• Развлечения
  • Театр

Как режиссер Кирилл Люкевич придумал спектакль-прогулку с граффитистом по заброшкам и гаражам — и получил за него «Золотую маску»!

27-летний режиссер Кирилл Люкевич ставит спектакли во всех жанрах, кроме скучного: от прогулок с граффити-художником по заброшкам и гаражам («4elovekvmaske» — лауреат «Золотой маски»!) до концерта с песнями Цоя «Апрель» и судебного процедурала «Крайм» с онлайн-голосованием зрителей-присяжных.

Ты часто работаешь в формате сайт-специфик. Как относишься к тому, что его называют «нетеатром»?

Да какая, в принципе, разница?! На стикере нашей постановки «4elovekvmaske» указано «спектакль-экскурсия». Мы сделали так потому, что прекрасно понимаем: есть люди, любящие театр, а есть те, кто ходил туда только в детстве или не был там вообще. Чтобы никого не пугать словами «сайт-специфик», постановка называется просто и понятно — экскурсией. Хотя, по сути, это больше, чем просто организованный тематический показ. Но человек, рассчитывающий на экскурсионность, все равно ее дозированно получит. Лично я не вижу разницы между спектаклями в сценической коробке и нашим. Глобально и то, и то — театр: сегодня театр — это широкое понятие с некоторым набором инструментов. И чем их больше, тем активнее стоит их использовать. Я вообще за синтетический театр, где возможно все. Ну правда, зачем себя ограничивать? Вот в БДТ сделали несколько спектаклей в Minecraft, допустим. Это все маленькие шаги к расширению театра, что идут ему только на пользу. И необходимо продолжать искать.

Тебе интересен классический театр, где есть иерархия, регламент и ритуальные действия зрителей вроде аплодисментов?

Мне в этом смысле близок язык театра кукол: актеры и режиссер создают целую вселенную, существующую по своим законам — как, например, сделал Алексей Лелявский в камерном «Ване» театра Karlsson Haus. В большом формате такие спектакли, разумеется, тоже есть. Хорошие примеры — «Земля» Максима Диденко и «Ворон» Николая Рощина. Это то, каким театр должен быть, и не важно — в здании он или на улице. Режиссер тщательно продумывает и выстраивает универсум своей постановки, устанавливает свои правила — тогда она целиком захватывает и зрителя. В «4elovekvmaske» это мир граффити, созданный на основе реальных историй актера Никиты Касьяненко — он играет в спектакле главную роль. Никита более чем в теме — как райтер рисует на заброшках с 13 лет (а сейчас ему 22).

Ваш с Никитой сайт-специфик спектакль «4elovekvmaske» стал одним из главных открытий театрального сезона. Что было толчком к нему?

Наверное, спектакль-променад по текстам Хармса и обэриутов «Маршрут “Старухи”» нашего преподавателя в РГИСИ Константина Учителя. Как-то мы прогулялись с ним по Питеру, и Константин буквально на пальцах объяснил законы сайт-специфика. Допустим, идешь и видишь надпись нецензурную, но внимания уже никакого на нее не обращаешь: она давно «вросла» в городской пейзаж. Но благодаря театральному внедрению в пространство ты сосредотачиваешься на определенных элементах — ничего не трогая и не ломая, начинаешь замечать то, что пропускал раньше.

Происходит разрыв шаблона?

Да, именно. У нас же есть Петербург Хармса, Достоевского, Пушкина, Гоголя — и ничего туда особо привносить не надо. Следует только распорядиться акцентами, которые уже есть у города. Скажем, напротив хармсовского дома стоит телефонная будка. Если повесить туда авоську с сардельками, случится сбой системы и автоматизма.

А в «4elovekvmaske» каким образом вы переворачиваете картину мира зрителей?

В нашем спектакле мы идем через заброшки в промзоне Витебского вокзала, Обводного канала, Лиговского проспекта, куда добровольно и в одиночку вряд ли отправишься. Особенно вечером, не говоря уже про ночь. Все, что происходит на пути из стартовой точки в финальную, случается здесь и сейчас. Все интервенции извне (можно встретить полицию, чоповцев, необычных прохожих) не подстроены, а проводником в этот мир становится граффитист Касьян — Никита. Актерски это очень сложная работа, потому что, хотя есть пьеса, по которой Никита идет, ему часто приходится импровизировать. Мы, кстати, потратили время, чтобы найти нужные интонации — когда начинаешь играть, как на сцене, а пространство вокруг бытовое, сразу становишься ненастоящим.

В театральной коробке «4elovekvmaske» мог бы состояться?

Да, мы могли бы восстановить пространство и атмосферу. Есть даже способы рисовать краской без запаха, но только зачем. Вся суть — в улице. Отсюда и возник сайт-специфик. Когда скомпоновали материал, стало понятно: граффити следует рисовать именно в финале спектакля. Это всегда неизгладимое впечатление производит: зритель на все это смотрел, слушал — и вот ему дают попробовать сделать то же самое.

Да, это вызывает детский восторг — и у более чем насмотренных профессиональных критиков в том числе. Так и случилась ваша с Никитой «Золотая маска» в категории «Эксперимент». У тебя есть ответ: в чем причина успеха «4elovekvmaske»?

Мне на этапе премьеры стало понятно: спектакль вышел отличный. Потому что он о том, о чем и должен быть театр, — о личном. Через истории Никиты ты рефлексируешь, сопоставляя их с собой. Театр это же про человеческое. А тут на все сто процентов настоящее — с тобой делятся подлинными чувствами, эмоциями и переживаниями, тем самым подтаскивают тебя к себе. За каждой ситуацией Никиты ты вспоминаешь свою, пусть и менее острую, и сопереживаешь. Но самое прикольное для меня — когда зрители после спектакля включаются в нашу игру: начинают внимательнее относиться к пространству вокруг себя, даже если это и просто, например, замечать граффити на улицах города.


Кирилл дебютировал 7 лет назад, придумав театр «НеМы», в котором поставил 6 спектаклей. Работал ассистентом Виктора Рыжакова на «Оптимистической трагедии» в Александринском театре. В театре «ЦЕХъ» идет его спектакль про Цоя «Апрель», в «Субботе» — постановка про аниме, игры и косплей «Сталлоне любовь корова», на Новой сцене Александринки — судебный процедурал с онлайн-голосованием зрителей «Крайм», а в McDonald’s сайт-специфичный аудиоперфоманс для подкаста «Театр быта».

По городу любит перемещаться на скейте.

Текст: Наталия Эфендиева

Фото: Виктория Назаров

Свет: Дмитрий Суворов, Skypoint

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты