Реформа РАН. Сергей Иванов

Реформа РАН: Оглавление

Уже в ближайшем будущем Российскую академию наук, возможно, ожидают серьезные потрясения. «Собака.ru» выясняет, что обо всем этом думают сами ученые — от молодых и талантливых до маститых и знаменитых.

Сергей Валентинович Иванов

Старший научный сотрудник Института лингвистических исследований РАН, в 2013 году стал лауреатом премии имени Е. Р. Дашковой правительства Петербурга за серию статей по истории эсхатологических и апокрифических средневековых текстов.

Ваше мнение о происходящем?

Лично я не питаю никаких иллюзий и думаю, что законопроект будет принят, так как у Академии не оказалось ресурсов, чтобы противостоять мощному лобби, — и это уже показательно для современного состояния РАН. Но составители этого документа исходят из неверных посылок: они говорят о неуклонном снижении качества научной работы, количества публикаций в рейтинговых зарубежных журналах, старении научных работников. Могу сказать, что в нашем институте трудится большое число замечательных ученых, которые регулярно выпускают статьи в лучших профильных журналах и публикуют монографии как в российских, так и в зарубежных издательствах. Количество молодежи у нас постоянно увеличивается. За последнее время наладился механизм выделения научных грантов, и я, честно говоря, с оптимизмом смотрел в будущее. А теперь, на основании неверных и перевранных данных, пытаются доказать, что эффективность науки снижается.

Чем это обернется?

Предложенная реформа Академии никак не решает декларируемые задачи. Странно видеть, что предлагается ввести ряд дополнительных промежуточных бюрократических инстанций с неочевидными функциями, — мне непонятно, как умножение ведомств согласуется с заявленной целью повышения эффективности. Уже сейчас можно предположить два очевидных следствия: закон приведет к дальнейшей бюрократизации управления наукой и, соответственно, к снижению качества научных исследований. Снизится приток молодых кадров и увеличится отток молодежи за границу или в другие сферы деятельности — Академия будет стареть ускоренными темпами. Все это может значить одно из двух: либо законопроект не продуман, либо некоторые сюрпризы припасены на потом. Или его составители профнепригодны, или они имеют цели отличные от декларируемых. По слухам, все это делается в том числе для того, чтобы сместить центр научной деятельности из «устаревшей и неэффективной» Академии в «прогрессивные и успешные» вузы. Я ничего не имею против развития университетской науки, более того, в моем понимании наиболее успешной моделью научной организации является как раз модель отечественной науки середины — конца XIX века, когда Академия действительно играла роль некоего клуба ученых, членами которого становились самые выдающиеся деятели, а сама наука, по сути, была сосредоточена при университетах. Но в нашей ситуации молодой преподаватель настолько загружен работой, что для научной деятельности ему банально не остается ни времени, ни сил. Таким образом, перемещение науки из Академии в вузы может сработать лишь при условии укрепления научной базы в университетах и освобождения преподавателей от избыточной нагрузки. На данный момент институты РАН остаются единственным инкубатором, в котором молодые ученые при настойчивости и самоограничении имеют шансы на успешный научный и карьерный рост. Более того, разрыв между академической и университетской наукой сознательно преувеличивается. Естественно, большинство сотрудников институтов РАН преподают в вузах, другое дело, что они там работают на доли ставки, чтобы оставлять время для собственно научной деятельности.

Что делать?

Если говорить о моем личном видении возможной реформы, то у меня два главных требования: полная финансовая прозрачность структур РАН с публикацией ежегодных отчетов в открытом доступе и развитие программы стажировок молодых ученых в зарубежных научных центрах. Тесное взаимодействие с университетскими центрами и так уже есть, просто оно почему-то не замечается авторами реформ.

 

Фото: Денис Гуляев

sobaka,
Комментарии

Наши проекты