Ювелиры. Мария Серова

Ювелиры нового поколения выступают как диджеи: ремикшируют классические формы и сводят золото и бриллианты с с деревом, оловом и эпоксидной смолои.

Мария Серова

ВСЛЕД ЗА ФАУСТОМ ОСНОВАТЕЛЬНИЦА БРЕНДА MARIA SEROVA РЕШИЛА ОСТАНОВИТЬ МГНОВЕНИЕ, ВЕДЬ ОНО ПРЕКРАСНО. ЕЕ УКРАШЕНИЯ - ЦВЕТЫ И ТРАВЫ, НЕЖНО ЗАЛИТЫЕ ЭПОКСИДНОЙ СМОЛОЙ.

Идея о бренде родилась из давней страсти к маленьким и красивым вещам. В детстве это были кусочки разноцветной смальты, разбросанные по мозаичному двору за зданием Академии художеств. Заросший дворик, покосившиеся стены здания, низкие окна, откуда мешками косившиеся стены здания, низкие окна, откуда мешками выбрасывали ненужные осколки мозаики, — вся земля была усыпана ими. Чудесное действо — выкапывать эти сокровища. Дома я выкладывала из них жар-птиц, а запчасти хранились в детском ведерке. Мне было три года.

Когда мне исполнилось двадцать и у меня появился ребенок, понадобилась работа. Полученное образование подразумевало живопись, но громоздкость этого дела, требующего полной отдачи сил, мыслей и чувств, поставила большой знак вопроса. А поскольку я всегда любила живопись в деле — моду, цвета, ткани и фактуры, то решила придумать к этому небольшое, но важное дополнение. Так вместе с ребенком у меня родился еще и бренд.

Но я не знала, с чего начать. Скупала тоннами фурнитуру, экспериментировала. Как-то попробовала залить растения эпоксидной смолой. И поняла: бросаю все и занимаюсь только этим. Почувствовала глубинную силу идеи — показать, насколько единая природа у человеческого лица и мхов, тончайших былинок, как они гармоничны вместе. Пожалуй, мое самое значительное достижение на данный момент — «Модный приговор», в котором Александр Васильев сидел в моей брошке. Правда, она нещадно бликовала, все-таки это камерная вещь для пристального рассматривания, а не для телесъемок. А из внутренних достижений — я научилась лучше чувствовать людей и понимать, что им пойдет. Бывает, я делаю вещь для незнакомого человека, а потом он приходит, надевает, и я вижу, что заиграли глаза, побежали перекликающиеся искры цвета, забурлила жизнь. Наблюдать это — большое счастье.

  • Лукбук Naturepiece, осень-зима 2012/2013
  • Лукбук Naturepiece, осень-зима 2012/2013
  • Серьги, швензы — серебро
  • Серьги, бронза

Идея марки в том, чтобы украшения были не просто эстетическим удовольствием, но несли философскую нагрузку, пробуждали противоречивые чувства. Недолговечность бытия и его красота — та нота, которую я проношу через все изделия. Мгновение, остановленное в уснувших цветах, — отражение каждой судьбы. Мне важна эта нота трагизма. Есть такое высказывание писателя Олега Павлова: «Человеческое бытие изначально трагично перед образом смерти, и поэтому есть нечто бесчеловечное в самом таланте, который не несет на себе трагического, если хотите, высокого отпечатка». Оно как нельзя лучше иллюстрирует все то, что я хочу донести. Мужество цвести и улыбаться перед лицом неизвестности.

Сейчас мы с дизайнером одежды Tali Langren планируем показ в «Тайге». Коллекция называется «Оригами»: ломкость, прозрачность, калейдоскоп, близнецы, зеркало. Я вношу свой цветочный вклад в аксессуары. Мы хотим совместить показ с выставкой фотографий Маши Павловой и Миши Павловского и живой скрипичной музыкой. Я верю в магическую сущность всего. Каждый предмет заряжен, нужно только почувствовать. А камни вообще удивительны. Тысячелетия лежать и молча наблюдать процессы вокруг: как тебя тащат ледники, обтачивают волны, полируют ветра, как все течет и изменяется. У меня все камни любимые, особенно питерские: гранитные набережные, выложенные булыжником мостовые.

Лена,
Комментарии

Наши проекты