Игорь Гришечкин: «Поход в ресторан должен быть как визит в кинотеатр»

ОТКРЫТЬ СПИСОК ВСЕХ НОМИНАНТОВ

шеф года

Певец ладожского судака и волосовского щавеля сделал ресторан Матильды и Сергея Шнуровых «КоКоКо» меккой для приезжих гурманов. Каждое из десятка сет-меню, выданных Гришечкиным за год, претендует на статус национального достояния, что неудивительно. Например, его «Балтийский берег» — это композиция с галькой из орехов и янтарем из меда. Популяризатор локальных продуктов добивается успеха за счет изощренных технологий, поэтичной легенды для каждого блюда и фантазийной подачи.

Поход в ресторан должен быть как визит в кинотеатр — нужно испытать то, чего не случится у тебя дома. Как и у фильмов, у каждого блюда в нашем меню есть история, образ, ассоциации, идеологический замысел и, главное, гастрономический сюжет. Они у меня всегда — из вкусовой памяти о еде детства и юности. Например, есть такой образ- воспоминание — разогретые на костре консервы «Завтрак туриста». По его мотивам мы готовим мотивам тартар из подкопченой говядины с перловкой, формуя его кольцом из жестяной консервной банки. Новая русская кухня нашего ресторана сделана только из локальных продуктов, а меню меняется вслед за графиком появления даров природы.

Собственно кинематограф, упомянутый выше как метафора, мне тоже не чужд. Я люблю кино в духе «Безумного Макса. Дорога ярости» — двухчасовой экшн с гонками нон-стоп. Очень жду новый эпизод «Звездных войн», «Чужого» режиссера Нила Бломкампа и продолжения сериала «Твин Пикс». Первый сезон этого телешоу — первое кино, которое меня всерьез захватило. Полный метр Линча, впрочем, как и Ларса фон Триера, мне близок только из их раннего, не слишком замороченного, творчества: их поздний угрюмый арт-хаус мне не очень импонирует. Все-таки кино должно быть жизнеутверждающим.

Самое важное из моих внерабочих интересов, после семьи — буддизм. Он привлекает меня не в качестве религии, а как философия, которая многое объясняет — не на манер слепой веры, а рационально. Например, в этом учении говорится, что человеческая жизнь — лишь маленький отрезок на бесконечном пути души, что любое целое — часть еще большего целого, что ничего конечного, последнего нет. А теперь подумайте: долгое время считалось, что самая маленькая существующая частица — атом. Потом — что это электроны. А теперь обнаружили, что есть еще меньше — бозон Хиггза. Разумеется, найдут и следующую самую меньшую — как утверждают буддисты, у любого момента будет предшествующий ему, ничто не может родиться из ниоткуда. У буддизма, на самом деле, очень практичная, обывательская польза — ты учишься раскрывать свой потенциал, испытывать радость, а не негативные эмоции. К этой «науке о сознании» меня приобщила жена после того, как попала на лекции посланника Далай-ламы в России Тхубтена Самдупа. Я теперь тоже хожу на них, до рождения дочки мы ездили в буддийский лагерь-ретрит на озере Байкал — прочистить голову.

Мне вообще близок досуг, предполагающий уединение — походы, горы, палатки, чтобы без телефонов, наедине с собой. В студенческие годы я профессионально занимался горным туризмом и альпинизмом. ЗОЖ для меня — не проблема: катаюсь на роликах, езжу на велопрогулки. Приобщившись к буддизму, мы с женой полностью отказались от курения и выпивки — не то, чтобы я раньше увлекался, но Россия, по-моему мнению, очень страдает от алкоголя.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также