Почему уничтожение маленьких баров нанесет непоправимый урон Петербургу? Объясняет архитектурный критик Мария Элькина

Сегодня в третьем, окончательном чтении приняли законопроект «о наливайках», запрещающий продавать алкоголь в заведениях площадью менее 50 квадратных метров, располагающихся в жилых домах. Он вступит в силу с 1 января 2021 года и поставит крест на десятках баров Петербурга. Архитектурный критик Мария Элькина специально для «Собака.ru» написала колонку о том, почему маленькие бары — не менее важная для города достопримечательность, чем виды на Фонтанку.

Когда-то Петербург выглядел совсем не так, как сейчас. Лет 25 назад виды на Фонтанку были печально-благородными, без единой вывески на фасадах домов. Потом эти вывески появились и раздражали, потому что были броскими, а еда и напитки в заведениях — в лучшем случае приемлемого качества. Но каким-то чудом так случилось, что к концу 2010-х годов петербургские бары, кофейни, рестораны и кафе стали такой же городской достопримечательностью, как и сам вид на Фонтанку. Достопримечательностью в самом буквальном смысле – того, ради чего в город приезжают туристы из Европы и других городов России, того, за что сами мы любим Петербург еще сильнее. Конечно, архитектуру у нас принято почитать больше, чем питейные заведения, но в некотором смысле зря. Золотой век французской живописи в конце XIX века непредставим без парижских баров и кафе. Нельзя вообразить себе Рим без тратторий, а Амстердам и Петербург – без гастропабов и хорошего капучино. И еще полезно не забывать: если петербургские виды были созданы больше, чем за сто лет до нас, то есть даже не нашими прадедушками и прабабушками, то петербургские бары – полная заслуга живущих поколений.

В первую рабочую неделю июля в Петербурге в третьем, то есть окончательном уже, чтении приняли успевший стать печально известным закон «о наливайках». Он запрещает продавать алкоголь в заведениях, где площадь торгового зала меньше 50-ти метров. Ситуация для начала просто возмутительно несправедливая. Нескольким тысячам человек фактически запретили работать, а некоторым из них – заниматься делом жизни, в котором они стали профессионалами и преуспели. В числе заведений, которые рискуют пострадать – Бар 8, Duo Gastrobar, Bolshoy Bar, «На Вина!», Gills и другие.

С другой стороны, принятый закон затронет не только конкретных людей и отдельные заведения, а всю городскую жизнь. То есть тут говорить нужно не про отдельные частные интересы, а про общее состояние городской, как любят говорить урбанисты, экосистемы. Авторы закона прибегают к патерналистской риторике заботы о большинстве. Что, мол, в этих заведениях, которые меньше 50-ти метров, граждане выпивают по ночам, тем самым нанося вред своему здоровью, а заодно шумят, чем наносят вред душевному спокойствию и здоровью окружающих. 


«Архитектуру у нас принято почитать больше, чем питейные заведения, но в некотором смысле зря»

Конечно, тут поражаешься странности хода мысли, обнаружившего связь размеров заведения с качеством напитков и уровнем шума. Очевидно, что есть большие заведения, торгующие алкоголем низкого качества и совсем крошечные, но рафинированные; самый невыносимый шум по ночам в моей жизни в разных городах создавали компании подростков и студентов, которым, чтобы напиваться, бар вовсе был не нужен. Если уж и стоит обратить внимание на что-то, то на сетевые алкогольные магазины немалой площади, некоторые из которых после десяти вечера ловко обходят городской запрет на продажу алкоголя, притворяясь барами.

Депутаты непростительно упрощают. Они хотят нам сказать, что среди жителей Петербурга есть некое монолитное большинство, а все заведения меньше 50-ти метров – это тоже все какие-то более или менее похожие друг на друга не слишком симпатичные заведения. Стоит запретить последние, как первые обретут счастье и покой. Однако современная урбанистика более или менее однозначно пришла к тому, что ключ к процветанию города и счастью его жителей – в создании и поддержании разнообразия. Пяти миллионам людей не может подходить один и тот же распорядок и размер кафе, попытка его насадить насильственно порождает огромное количество недовольных, ущемленных, не имеющих круга общения и смысла жизни.


«Пьянство как плохое социальное явление возникает не от наличия бара за углом, а от отсутствия перспектив и альтернатив»

Гораздо человечнее и эффективнее – хотя и сложнее с точки зрения управления – создать настолько сложную систему, что каждый сможет найти то, что нравится именно ему. Пьянство как плохое социальное явление возникает не от наличия бара за углом, а от отсутствия перспектив и альтернатив. Петербургские бары и ресторанчики играют в этом отношении только оздоравливающую роль. То, что кажется законодателям «наливайками» – это и кафе с совершенно «советской» атмосферой, и рестораны высокой кухни, и бары, где интеллектуалы рассуждают о книгах и политике. Любимое небольшое заведение за последние годы появилось, вероятно, у сотен тысяч петербуржцев. Вместе они и составляют то большинство, к которому законотворцам следовало бы прислушиваться. 

 

Подписать петицию против принятия закона о запрете продажи алкоголя в заведениях меньше 50 метров можно здесь.

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты