• Город
  • Город

Репортаж: Как прошел первый день «антитабачного» закона

С июня в России вступила в силу вторая часть «антитабачного закона» и курить в барах, ресторанах, кафе и других общественных местах стало запрещено. Наш специальный корреспондент проверил на себе действие новых правил и послушал,  как на них реагирует незамутненное дымом сознание горожан.

Фото: www.vkurse.ru

В 12 часов дня возле входа в «Кофе Хаус» под козырек пытаются уместиться 6 человек, но периодически кого-то из них силой сжатия выталкивает из «могучей кучки» под дождь. У всех 6-ти в руках сигареты, из-за чего вокруг них уже скопилось приличное облако дыма. Компания курит молча, напряженно и быстро, как будто пытаясь разделаться с этим скорее — первый, кто выполнил миссию, старается быстрее прошмыгнуть внутрь, ежась и потирая руки. Внутри кофейни, где наливают два кофе по цене одного, всегда было много студентов и табачного дыма, его запах даже не успел выветриться. Делаю вид, что ничего не знаю о новом законе и спрашиваю у проходящей мимо официантки, где зал для курящих. «У нас не курят», — привычно чеканит та и, как бы отвечая на следующий вопрос, отрезает: «Это не мы, это Путин запретил».

С Путиным спорить сложно, поэтому я выхожу, мимолетом окидывая глазами столики, которые раньше было едва видно от плотной дымовой завесы: вот пара целуется как последний раз в жизни, двое подруг разговаривают, держа руки на телефонах как на красной кнопке, парень в сотый раз теребит короткое меню. Как бывший курильщик понимаю, что всем очень нужно занять руки —  привычный ритуал сломан, и надо найти новый, хоть какой-нибудь. Не удивлюсь, если вскоре на входах в кафе будут стоять стеллажи с вязанием и набором пластилина, а вместо зажигалки люди будут просить у соседей потискать их собаку.

По группам неловко переминающихся с ноги на ногу людей можно безошибочно определить вход в любую сетевую кофейню с дальнего расстояния. Захожу еще в одну — на входе компания двух агрессивных подростков пытается доказать, что пить кофе и не курить нарушает всю их жизненную гармонию. С криком «Россия будет свободной», зажженной сигаретой и диким гоготом они вылетают из кафе, сбивая прохожих с ног. Официантка Оксана рассказывает, что тинейджеры реагируют хуже всего, но первая реакция — шок — почти у всех посетителей. Взрослый мужчина лет 40-ка, могучий и уверенный в себе, как ребенок разводит руками и вопрошает у столпившихся на входе, таких же неловких и озадаченных граждан, как и он: «Что же теперь делать?». Его отправляют на террасу, предварительно снабдив двумя теплыми пледами. Вообще, с террасами у рестораторов явно возникли разночтения: одни разрешают дымить, другие — нет, ссылаясь на один и тот же закон. «У нас в общаге с утра по громкоговорителю объявили, что больше курить нельзя, вот это была лажа, — делится со мной свежими впечатлениями девушка за соседним столиком, — Год назад мы с подругой готовились к закону о запрете курения: пачка ушла за день. Правда, потом все равно разрешили, но мы курили тогда как последний раз. А теперь реально последний раз, и мы все профукали».

Уловив общий законопослушный настрой, в следующем ресторане пытаюсь спровоцировать конфликт — без комментариев выкладываю на стол пачку сигарет и зажигалку, из-за спины словно привидение возникает официант с вежливым: «У нас больше не курят». «А если я закурю, то что вы сделаете?»

По выражению лица молодого человека чувствуется, что этот вопрос ему не приходил в голову. Он озирается по сторонам, ища поддержки, не находит ее и честно признается: «Я — ничего». «Девушка, вы здесь не курите, не видите нельзя, что ли?», -—вмешивается какая-то женщина с лицом учительницы по физкультуре — «Все терпят, и вы терпите, особенная что ли?». Я убираю пачку обратно в сумку. «Девушка, — уже более мягко обращается ко мне посетительница, — а если вы сейчас не пойдете, за сумочкой не присмотрите? Я на улицу отойду». Пока на меня нахлынули детские воспоминания о черноморских курортах и не имеющих личных границ соотечественниках, мне быстро подсунули на соседнее кресло внушительных размеров ридикюль и, доверчиво щебеча, убежали снимать обсессию.

В тревожном состоянии наступившего апокалипсиса вряд ли кто-то вспомнил, что закон распространяется не только на бары и рестораны, но и на другие публичные места. Вряд ли — потому что возле метро «Маяковская» накурено было как в ночь глубоких раздумий в квартире Шерлока Холмса. Набравшись смелости, подхожу к дежурному по станции: «У вас на выходе люди курят», — тон начинает подозрительно напоминать ябедный . Мужчина не понимающе замигал: «Ну и что?». «По новому закону, — говорю, — нельзя, надо на 30 метров отойти». «Полицейского нет, — зевнул он, даже не делая попытки изобразить уважение к моему гражданскому самосознанию, — у него обход станции. Придет — я ему скажу». Подождав 5 минут, зажмуриваюсь и подхожу к стоящей компании: «Молодые люди, вы в курсе, что курить нельзя теперь около метро?». «А ты в жбан давно не получала?», — миролюбиво интересуется у меня кто-то из них. Подумав, что полицейский сюда потребуется , но по другому поводу, спешно ретируюсь.

 На Московском вокзале ситуация почти не отличается: отъезжающие курят на платформе, хотя делать это запрещено теперь на всей территории вокзала, кто-то дымит прямо в лицо охраннику. На мой вопрос, почему не соблюдается новый закон, охранник по имени Шамиль нервно огрызается: «Это не моя работа». «А чья, — спрашиваю». «Полиции, но она тут не ходит». «Мы не может штрафовать или выводить людей отсюда, — говорит его напарник. — У нас полномочий таких нет, нам вообще с места сходить нельзя, поэтому просто стоим и смотрим».

«У вас рация есть. Можете по рации передать, что здесь нарушается «антитабачный закон»?»

«Я на дурака похож, что ли?».

И пока я отхожу, они долго смеются, тыкают друг друга в бок, приговаривая: «Нет, ну ты подумай, антитабачный закон, видите ли нарушают, ишь ты».

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты