• Мода
  • Вещи
Вещи

Мэган Виртанен о том, почему между понятиями «жертва моды» и «жертва насилия» нет разницы

Поделиться:

 

После показа Рафа Симонса для Calvin Klein с множеством отсылок к творчеству Хичкока, историк моды Мэган Виртанен написала колонку о том, как индустрия поднимает проблемы домашнего насилия и культивирует издевательство над женским телом посильнее любого фильма ужасов.

The Blonds, 2013 год

Rodarte, 2008 год

The Blonds, 2013 год

Кадр из фильма «Сияние», 1980 год

Coach, 2014 год

Daisy, 2017 год

«Это не модный показ, а фильм ужасов какой-то» — иногда подобная фраза является всего лишь констатацией факта, не будучи негативной оценкой. Раф Симонс вдохновился творениями Хичкока, и в этом он не одинок — достаточно вспомнить созданную под влиянием японского хоррора коллекцию Rodarte 2008 года, творения The Blonds в 2013 по мотивам хичкоковского же «Психо», копию свитера из «Сияния» у Coach в 2014, или тот факт, что дизайнеры Daisy сделали источником вдохновения для коллекции 2017 года героинь фильмов ужасов.

Рекламная кампания Marc Jacobs, 2014 год

Джан Паоло Барбьери. Кристиана Штайднтен, Французский Vogue, Сейшельские острова, 1975 год

Рекламная кампания Jimmy Choo, 2006 год

Фотосессия журнала W, 2007 год

Фотосессия Vogue Italia, 2014 год

Фотосессия Vogue Italia, 2014 год


Мода — это фантазия или даже сказка, а они бывают и страшные

Модная фотография тоже не обходит тему хоррора стороной. Любуясь в «Эрарте» вдохновленной «Птицами» Хичкока работой Джана Паоло Барбьери, можно вспомнить наделавшие шума рекламные кампании Джимми Чу в 2006 и Марка Джейкобса в 2014 году, или же странные кадры из модной съёмки W Magazine в 2007-м, больше напоминающие фотографии из полицейского отчёта. Иногда подобные истории делают из самых лучших побуждений (или, по крайней мере, так утверждают): съёмка Стивена Майзела для итальянского Vogue в 2014-м была, как заявляла редакция, призвана привлечь внимание к теме домашнего насилия. Впрочем, какими бы благими ни были намерения, трудно не провести параллели с откровенно скандальной публикацией журнала Vice в 2013-м, где страшная судьба нескольких известных женщин-писательниц стала основой для рекламы колготок. Несмотря на все достижения цивилизации, в нашей культуре насилие над женским телом отлично фетишизируется, стилизуется и продаётся. Про то, что «красота — это боль», и какая именно боль, вам подробно расскажут у модного косметолога.

Показ Calvin Klein, сентябрь 2017 года

Показ Calvin Klein, сентябрь 2017 года

Показ Calvin Klein, сентябрь 2017 года

Показ Calvin Klein, сентябрь 2017 года

Искусство стиля и деталей — так можно сказать и о моде, и о кинематографе. Большую часть 20 века на мировую моду всё же влияли, в первую очередь, исторические картины, популярные комедии или культовые драмы, в то время как жанру фильма ужасов оставалось только довольствоваться созданием собственного уникального стиля, не влияющего на мировую моду, или же одевать героев в уже ставшую модной одежду, как это было с непременно элегантными хичкоковскими экранными блондинками. И всё же точек соприкосновения хоррора и моды оказалось намного больше, чем кажется на первый взгляд. Как желание испытать страх и изжить ужас через персонификацию зла является частью коллективного бессознательного, так и модный тренд, подхваченный миллионами, становится отражением внутренних психологических ожиданий общества, какими бы они ни были. И мода, и хоррор одержимы идеей юности, и часто адресованы одной и той же возрастной группе. Пик популярности фильмов ужасов часто приходится на периоды в истории, когда люди ищут и не могут найти опору — и очень часто в то же самое время равным по популярности жанром становятся лёгкие комедии о модной индустрии.

 

 

К началу 21 века эти точки соприкосновения стали столь явными, что формат «два-в-одном» напрашивался сам по себе. Рекламные ролики Fendi в 2013 году и Стеллы МакКартни в 2016-м эксплуатировали узнаваемую эстетику. В том же 2016 году в фильме «Неоновый демон» Николаса Виндинга Рефна жанры наконец слились в экстазе — хотя надо отметить, что принципиально новой идея всё же не была, поскольку образ модели-жертвы встречался и в более ранних образцах хоррора. Стоит ли удивляться этому тренду? Вряд ли. В конце концов, мода — это фантазия или даже сказка, а они бывают и страшные.

Следите за нашими новостями в Telegram
Рубрика:
Колонка Мэган Виртанен
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: