Интерьер. Мастерская Ларисы Погорецкой

В этом месяце модный дом Larissa Pogoretskaya отмечает двадцатилетие. Почти все эти годы его местом силы была мастерская в мансарде на Английском проспекте. 

Лариса Погорецкая с мужем Анатолием Бисинбаевым и дочкой Александрой Погорецкой

Это место всегда притягивало творческих личностей. В разное время здесь жили Петр Чайковский, Анна Павлова, Николай Черкасов, Матвей Манизер, и сегодня среди соседей Погорецкой преимущественно реставраторы и музыканты. Когда-то доходный дом золотопромышленника и гласного городской думы Петра Кольцова выделялся среди окружающей застройки причудливой красотой. За стены, облицованные природным камнем и огромным майоликовым панно по эскизам Врубеля, и феникса с двухметровыми крыльями на эркере в народе здание прозвали «дом-сказка». Сказка закончилась во время войны: в 1942 году в одной из квартир вспыхнул пожар, уничтоживший большую часть строения, на месте которого потом был воздвигнут новый дом в сталинском стиле.

Картину «Сны Ларисы» (на фото справа) подарил Погорецкой на день рождения художник Саша Герасимов

Можно сказать, что мансарда нашла Погорецкую сама: ее в 1996 году выделил под мастерскую Союз художников, в котором состояли и Лариса, и ее муж, фотограф Анатолий Бисинбаев, оба окончившие легендарную «Муху». Переступив порог, они поняли, что о большем нельзя и мечтать. Огромное пространство было залито солнечным светом, высокие потолки поддерживались деревянными балками, напоминавшими о французских шато. И самое главное, они всегда мечтали о мансарде. Художников не смутило ни плачевное состояние помещения, ни количество сил и денег, которые предстояло вложить в ремонт: в мансарде, которую на тот момент было корректнее называть чердаком, не было ни одного застекленного окна, ни одной двери, полы проваливались, с потолков свисала рваная дранка. На то, чтобы придать приемлемый вид хотя бы паре помещений, фотостудии и примерочной, ушло три года.

На фотографии Анатолия Бисинбаева часы без стрелок — это символ вечности и вместе с тем скоротечности красоты

Постепенно и спонтанно складывался интерьер мастерской: причудливая мебель, собранная на блошиных рынках от Портобелло до индийского фли-маркета, служила декорациями для фотосессий Анатолия. Например, на фоне старинных индийских двустворчатых дверей он снимал моделей и Фаруха Рузиматова с Ирмой Ниорадзе. В мастерской много фотографий Бисинбаева, и по-другому быть не могло: он один из пионеров отечественной фэшн-фотографии, в профессии с 1980 года, член Федерации европейских профессиональных фотографов, президент Гильдии рекламных фотографов России. Две визуальные доминанты гостиной — это его известная работа «Ангелы» и огромное панно с сидящими в позе лотоса балийцами. Развешанные по стенам шляпы, венецианские маски и золотые крылья из пальмовых ветвей и лавровых листьев участвовали в показах Ларисы. Картины подарили друзья-художники Глеб Богомолов, Саша Герасимов и Андрей Белле, а музыкальные инструменты хозяева привезли из разных стран. Лариса и Анатолий признаются, что покупают и приносят домой все причудливые вещи, которые им нравятся: «Что-то потом уходит, что-то остается. Возможно, все это несколько перегружает интерьер, но нам нравится: мы живем здесь как в театре». Однажды кто-то из друзей привел в гости французских журналистов, которые сфотографировали мастерскую, а потом Погорецкие обнаружили, что их мансарда попала в книгу Maisons de la Baltique — о лучших интерьерах стран Балтии.

Даже в санузле нашлось место безделушкам с блошиных рынков

О дружеских вечеринках, которые проходят в мастерской Погорецкой, впору слагать легенды. Здесь Ксения Раппопорт раскрылась как прекрасная танцовщица, а Илона Маркарова — как певица, Лера Гехнер поет а капелла, Полина Осетинская играет на стареньком «Красном Октябре». Лариса обожает танцы, и ее гости легко и зажигательно исполняют то сальсу, то танго, то фламенко, а то и ирландские танцы «стенка на стенку». Тематические вечеринки хозяева, как правило, приурочивают к возвращению из путешествий — все приходят в этнических костюмах, пьют национальные коктейли и, конечно, танцуют национальные танцы. На кубинской вечеринке оказалось пятеро гостей с Острова свободы, в том числе известный перкуссионист Йоэль Гонсалес. Размах веселья их немало удивил, и они сказали, что раньше видели такое только у себя на родине.

Лариса и Александра Погорецкие готовятся к показу

Александра Погорецкая, дочь Ларисы и Анатолия, появилась на свет, когда ее мама училась на первом курсе. Детство проходило сначала под мольбертом (чтобы занять малышку, родители давали ей куски холста и краски), потом за кулисами показов и в творческой атмосфере мастерской. Едва начав говорить, она уверенно заявила родителям, что, когда вырастет, станет художником, что и было исполнено: Саша поступила в «Муху» и защитила диплом как художник по тканям. С пятого курса она работает ассистентом дизайнера в модном доме Larissa Pogoretskaya. Теперь все коллекции они создают с Ларисой вместе: «С приходом Саши на работу в дом его стиль не сильно изменился, все-таки у нас с ней одна школа».

Петербург, графичный серо-черный город, требует, по мнению Погорецкой, сдержанного стиля. Яркие оттенки тут неуместны, максимум белый и пастель летом: «Цвет неба и архитектура диктуют черно-белую или серебристо-перламутровую гамму, и мы невольно пытаемся вписать костюм в нее. К тому же она лучше сочетается с бледными лицами петербуржцев. Если бы я была мулаткой и жила на Гавайях или Кубе, наверняка носила бы и сочиняла другие вещи». Если учесть страсть Ларисы к сальсе и Гаване, возможно, когда-нибудь так и будет.

Текст: Виктория Пятыгина
Фото: Юрий Молодковец

sobaka,
Комментарии

Наши проекты