• Город
  • Город
  • Бизнес

Как Гранд Отель Европа работает сейчас и как справлялся с локдауном – рассказывает Юлия Пашковская, новый генеральный директор

Недавно отметивший 145-летие, Гранд Отель Европа сменил не только владельца – им стал крупнейший в индустрии люкса холдинг LVMH, – но и генерального директора. Недавно этот пост заняла Юлия Пашковская.

Много лет вашей профессиональной жизни связано с Гранд Отелем Европа, куда вы пришли 15 лет назад. Этот год стал для вас вызовом?

Я думаю, что нет людей, для которых этот год не стал вызовом. Мне кажется это было испытанием для всех, потому что ни у кого просто не было опыта существования в подобной ситуации. Но надо сказать, что в компании Belmond остаточно быстро развернули подготовку, и уже в начале февраля, следуя опыту наших азиатских коллег, закупили маски, средства дезинфекции и санитайзеры. И когда в России все достигло пика, то мы были абсолютно укреплены.

Когда начался период самоизоляции, Гранд Отель Европа один из первых в компании Belmond начал проводить прямые эфиры с кулинарными мастер-классами, коктейльными вечерами и концертами. Кто придумал этот онлайн-проект, ведь до этого отель ничего подобного не делала.

С самого начала пандемии было очень трудно представить, что не будет работать лобби-бар, или наше кафе «Мезонин», или ресторан «Европа». Когда всё-таки наступил момент локдауна в стране и мире, то желание не расставаться со своими любимыми гостями, конечно же, с каждым днем становилось все сильнее и сильнее. Да, Отель продолжал работать, и мы решили поддерживать связь и вести диалог со всеми, потому что у каждого нашего ресторана есть свой круг постоянных гостей.

Для сотрудников, наверное, этот проект тоже стал моральной и эмоциональной поддержкой. 

Безусловно: для наших сотрудников каждый эфир стал праздником, ведь они снова надевали форму, расставляли бар, сервировали столы, готовились к концертам. Например, коктейльная программа была не просто вечером в лобби-баре – она еще включала концерты. Мы не только рассказывали о рецептах и показывали, как делать самые известные миксы, например, Беллини, придуманный, кстати, нашей компанией Belmond, но и сопровождали все живой музыкой, приглашали любимых гостями музыкантов. Эфиры стали настоящим моментом единения команды и гостей в сложный период.

Гости писали вам в директ о том, как у них вышел коктейль дома?

Да, и не только про коктейли! Мы проводили мастер-классы завтраков, и нам прослыли потом фото глазированных сырков и гречи с пармезаном по рецепту нашего шеф-повара Сергея Андреева. А к нашему эфиру из люкса «Империал», где мы представили оперный концерт с академической фортепианной музыкой вместе с компанией «Русские музыкальные сезоны», присоседилось огромное количество зрителей со всего мира, включая США , Великобританию и Латинскую Америку.

Как отель функционировал в этот период? 

Прием гостей не прекращался. Кто-то использовал номера отеля для самоизоляции, кто-то не смог уехать, кто-то останавливался, когда приезжал в Петербург по неотложным делам. Рестораны были закрыты, но работал отдел ресторанного обслуживания номеров с классическим меню. Для гостей отеля мы организовывали праздничные ужины в номерах по меню ресторанов «Европа» и «Икорный бар».

Такое случалось часто?

К нам заселялись, чтобы отметить день рождения, годовщину. Была даже свадьба для двоих человек с приглашенными музыкантами. Летом большой популярностью пользовались номера с террасами на пятом этаже, потому что мы объединили несколько террас в одну. Там мы могли устраивать гостям праздники, на маленькое количество участников, конечно. Максимум до десяти человек. Во время пандемического периода было специальное предложение для гостей – ночь в номере люкс с ужином. И оно пользовалось достаточным спросом и у петербуржцев в том числе, ведь никуда нельзя было ходить.

Когда можно было открыться ресторанам, вы первым делом запустили террасу на Михайловской улице?

Да, с меню европейской и азиатской кухни. Потом открылся «Мезонин» и лобби-бар, а «Европа» и «Икорный бар» открываются и сейчас под мероприятия и бранчи.

Что поменялось в ресторанах за этот период?

Многое. Если вы зайдете в кафе «Мезонин», то увидите у нас манекены в образах от Bosco di Ciliegi – они отвечают за социальную дистанцию (Улыбается.). Там же мы ввели новое меню, составленное вместе с нашими коллегами из отеля на Сицилии, а чай теперь подают в новом фарфоре с узором, который создали Villeroy&Boch по мотивам нашего исторического декора в стиле ар-нуво.

Как вы перезапускали классические бранчи, которыми славится не одно десятилетие ресторан «Европа»?

Мы все предусмотрели исходя из общих новых требований: поставили дисплеи и теперь блюда гостям сервируют наши повара. Честно говоря, было волнительно, как это воспримут гости. Оказалось, что такая форма даже удобнее и интереснее, потому что профессиональная подача блюд выглядит эффектно, появляется дополнительный элемент взаимодействия с гостем – персонального обслуживания. Наши традиционные бранчи проходят сейчас два раза в месяц. Один – в стандартном формате, а в последнее воскресенье – в формате grand с устрицами и шампанским.

В начале года было объявлено о том, что бренд Belmond, в состав которого входит Гранд Отель Европа, стал частью холдинга LVMH. Запланированы какие-то изменения в связи с этим?

С присоединением компании Belmond к этому крупнейшему европейскому холдингу в сфере люкс, конечно же, связано и все будущее отеля. Пока рано говорить о чем-то конкретном, ведь все изменения будут приниматься, опираясь на историческую составляющую нашего отеля. Кстати, когда в New York Times вышла статья о совершившейся сделке, то иллюстрацией к материалу стала именно наша фотография – мне кажется, заслужено, ведь мы старейший отель сети (Улыбается.).

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты