• Город
  • Город

Стрит-арт в самоизоляции: почему пустые улицы только на руку художникам

Режим самоизоляции поставил на паузу арт-жизнь в Петербурге: музеи и галереи закрыты, новые выставки заморожены, но уличные художники не уходят на «каникулы» и даже рады опустевшим улицам. «Собака.ru» сделала подборку стрит-арта последних недель и узнала у художников и кураторов, соблюдают ли они самоизоляцию, как поменялись темы работ, а также отношения с коммунальными службами и полицией.

  • Фото: Владимир Абих

  • Фото: Валентин Смирнов

Гречка и туалетная бумага как новое медиа

Еще до объявления «нерабочей недели» и режима самоизоляции в Петербурге появились первые работы стрит-артистов «на злобу дня». Художник Loketski, известный мифологизацией Парнаса, на одном из синих заборов района сконструировал инсталляцию «Спокойствие» из гречки, риса и туалетной бумаги. «Купил последнюю гречу на районе, но панике не поддался, вроде бы. Употребил все домашние запасы, а это 4 кг круп, на стрит-арт. Инсталляция представляет собой публичный НЗ. В случае острой нужды любой может срезать то, что ему необходимо (есть смысл это сделать, пока не намочил дождь)», — написал художник в своем instagram.

Актуальную тему коронавирус-паники подхватили другие: и вот уже на памятнике Остапу Бендеру, который петербуржцы и гости города любят использовать в качестве фона для фотографии, — медицинская маска. Врач-стоматолог и по совместительству жонглёр булыжниками Валентин Смирнов выступил в качестве стрит-артиста с работой «Нос закрыт на карантин». Граждане, веря, что протирание носа великого комбинатора приносит деньги, не обращали внимание на средство защиты, поэтому Валентин прикрепил рядом объявление о необходимости поставить под стул в качестве взноса гречку или туалетную бумагу — новую валюту эпохи пандемии. Некоторые стрит-артисты, которые и так часто реагируют топорным хайпом на актуальную повестку, обзавелись за последний месяц новыми медиа в своем арсенале — гречкой и бумагой туалетной.

Хайп или время подумать

Две самые «мемные» и медийные работы последних недель — Бродский в медицинской маске, советующий не выходить из комнаты и не совершать ошибку и сцена из эпизода «Крутое пике» культового ТВ-шоу 90-х «Каламбур». Коллектив HoodGraff, создал последнюю работу 1 апреля и шутка удалась — рядом с героями «Боинга-747», который терпит крушение уже 325 серию , можно поместить любую фразу, которая покажется остроумной зрителю, например «когда не успел обнулиться» или «мама, я стример!» Мурал закрасили на следующий день, но как и другие хиты художников вроде портрета Данилы Багрова со словами «В чем сила, брат?», войдет в анналы народного стрит-арт фольклора. Несмотря на то, что в текущем моменте как будто слилось сразу несколько острых тем, уличное искусство реагирует максимально банально: вместо тонких работ о духе времени — маски, греча, «планета на профилактике» и прочие самые очевидные метафоры. 

Институции, которые осмысливают стрит-арт поставили оффлайн-деятельность на паузу, чтобы подумать и углубиться в теорию. Институт исследования стрит-арта готовит книгу и настольную игру по мотивам уличных стрит-арт прогулок и делает онлайн bar-talks с художниками из Екатеринбурга, Нижнего Новгорода, Москвы, Перми. «Мы хорошо адаптируемся и используем это время для рефлексии» — комментирует сооснователь Института Альбина Мотор. Музей стрит-арта закрылся как и остальные учреждения культуры, а летом не будет делать традиционную большую выставку, куратором которой должен был быть итальянец. Директор музея Татьяна Пинчук инициировала петицию к губернатору с просьбой поддержать частные музе и галереи, а также открыла open-call кураторских проектов: могут участвовать не только стрит-артисты, но и те, кто работает с живописью, графикой, инсталляцией и саунд-артом. 

  • Фото: @myhoodisgood

  • Работа с Иосифом Бродским в пространстве Севкабель Порта

  • Работа художника Миши Маркера


Артем Бурж

Объединение HoodGraff

Наша практика в городе не изменилась, но отменились все планы за пределами России. Пришлось отложить все до осени и заняться реализацией проектов локально. Работу «Крутое пике аka Первоапрельская шутка» мы придумали и реализовали за сутки. Времени на подготовку было очень мало, но шутка зашла зрителю — это главное. В следующий раз я бы ни за что не раскрыл место, где мы рисуем и интрига с Путиным бы сохранялась до нашей публикации. Я сам 70% времени сейчас провожу дома, но стрит-арт не подвластен режиму самоизоляции. Мы будем делать новые работы, но о них не могу рассказывать.

  • Фото: «Осколки»

  • Фото: «Осколки»


Осколки

Анонимная группа

В команде «Осколки» нет единого мнения относительно опасности вируса и необходимости карантина. Куник и Архивариус самоизолировались, чувствуя социальную ответственность и радуясь возможности поработать в мастерской и с архивами. Иксус, Куклукс и СЭР продолжают бесконтактно разносить улицы Петербурга. Иксус, вообще, является covid-диссидентом. Людей на улицах стало гораздо меньше, но оставшиеся пациенты стали гораздо злее и поголовно практикуют graffiti-shaming. При этом негативно настроенные прохожие опасаются вступать в физический конфликт из-за возможности инфекционного заражения. Коммунальные службы хоть и выходят на работу, но закрашивать стали меньше. Полиция перестала оперативно реагировать на вызовы о мелком хулиганстве, так что к июню Петербург рискует превратиться в новый Берлин или Афины.

  • Проекция летучей мыши в медицинской маске от группы «Явъ», фото предоставлено художницами


Анастасия Владычкина

Координатор арт-группы «Явь»

На самоизоляции мы делаем макеты будущих работ, и пересматриваем художественное позиционирование «Яви». Сейчас появилось время на переосмысление, на рефлексию, на то, на что обычно времени не было. Также думаем о том, как реализовывать идеи для стрит-арта в нынешних условиях. Собственно работа «Бэт-сигнал» и была придуман в результате таких размышлений. Самоизоляция это неплохо, но она наложила на наше творчество жесткие ограничения, и это заставило придумывать и изучать что-то новое. Хотя, конечно, мы надеемся, что эта ситуация с коронавирусом не затянется на слишком долгий срок. Оффлайн работы мы больше не делаем, ведь создавая работы на улице, мы рискуем не только своим здоровьем, но и здоровьем прохожих, своих близких. Без крайней надобности мы сейчас не покидаем своих домов. Стрит-арт это всегда риск, но рисковать должны только те, кто сами это выбрали.

  • Работа Владимира Абиха. Фото: Владимир Абих

  • Работа Владимира Абиха. Фото: Владимир Абих


Владимир Абих

Уличный художник

Я считаю, что при режиме самоизоляции заниматься стрит-артом стало комфортней, потому что на улице теперь гораздо меньше людей. С другой стороны, магазины не работают, соответственно купить сегодня краску и прочие материалы труднее. Также в это сложное время велик соблазн начать делать банальные работы о коронавирусе, которые неминуемо будут притягивать внимание публики. С этим позывом нужно бороться изо всех сил. В остальном ничего не изменилось — уличное искусство по своей природе не спрашивает разрешения на своё появление в городе. Те, кто занимались им, продолжают заниматься, те кто сидел дома, продолжают сидеть дома — независимо от карантина. 

  • Работа Максима Има. Фото: Максим Има

Максим Има, уличный художник, куратор

Ничего не поменялось — стали только больше рисовать, потому что на улицах стало более пустынно, проще стало работать с местами, которые «на виду». Граффити и стрит-арт режим самоизоляции не остановит. В респираторах и до этого ходили, сейчас можно их не снимать после рисования, а так и идти до дома. Тоже самое и с перчатками — в них и раньше все ходили, чтобы руки не пачкать.  Графинчики наиболее приспособлены к ношению средств защиты. Комендантского часа у нас нет, можно выходить из дома, поэтому спокойно передвигаемся и делаем, что хотим. Самоизоляция людей идет на пользу тем, кто рисует на улице.

Никаких крутых работ, связанных с пандемией и ее последствиями, за это время не появилось и вряд ли появится: всем безумно надоел треп на эту тему. Даже хотелось, чтобы что-то появилось, но пока только летучие мыши, спроецированные на стену и одевание масок на памятники — это, на мой взгляд, какой-то трэш. Ничего достойного я не видел, в том числе не считаю хорошей и свою работу, которую я сделал еще до ситуации. Все эти работы «на злобу дня» — это хайпожорство, которое относится не к стрит-арту, а к созданию контента. Мы все этим грешим иногда, но можно сделать тонко. Когда тема лезет изо всех щелей, то не хочется даже говорить. Для меня самоизоляция — это возможность посидеть дома и продумать будущие проекты, порисовать холсты, покопить идеи и просто отдохнуть. Если все устаканиться, то возможно в мае мы получим уличную волну, которой всех накроет и о которой уже много лет говорят.

  • Фото: Михаил Вильчук

  • Фото: Михаил Вильчук

  • Фото: Михаил Вильчук

В конце марта я открыл выставку на площадке за ЦВЗ «Манеж», очень был рад, что мы успели все смонтировать к 22 марта — все музеи и «Манеж» к тому моменту уже закрылись. Два года назад я уже делал выставку там: мы поставили колоны из бетонных колец, на которых рисовали художники — оммаж колоннам «Манежа» и решили, что это продолжится в ежегодный проект «Новые руины». В этом году я решил, что надо привезти ребят, которые высекают рисунки на камне — 0331с, Гришу и других, в основном москвичей. Было тяжело сделать проект технически, рисунки у них простые, но все смотрится очень круто — дикие глыбы гранита по 10 тонн штука вывалили на площади на фоне лаконичной архитектуры, эта эстетика мне дико нравится. Художники, которых я показал, делают новаторские вещи — это выглядит очень свежо в Петербурге. Работы простоят до конца мая, хотя, из-за всей этой ситуации возможно и дольше.

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты