• Развлечения
  • Театр
Театр

Иван Васильев: «Морфия я в глаза не видел!»

Поделиться:

Совсем недавно артист, визитной карточкой которого стала партия летающего по сцене революционера Филиппа из балета «Пламя Парижа», решил сделать резкий разворот и начал ставить сам. За год он стремительно прошел дистанцию от первых проб пера до вечера из трех одноактных балетов для Михайловского театра.

Если бы для сочинения художественных произведений авторам приходилось самим переживать все то, что в них происходит, все писатели-детективщики давно сидели бы в тюрьмах, причем большинство из них — с пожизненными сроками. Воображение важнее памяти, и тем не менее при слове «Морфий» на афише балетоманы как-то вздрагивают и начинают потихоньку интересоваться, пробовал ли сам Васильев запрещенные вещества. Танцовщик, вот уже год, со дня показа в Петербурге на фестивале Dance Open первой миниатюры «Ундервуд», осваивающий профессию хореографа, хохочет: «Мои балеты не имеют ничего общего с личным опытом. Морфия я, например, в глаза не видел». Видел его и пробовал, как известно, Михаил Булгаков: именно его историю Васильев превращает в танец, выбрав в соучастники Густава Малера («Я взял отрывки из симфонии, но подробно об этом рассказывать не хочу — сами все увидите»).

Собственная история Ивана Васильева ярче и концентрированнее многих выдуманных сюжетов. Одиннадцать лет назад — победа на московском балетном конкурсе, первые восторженные вопли партера, что теперь уже стали привычными. Иван в это время — еще школьник из белорусского хореографического училища, но тогдашний гендиректор Большого театра так впечатлен рецензиями прессы, что обещает подумать о переводе «ребенка» в московскую академию. Раздумья так и остаются раздумьями — а ребенок, продолжая учиться в Минске, в возрасте семнадцати лет дебютирует там в главной роли в «Дон Кихоте», поражая зрителей трюками масштаба международной звезды и недетским флиртом с млеющими от него «подружками Китри». Московский Большой театр становится неизбежной ступенькой в карьере — юный премьер вытряхивает пыль из партии Спартака и рвется на штурм королевского дворца в «Пламени Парижа». Многие жили бы этим до пенсии, но Васильев хочет большего.

Хочет не только героических ролей, что будто на него — мускулистого крепкого парня — скроены и сшиты. Но ролей тех принцев и героев, что от веку считались привилегией истонченных эльфов. В борьбе за свое право вливать в меланхолическую классику яростную энергию страдания Васильев уходит из Большого — и с тех пор, появляясь в театрах от Милана до Новосибирска, трудовую книжку держит в Михайловском, где регулярно танцует.

Первый одноактный балет, год назад сделанный Иваном после проб-миниатюр и показанный в Москве, — «Болеро» Равеля. Его герой вырывается из рутины большого города, и не только вырывается сам — но выталкивает других, заставляя взглянуть на жизнь свободнее. То, что, собственно, произошло с несколькими артистами Большого после ухода Васильева: они вдруг оглянулись по сторонам и нашли другие труппы, где смогли осуществить себя более полно. Это «Болеро» Васильев тоже покажет теперь в Петербурге. Так все-таки есть личный опыт в основе его сочинений или нет?

Хореограф Васильев — не диктатор. «Мне важно, чтобы артисты поняли мое мышление, мою историю. Но на репетициях я не настаиваю на том, чтобы они делали все точь-в-точь как я придумал. Если кто-то из них предложит что-то интересное — я с удовольствием этим воспользуюсь».

«„Слепая связь” — это история про людей, которые уткнулись в свои телефоны и планшеты; их жизнь проходит только там, — говорит Васильев — Нет, я в гаджетах мало что понимаю — ну, почту проверяю, и все». Так что третий балет программы — тоже плод наблюдения и фантазии, а не переживания. Занятно, что при этом в «Морфии» и «Слепой связи» Иван главные роли собирается исполнять сам, а в «Болеро» его вовсе не будет на сцене. Личный опыт отдыхает, вся власть воображению.

 

Михайловский театр, 14 июня «Одноактные балеты Ивана Васильева»

 

 

Текст: Анна Гордеева
Фото: Алексей костромин, Сергей Мисенко

Стиль: Роман Кянджалиев

На Иване: куртка и джинсы Dsquared2, обувь Antonio Maurizi (все — ДЛТ)

Следите за нашими новостями в Telegram
Люди:
Иван Васильев
Ваш город
Санкт-Петербург?
Выберите проект: