• Бары и рестораны
  • Герои
Герои

Илья Лазерсон: «Пришел ко мне на экзамен, знаешь, как меня зовут — молодец, давай зачетку»

Поделиться:

Один из самых известных поваров России ко Дню студента вспомнил, как учился в петербургском ИТМО — зачем помогать троечникам, смеяться над преподавателями и каким учителем нужно быть.

О троечниках

Я учился в «Холодильнике» — Ленинградском технологическом институте холодильной промышленности (ныне— Институт холода и биотехнологий Университета ИТМО) по специальности «Технология хлеба, макаронного и кондитерского производства» с 1986 по 1991 год. Окончил его с красным дипломом — сейчас, по-моему, это уже не модно. В то время очень мало мужчин шли в кулинарию, и я был единственным молодым человеком в группе — все остальные, соответственно, были девушки. А поскольку девушки есть девушки, с точными науками у них было плохо. Особенно «отличилась» одна — ее звали Патима. Она вообще плохо говорила по-русски, а с математикой у нее и подавно не ладилось. Однако я ее очень любил — в том числе потому, что она хорошо готовила, а многие из нас жили в общаге, и это было ценно.

Я в математике вырос: моя мама — математик, и институтские задачки я щелкал, как орешки. Преподавательница с самого начала поняла, что я нормальный парень, и полюбила меня. А Патиме даже двойку не могли поставили — настолько все было плачевно. Мне очень хотелось ей помочь. Выучить с ней весь курс алгебры было нереально, и я предложил: «Давай пойдем в библиотеку и будем там сидеть до посинения с учебником математики, пока училка не пройдет мимо. Если она увидит нас вместе, с учебником, она решит, что я тебя натаскиваю, сжалится и хотя бы трояк тебе поставит». Так мы и сидели в читальном зале — я и Патима, каждый занимался своим делом, но между нами обязательно лежал учебник «Алгебра и начала анализа». Наконец, где-то на следующий день преподавательница прошла мимо и я понял, что она нас заметила. Мой план сработал — Патима получила свою тройку. Хорошая девчонка, мы до сих пор с ней общаемся. Но математику она, похоже, так и не выучила.

Про колхоз и преподавателей

В институте я был одним из немногих студентов, которые жили в общаге в двухместной комнате. На каждом этаже было всего по две двухместных комнаты — это считалось  шиком. Я туда попал за заслуги в колхозе: в то время первокурсников еще до начала учебы вывозили на сельхозработы — «на картошку». Нас отправили в деревню Загорицы (Кингисеппский район) — мы, конечно, ее переименовали в «Загробицы». Меня, зная о том, что я до института окончил кулинарный техникум, поставили на кухню, кормить отряд. Я это делал хорошо, за что получил премию и место в двухместной комнате в общежитии. Там в колхозе до начала занятий я завоевал расположение своих будущих однокурсниц, потому что мужчина, умеющий хорошо готовить — тогда это была редкость. За меня даже начала разворачиваться борьба — ведь такое счастье на дороге не валяется. Разумеется, я вышел из института уже окольцованным — женился на третьем курсе, и в этом положении и пребываю до сих пор.  

Помню своего любимого преподавателя по специальности в «Холодильнике». Препод был прекрасный, но человек творческий, рассеянный, многое забывал. Однажды я над ним подшутил: он должен был принимать у нас два экзамена подряд, и это были два последних экзамена сессии. Я ему говорю:
— А давайте мы оба экзамена сдадим в один день — тогда и вы от нас поскорее отделаетесь, и каникулы у нас раньше начнутся.
— Но ведь вы не успеете все выучить!
— Мы-то выучим, лишь бы вы сами выучить успели.
Посмеялись, конечно, но он потом долго мне это припоминал.

Про театр

Моя стипендия Ученого совета была 90 рублей, обычная — 40. На мою можно было, например, свозить барышню в Москву на спектакль на поезде. В двухместном купе. И даже доставить ее обратно в Ленинград. Театр я вообще очень любил, иногда даже сваливал с лекций, чтобы успеть купить билеты. Мой институт был удачно расположен — между тремя театрами: Большим и Малым драматическими и Театром им. Ленсовета. Этот театральный треугольник был важной частью моей жизни. Тогда играли блестящие актеры: Евгений Лебедев, Владислав Стржельчик, Ефим Копелян, Владимир Осипчук, Валентина Коваль, сам Георгий Товстоногов... Я еще застал товстоноговскую «Историю лошади» с Евгением Лебедевым — ох, как гремел этот спектакль!

Помню, как перед гастролями каких-то модных премьер я ночами сидел в очередях на ящиках под БДТ, чтобы утром, как только откроется касса, купить билет. Во время одних таких посиделок я даже в документальный фильм попал. А однажды я встретил Алису Бруновну Фрейндлих: я бежал из института к БДТ, чтобы сменить друга, который ночь просидел у театра, а она живет рядом у Пяти углов и как раз шла на последнюю утреннюю репетицию той самой премьеры, билеты на которую мы караулили. Я помог ей донести какой-то пакет, и мы всю дорогу беседовали о спектакле.

О преподавании

Сейчас я сам преподаю, в Высшей школе биотехнологии и пищевых технологий. Я не понимаю преподавателей, которые требуют от студентов ходить на все лекции и так ревностно к этому относятся. Ну какая разница, ходят на твои пары или нет? Если ты нормальный препод, то читай так, чтобы студенту было интересно. Зачем я буду вредничать и мотать им нервы? Пришел на экзамен, знаешь, как меня зовут — молодец, давай зачетку. Это же тебе надо, а не мне. Но на мои лекции ходят — и студенты других курсов, и даже преподаватели с других факультетов — потому что им интересно. А студентов, которые хотят чего-то добиться в жизни, я беру на заметку — например, отправлю на практику в хороший ресторан. Один мальчик закончил кулинарное ПТУ и сам ко мне пришел — сказал: «Вы, может, меня сейчас прогоните, но я хочу у вас учиться». Я его послушал, понял, что парень толковый, и взял к себе учиться. Поначалу задаром, но через неделю я начал платить ему деньги — больно хорошо работал, зараза. Еще через неделю он поступил на вечерний факультет в мою альма-матер, Институт холода и биотехнологий. Теперь этот мальчик — доктор наук, таким людям хочется помогать.

 

Следите за нашими новостями в Telegram
Люди:
Илья Лазерсон
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: