюри из десяти человек. «Это «Собака.ru», она журналистка», — пытается объяснить этот позор Белая дама. А я сбегаю доделывать макияж и прическу у стилистов.

Камеры и софиты 

Стилисты берутся за меня с энтузиазмом: короткую рыжую стрижку по-хулигански укладывают, вокруг глаз наводят глубокую черноту: «Сделаю тебе такой, Вивьен Вествуд стайл», — говорит визажист. И только я успела взглянуть в зеркало, как меня повели давать интервью телевидению: это оказались мои коллеги с телеканала, на котором я раньше работала. Перед камерой я сняла платье и осталась в одном купальнике,  чтобы не выделяться на фоне толпы моделей. Корреспондентка навела фокус на мои татуировки. «Поводом для дисквалификации могут стать также фотографии в стиле «ню», опубликованные в соцсетях, или наличие татуировок. Однако этот последний пункт не помешал Диане Смольяковой пройти во второй отборочный тур. Среди длинноногих участниц она — засланный казачок», — услышу я в сюжете на следующий день.

После интервью меня подхватывает фотограф «Геометрии» — для кадра я выхожу из лифта отеля. «Ногу скашивай сильнее, так она кажется худее», «Еще, давай еще! Ну, не понимаешь, чего я хочу?». Подходит стилист, укладывавший мои волосы: «Ты меня вдохновила, давай будешь моделью в моей студии, а?». Чего лукавить, я расцветаю от такого внимания: камеры, интервью, как будто я не «казачок» среди красавиц, а полноправная участница этого бьюти-праздника. Но строгое жюри не даст мне забыть о своем месте среди тех, в ком больше роста.

Второй тур

После первого тура осталось чуть больше сотни девушек: красотки в купальниках и на каблуках выстроились в длинную очередь. Я вклиниваюсь в стайку посередине — выбирала по степени доброты лиц. Девочки принимаются наперебой рассказывать, кто чем занимается и почему пришли: бывшие каратистки, экономистки, бальные танцовщицы, недавно переехавшие студентки, которые пришли сюда «себя показать, на других посмотреть», «попробовать, ну а вдруг?», «представить на конкурсе любимый город». Осознанных причин среди пяти десятка ответов я услышала только две: одна девушка искренне призналась, что ей просто было нечем занять воскресный вечер, а другая модель заявила, что ей уже 24 года, был перерыв в карьере, и это — ее шанс вернуться, так как на конкурсе можно не только пройти на «Мисс», но и заинтересовать модельные агентства (кастинг организовывает ABC Modus) или познакомиться с нужными людьми. 

Моя очередь подходит: десять моделей выстраиваются перед членами жюри: теперь по одной нужно дойти на каблуках по ковру к микрофону и рассказать о себе. Я понимаю, что с ними в одном ряду выгляжу как гриб, случайно выросший среди кипарисов. Мне пришлось опустить микрофон до своего уровня — в жюри ухмыльнулись. «Меня зовут Диана Смольякова. Мне 22 года. Я закончила Институт Кино и Телевидения по специальности «Режиссура телевизионных программ» и уже полтора года работаю редактором новостей на сайте «Собака.ru». Теперь-то становится очевидно, почему я здесь?». Один из членов жюри вслед мне произнес: «Ну, зато богатый внутренний мир...».

Финал

Я знала, что второй тур станет для меня последним: так мы изначально договорились с пиарщиками. Но осталась на объявление результатов: на крошечной наскоро собранной сцене фокусник без особого энтузиазма пинал мяч, модели вяло хлопали и робко угощались пряниками и сушками на пластиковых тарелках, втягивая животики. И вот торжественный момент: называют двадцать три красавицы, которым предстоит еще один тур: по его результатам станет ясно, кто поедет в Москву на главный конкурс. Расстроенные конкурентки сжимают губы, воинственно подлетают к жюри, требуют ответа: почему не они? Затем несут эту истину товаркам: «Они сказали, что все, кто ниже 173 сантиметов — мимо! С татуировками — мимо! Зачем тогда было допускать нас до второго тура, я не понимаю?! Если я 170 — все, я не человек уже, что ли?». Я усмехаюсь, заталкивая в сумку свои каблуки, купленные в десятом классе после того, как меня долго дразнили «поплавком» за мои метр с кепкой, и ухожу.

На выходе радостные девочки протягивают мне розу и пакет, в котором лежит ручка и пробник крема. «Не повезло в кастинге — повезет в любви!», — напутствуют они. «Ну, слава богу, — думаю я — И внутренний мир у меня богатый».

Фото: Артём Артёмов

Диана Смольякова,
Комментарии

Наши проекты